Текст:Константин Крылов, Сергей Нестерович:Об одном новом источнике средств для бюджета

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к навигации Перейти к поиску

Об одном новом источнике средств для бюджета

К вопросу о продаже Родины


Автор:
Константин Крылов, Сергей Нестерович




Дата публикации:
21 ноября 2002






Предмет:
Реклама


В очередной раз говоря о том, что российские деньги — это «просто резаная бумага», мы почему-то забываем о том, что некоторую ценность представляют из себя и резаная бумага. Деньги, как физические объекты — кусочки бумаги или металлические кружочки — имеют вполне конкретную рыночную стоимость. И она определяется не только содержащимися в них материалом.

Деньги представляют из себя крайне эффективное и массовое рекламное пространство. Этот факт, естественно, можно успешно использовать в целях зарабатывания все тех же денег. На рублевой купюре достаточно места, чтобы напечатать на ней логотип «Кока-Колы», рекламу салона красоты, или броский слоган. Идеальным вариантом было бы использование для этих целей оборотной стороны купюры, в то время как лицевая по-прежнему играла бы роль «уникального идентификатора» и содержала бы все необходимое для однозначного распознавания номинала. Таким образом, 50 % полезной площади денежного знака можно было бы продать рекламодателям. Доходы от этой операции шли бы непосредственно в казну государства.

Разумеется, подобный способ заработка может показаться сомнительным. Прежде всего, у нас до сих пор сохранилось смутное ощущение того, что деньги — это нечто настолько важное и значимое, что печатать на них что-то «постороннее» в каком-то смысле кощунственно. Такое отношение к деньгам, на которых во времена оны чеканились священные символы, на худой конец профили государей — некогда было очень распространенным, но в наше время и в нашей стране им можно спокойно пренебречь. Российский рубль всегда воспринимался функционально, как распространенное средство оплаты товаров и услуг (но не тезаврации, как доллар). Если для грузин или литовцев вид собственных денежных знаков ассоциируется хотя бы с обретением так называемой «независимости», то мы не имеем даже этого сомнительного удовольствия.

С другой стороны — государство давным-давно зарабатывает, например, на почтовых марках. Да и юбилейные монеты не считает зазорным чеканить малыми тиражами. Сказавши «А», есть смысл сказать и «Б». Что касается морали, то бюджетные дыры сейчас достигли таких ужасающих размеров, что было бы просто аморальным не воспользоваться этим верным способом его пополнения.

Более серьезным возражением может стать тот факт, что ёмкость российского рекламного рынка ограничена. Это тоже не вполне верно. По сути дела, рекламный рынок сильно заужен, прежде всего из-за ценовой политики рекламных агентств и отсутствия нормальных конкурентных отношений. Государство, предоставив рекламодателям новые возможности для размещения своей информации, тем самым не посягнет на сложившийся рекламный рынок, а бросит ему мощный вызов извне, что расширит пространство выбора для рекламодателя и стимулирует конкуренцию.

Наконец, может вызвать вопрос успешность рекламы, размещенной на денежных средствах. Однако, этот параметр поддается объективной оценке, основанной на известных психологических закономерностях. Так, рекламный щит на автостраде находится в поле зрения водителя не более двух секунд, при этом водитель смотрит прежде всего на дорогу и воспринимает рекламные щиты периферийным зрением. При получении, пересчитывании или уплате денег внимание сосредоточено именно на деньгах, причем каждая бумажка находится в поле зрения не менее секунды. Если при этом учесть подсознательно позитивное отношение потенциального покупателя к деньгам как таковым (поскольку они являются одновременно и богатством, и символом богатства), то от размещенной на денежных знаках рекламы можно ожидать повышенной эффективности.

Разумеется, необходимо правильно выстроить рекламную политику. Прежде всего все сделки по рекламе должны быть открытыми для общества и производиться по единой тарифной сетке, утверждаемой компетентными органами. Не надо создавать новых компетентных органов. Вполне достаточно уже имеющихся. И ни в коем случае, мы ещё раз, повторим, ни в коем случае, не должно быть никаких особо уполномоченных государством «агентов» — порядок должен быть единым для всех. Заплатил деньги — получил деньги. В меньшем количестве, но специальные.

Чтобы максимально эфффективно использовать рекламное пространство, тарифная сетка должна привязываться сразу к нескольким параметрам — площади, занимаемой рекламным изображением, тиража выпускаемых денег, сроку действия купюр. Бессмысленно выпускать такие купюры навсегда — на них должен проставляться срок пригодности, после которого они должны уходить из оборота и обмениваться на новые. (Обмен, конечно, должен быть свободным и бессрочным). Дополнительный повышающие коэффициент должен вводиться за купюры бОльших номиналов — как за более престижные.

Каковы же будут последствия столь радикального нововведения? Понятное дело, что внесение какого бы то ни было разнообразия во внешний вид денежных знаков наводит на мысли о какой-то разнице в их ценности. На это неизбежно наложатся очевидные рекламные ходы крупных кампаний, размещающих свою рекламу на дензнаках. Например, легко себе представить, как «Кока-Кола», разворачивая очередную атаку на потребителя, прибегает к такому приему: при официальной цене банки с «Кокой», скажем, в 12.50, они торжественно объявляют, что бутылку можно получить и за десятку, если на этой десятке будет логотип кампании, и устанавливают множество автоматов, принимающих «кока-червонцы». Естественно, ценность «кока-червонца» в глазах населения несколько возрастет.

Другим, не менее очевидным приемом рекламодателей станут временные понижения цен, исчисляемых в деньгах, содержащих определенную рекламу. Это выгоднее обычной распродажи, поскольку подобный ход будет способствовать эффективным накоплениям для последующей целевой покупки. Например, фирма в октябре объявляет, что перед Новым Годом состоится большая распродажа пылесосов, причем скидки тем, кто платит рублями с рекламой фирмы, будут увеличены до 40 %. Очень многие люди, узнав об этом, в случае попадания им в руки купюр с мулинексовской рекламой, отложат эти деньги до распродажи, вместо того, чтобы потратить их сейчас на что-нибудь другое.

Однако, ничего страшного во всем этом нет. Куда большую тревогу могут вызвать попытки легального введения региональной валюты. Например, петербургские сепаратисты могут заказать некоторое количество купюр, на обороте которых будет изображен, скажем, Медный Всадник. После этого они торжественно объявят эти деньги «региональной валютой» и первым шагом к введению полноценного «ингрика».

Однако, пресечь подобные игры довольно просто. Во-первых, полноценной «региональной валютой» бумажки с Медным Всадником на обороте могут стать только в том случае, если все остальные рублевые бумажки не будут приниматься в петербургских магазинах — или будут приниматься по явно заниженному курсу. Поскольку это является нарушением федерального закона (отказ принимать законное платежное средство, имеющее хождение на территории РФ), достаточно будет несколько раз оштрафовать владельцев магазинов, чьи продавцы откажутся принимать «непетербургские» рубли.

Попытки же искусственно завысить курс «ингрика» (например, путем проведения кампании «в ингриках у нас все дешевле!» и прочие подобные ходы), не приносящие дохода, только истощат карман любителей региональной независимости.

Более того — вполне разумным было бы предоставить право регионам, имеющим поползновения к выпуску региональных «валют» сделать это вполне официально, хотя и не отменяя хождение нормального рубля. Следует установить, что курсовая разница при расчетах населения и юридических лиц с местными властями не должна превышать разницы между номинальной стоимостью денежных знаков и той, которую регион заплатил центру.

Надо сказать, что, играя на противоречиях между заявленном тождестве всех разновидностей российских денег (официальная точка зрения должна гласить, что напечатаное на обороте купюры — это всего лишь реклама, не имеющая отношения к курсу рубля) и реальных колебаниях внутривалютного курса, правительство может успешно решать некоторые деликатные проблемы, связанные с денежной эмиссией. Более того, правительственные органы сами должны активно участвовать в формировании нового сектора рекламного рынка. Было бы, например, разумно те средства, которые сейчас тратит ГНИ на свою «социальную» рекламу направить на выпуск специальных купюр, дающих льготу при уплате налога. Это позволит фактически собирать налоги авансом (купюры будут прятаться населением в чулках, выводясь, хотя и временно из оборота, что позволит производить дополнительную неинфляционную эмиссию) и сэкономит бюджетные средства, ныне прокручиваемые на голубых экранах и развешиваемые на рекламных щитах.

Российский рубль вновь начнет пользоваться спросом за рубежом — если не как платежное средство, то как коллекционный объект. Можете ли представить аукцион где-нибудь в Англии, на котором с молотка, за 500 000 долларов уходит последняя из оставшихся в обороте 50-рублевых купюр, с рекламой интернет-провайдера «Ньюком Порт»? И денег-то больших для такого не надо — ведь выпустить такие уникальные купюры тиражом всего 100 экземпляров не должно быть непосильной задачей.

Однако, не следует останавливаться. Рекламу можно размещать не только на деньгах, но и на многих других объектах, включая национальную и государственную символику. Например, следовало бы задуматься о сдаче в краткосрочную аренду российского герба, флага, гимна и проч. На российском триколоре будет хорошо смотреться реклама «Пепси», двуглавый орел может быть одет в колготки с люрексом, сжимать в лапах женские прокладки, а в клювах держать жевательную резинку «Орбит без сахара». Очень удобным и перспективным является и то обстоятельство, что текст российского гимна до сих пор не написан. Его и не нужно создавать: на музыку гимна можно положить рекламные объявления. Разумеется, подобные услуги должны стоить очень дорого; однако, экономический выигрыш может быть огромен. Если учесть, что для многих суперфирм-гигантов рекламное состязание давно уже стало основным содержанием их деятельности и даже самоцелью (как, например, для производителей шипучих газированных напитков), то вырученные суммы могут оказаться сравнимыми с государственным бюджетом страны.

Не следует думать, что подобное предложение хоть в какой-то мере является новшеством. Так, островное государство Тувалу в Тихом Океане, чей интернет-домен в силу случайных причин записывается как .tv, продало право на пользование таковым телевизионной (TV) корпорации, причем вырученная сумма денег была весьма значительна.

Этот пример вызывает к жизни ещё на одну идею: само название страны тоже может быть использовано как место для размещения рекламной информации. Опять же, следует подчеркнуть, что речь идет исключительно об официальном названии. Граждане РФ будут и дальше называть свою страну «Россией» в частных разговорах и переписке. Сохранится и термин «Российская Федерация», просто в течение известного времени (на срок аренды) к нему будет что-то добавляться (например, «WinРФ» или «РФ-Volvo»). Подобная услуга должна быть очень дорогой и предоставляться только надежным и солидным клиентам. Можно даже прогнозировать массовый энтузиазм населения страны (или, по крайней мере, сознательной его части), поскольку впервые за всю свою историю слово «Россия» будет ассоциироваться с популярным и качественным товаром.

Срок аренды должен быть разумным — не менее десяти и не более тридцати лет. Разумеется, использование логотипа «РФ» должно быть обставлено целым рядом серьезных условий, требующих тщательной юридической проработки.