Франко Фреда

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Franco Freda.jpg

Франко Джорджио Фреда (итал. Franco Giorgio Freda; 11 февраля 1941, Падуя, Италия)[1] — один из ведущих философов и интеллектуалов итальянских правых послевоенного периода, исповедующий направление, называемое иногда «аристократическим коммунизмом», «дорическим фашизмом» или «наци-маоизмом».

Этапы биографии[править]

Ещё со средней школы, Фреда страстно увлёкся политикой. Вступил в неофашистскую партию Итальянское социальное движение (MSI), возглавив её падуанскую студенческую организацию движения FUAN-Caravella.

Окончил юридический факультет Падуанского университета.

C 1962 года — сотрудник падуанского отделения Конфагрикультуры.[2] В 1963 году покинул MSI, чтобы основать традиционалистскую ультраправую «Gruppo di Ar» и одноимённое издательство «Ar» («Арийская аристократия»), много сделавшее для распространения идей традиционалистов Юлиуса Эволы и Рене Генона. «Ar» продолжает свою работу и сегодня.

В 1960-е годы Фреда — теоретик группы и официальный адвокат Ordine Nuovo (Новый Порядок), широко использует судебную трибуну для изложения своих теорий.[2]

Постоянно проживает в Ферраре у Клаудио Орси, племянника Итало Бальбо, одного из высших руководителей фашистского государства при Муссолини (Орси организовал итальянское отделение крайне правой организации «Молодая Европа»).[2]

В 1969 году Франко Фреда публикует одну из важнейших для развития правой мысли работ — «Дезинтеграция системы», в которой предложил стратегический альянс с «красными» с целью разрушения буржуазного строя.

В 1971 году Фреда вместе с соратниками Джованни Вентура и Пино Раути был обвинён левыми организациями в организации взрыва бомбы на Миланском вокзале и взрыва на Пьяцца Фонтана. 3 марта 1972 года всем троим были предъявлены обвинения. Судебный процесс растянулся во времени. 4 октября 1978 года полиция обнаружила, что Фреда исчез из квартиры в Ферраре, 23 февраля 1979 года он был признан виновным во взрыве Пьяцца Фонтана и приговорён к пожизненному заключению.

23 августа 1979 Фреда был арестован в Коста-Рике и экстрадирован в Италию, где состоялся ещё ряд судов. 20 марта 1981 Фреда был приговорён к 15 годам лишения свободы за «подрывную ассоциацию», при этом пожизненный приговор за взрыв Пьяцца Фонтана был отменён 1 августа 1985 года из-за отсутствия доказательств. В 1987 году Фреда был полностью оправдан Верховным кассационным судом за отсутствием доказательств.

В 1990 году для борьбы с мультикультурализмом и глобализмом Франко Фреда создал Fronte Nazionale (Национальный фронт),[3] запрещённый в 2000 году итальянскими властями на основании закона Mancino, в последнее время Фреда издаёт журнал Л’Антибанкор, об экономических и финансовых исследованиях.

Проживает со своей женой в Авеллино,[4] родном городе его отца, управляет редакцией и книжным магазином «Ar».

Деятельность[править]

Арийская Аристократия[править]

В 1963 году Франко Фреда вместе с редактором неонацистского журнала Reazione Джованни Вентурой и сторожем Университета Юриспруденции Марко Поццаном, организует оккультно-расистский кружок «Арийская Аристократия» (итал. Aristocrazia Ariana; Ar), из которой постепенно выходит малочисленная радикальная группа, первоначально занятая скупкой оружия времён Второй Мировой и организацией краж на воинских складах.

Выходя из Movimento Sociale Italiano Фреда обвинил руководство партии в «плутовстве» и «компромиссе с умирающей республиканской демократией» (так как MSI являлась парламентской партией). Затем в свет выходит его манифест, в котором сказано следующее:

«…Мы против политических партий и всякого рода парламентаризма. Политические партии бродят в сумерках демократии, являясь надёжным инструментом олигархических групп, и не могут принести никакой пользы нашему движению. Мы антидемократы. На совести капиталистической и большевистской демократий лежит ответственность за крушение политических и моральных ценностей Европы. Поэтому никаких игр в демократию мы не приемлем… Мы против буржуазии: буржуазия уничтожает человеческий дух, заменяя его одержимостью бесполезной погони за материальными ценностями… Мы сторонники того стиля жизни, который нам не может дать ни одна партия, но только Порядок в идеях, Дружба в борьбе с системой, Единство без всякого различия…».[5]

Стратегия напряжённости[править]

Концепция неофашистского «Golpe di Stato» («Удар по государству») впервые чётко была обозначена в начале 1966 года в конспектах Фреды, летом «новые революционные стратегии» Фреды рассматривались на ежегодном съезде политического движения Ordine Nuovo в Падуе.

Фреда, будучи сторонником тириаровской «Jeune Europe», и участвуя в её итальянском отделении, симпатизировал идеям Мао Цзедуна, и всю свою революционную программу строил на концепции маоизма. То есть основным методом получения власти Фреда рассматривал только боевые действия против Государства. Однако, в отличие от Председателя Мао, который говорил о полномасштабной герилье, Фреда делал ставку на терроризм и «стратегию страха».

В программе 66-го года чётко описывались методы «стратегии напряжённости».

Прежде всего «стратегия напряжённости» — это атака на народ: «Необходимо производить атаки террористического характера на гражданское население. Мы ясно понимаем, что убийства невинных людей являются антигуманными и бесчеловечными по своей сути, но в революционной ситуации подобные действия не просто нужны : они необходимы для того, что бы народ стал ненавидеть режим, который не сможет защитить его (народ) от наших нападений» (Клемент Грациани, август 1966).

Франко Фреда и Гвидо Джаннеттини (слева)

Следующий пункт «стратегии напряжённости» был назван «война под ложными флагами». Суть его в том, чтобы действуя от имени левых, нагнетать обстановку в стране, доведя общество до истерии, а само государство — до чрезвычайного положения, при котором практически все революционные силы — и правые и левые — будут направлены в одно единственное русло, то есть на свержение существующего строя (так как Система, по мнению Фреды, будет вынуждена отвечать репрессиями в отношении своих политических противников — как абсолютно невиновных красных, так и в отношении чёрных).

Для осуществления «стратегии напряжённости» Фреда предложил конгрессу «Нового Порядка» систему сетевой структуры, основанную не на иерархии, а на общности идей. На том же съезде руководством политического движения принимается секретная директива о создании при каждом региональном отделении Ordine Nuovo боевого вооружённого крыла, законспирированного под «спортивные секции», «политические кружки» или «философские клубы». Результат был потрясающим — в течении 66‒68 годов по всей Италии возникли многочисленные «клубы по интересам», объединявшие в себе радикалов с самыми разными политическими взглядами.[6]

«Дезинтеграция системы»[править]

В этой книге, опубликованной в 1969 году (La Disintegrazione del Sistema. Изд. Tipografiche Propaganda, 33 стр.) Фреда ломает классическую антикоммунистическую позицию существовавших представлений и предлагает стратегический союз между крайне-левыми и крайне-правыми объединить усилия с целью ниспровержения капиталистического общества. Это положение, а также предложение иерархического, коллективистского государства, которое имело явные корни в «Государстве» Платона, привело к тому, что Фреду и приверженцев его концепции стали называть «nazimaoist». Эта оригинальная политическая идеология повлияла на многие итальянские группы крайне-правых 70-ых, особенно на Лотта ди Пополо[7] и Terza Posizione.

В целом, «Дизинтеграция Системы» посвящена видению Фреды идеального мироздания, которое он представляет в виде «коммунизма, под управлением арийской аристократии» (так Фреда трактовал Платона с его Истинным Государством).[8] Большинство глав книги состоят из разбора этого оригинального «арийского коммунизма» с точек зрения Платона, Эволы и Гобино. Однако в работе Фреда, отвлёкшись от философии, затрагивает проблемы и реальной жизни:

«…Современный буржуазный мир как и всякий организм состоит из силовой структуры и нервной системы, которые безропотно подчиняются единому мозговому центру… Если продолжать эту аллегорию, то костями являемся мы с вами — европейский народ , — костями, на которых выстроен весь современный мир и без которых он в одночасье перестанет существовать. И у нас сегодня есть лишь один правильный путь спасения мира — дизинтеграция всего больного организма… Не вызывает сомнений, что до мозга системы нам добраться невозможно… Нервная система буржуазного мира — вот наша цель! Без неё любой мозговой центр превращается в ничто. Без нервных нитей мозг не способен контролировать организм: мускулатура, специальные навыки — всё это уже становится бесполезным, если нервная система мертва или нарушена. В конечном итоге мозг, лишённый нервной системы умирает… Нервная система буржуазного мира должна быть нарушена (но не разрушена) максимальным насилием со стороны правых политических солдат. Однако все мы видели, как плутократические режимы, не обладающие никакими политическими или моральными принципами, в момент опасности используя ложь и всяческие ухищрения переманивают на свою сторону казалось бы бывших врагов, чьими руками они уничтожают опасность. Поэтому очевидно, что правые политические солдаты должны действовать в тесном альянсе с левым движением, которое так же заинтересовано в уничтожении буржуазного государства. Этим шагом мы предотвратим ненужную никому из нас — ни левым, ни правым, — но нужную государственному аппарату, бессмысленную войну на два фронта и сумеем, консолидировав силы, наносить гораздо более опасные для системы удары по её нервным нитям…»[9]

Национал-маоизм[править]

В 1971 году Фреда даёт «китайской крестьянской революции» интерпретацию, из которой следует «странное примирение»: между терминами маоизм и традиционализм. Фреда писал:

«Во время моих разговоров с вами я придерживался той мысли, что интимная форма маоизма заключается не в принятии мира, воспринимаемого, исходя из марксистской методологии, а скорее в том видении мира, которое он воскрешает: видение мира почти что „спартанское“; простое выдержанное солдатское ощущение жизни; „аскетический“ стиль жизни; органический ритм верности, связывающий вождя со всей нацией и способствующий тому напряжению, которое, в свою очередь, придает труду целого народа характеристики добровольной дисциплины и свободной депролетаризованной милиции…»

«В китайском „коммунизме“ я увидел прежде всего триумф ответственного разделения обязанностей над уравнительным атомизмом; дисциплины над буржуазным нравственным упадком; тоталитарного порядка над индивидуалистической распущенностью; я был свидетелем победы шеренг политических солдат (бедных, но могущественных) над рыночными и бюрократическими олигархиями Запада (включая Россию)… Я предвидел попытку освобождения чистого политического принципа, политического духа в государстве из уз экономики и из фауны, населяющих ее существ».

Что касается «китайской крестьянской революции», Фреда утверждал, что схожие позиции разделял Леон Дегрель, который в ноябре 1970 года признал за Мао «высшее восприятие жизни»; кроме того, на европейском уровне он называет «группы, объединенные вокруг Новой Европы; а в Италии — Национальную федерацию ветеранов Итальянской Социальной Республики». Печатный орган Федерации «Республиканская Корреспонденция» определял маоизм в качестве «самого ценного политико-идеологического феномена нашего времени».[10]

Тактика «архипелага»[править]

После провала «переворота» Валерио Боргезе и роспуска ультра-правых организаций Фреда сместил акцент с целей, которые предполагали какое-то централизованное планирование и общую координацию, непосредственно на индивидуума.

Фреда был самым ранним и наиболее важным теоретиком «архипелага», новой организационной тактики итальянского ультраправого терроризма, которая возникла в 1970-х годах и стала решением проблемы, порожденной роспуском и разоружением «Нового порядка». Эта тактика означала замену прежних, относительно крупных и иерархически организованных структур на маленькие подвижные группировки, обычно образуемые для одной операции, а затем распускаемые и обыкновенно действующие независимо друг от друга и какого-либо центрального командования'.

Тактика «архипелага» давала явные оперативные преимущества. Будучи расширением ленинской системы ячеек, она обладала крайне высокой степенью защиты от инфильтрации полицией: теперь могла провалиться только одна конкретная операция. Однако это было больше, нежели просто защитная мера, так как отказ от какого-либо контроля над оперативными группами приводил и к отказу от общей стратегии.

«Архипелаг» также сопутствовал тактике аполитейи, предложенной Эволой.[11] Концепция аполитейи Эволы была развита Фредой, призвавшим к действию против буржуазного государства независимо от последствий, в своего рода традиционалистский экзистенциализм. В сочетании друг с другом они порождали spontaneismo armato («вооруженную спонтанность»), самое любимое открытие Фреды в области разрушения, впоследствии популяризованное в его журнале Quex. На практике spontaneismo armato не многим отличалось от беспорядочного нанесения увечий окружающим.[12]

«Внутри» и «снаружи»[править]

В 1974 году Фреда перенес агрессию с коммунистов на буржуазное государство, что отражало и изменение целей левого насилия. Левые тоже взялись за государство (описываемое, правда, как «капиталистическое», а не «буржуазное»), прекратив использовать насилие в качестве вооруженной пропаганды — например, осуществляя «казни» промышленников, обвиняемых в плохом обращении с рабочими. Левые также приняли на вооружение тактику «архипелага» и отстранились от политических организаций, таких как PCI, которая заключила компромисс с другими политическими силами в стране. С точки зрения многих левых, прежнее деление на левых и правых больше не имело значения и было заменено на другое, определенное Азором Роза[13] как деление на тех, кто «внутри», и тех, кто «снаружи». Буржуазные промышленники были «внутри», равно как и рабочие профсоюзы и PCI; безработные, женщины, студенты и другие маргинализируемые группы были «снаружи».

«Антибанкор» — обозрение мировой экономической системы[14]

В 1980-е годы, когда террористы в обоих лагерях становились все моложе и моложе (часто их возраст составлял всего 15‒16 лет), какая-либо организация и стратегия окончательно исчезали из виду, уступив место эскалации все более непредсказуемого насилия. Левые стреляли в частных охранников, работников Министерства труда и даже во врачей. Правые стреляли в полицейских, а под конец и в одного из своих собственных лидеров, который подозрительно долго оставался на свободе. Полицейские операции в конце концов увенчались успехом, и к 1983 году в стране больше не осталось ни ультралевых, ни ультраправых группировок.

Фреда, отвергнутый многими традиционалистами, снова всплыл на поверхность в конце 1980-х, а в 1991 году основал Fronte Nazionali («Национальный фронт»). Его сторонниками были в основном скинхеды, главной мишенью для них являлись мигранты, но их деятельность осуществлялась не в форме грубого расизма, а в форме нападок на практики мультикультурализма во имя сохранения чистоты традиций. Фреда и около пятидесяти его сторонников тем не менее в 1999 году были осуждены за «разжигание расовой дискриминации», а в 2000 году «Национальный фронт» был распущен указом министра внутренних дел, а его имущество конфисковано. Впрочем, ходили слухи, что активисты «Национального фронта» в союзе с «Национальным альянсом» участвовали в мероприятиях, которые вспыхнули в Италии во время антиглобалистских протестов на саммите Большой восьмерки в Генуе в 2001 году.[12]

Ссылки[править]

  1. it:Franco Freda
  2. а б в Веселицкий А. А. Совершенно секретно: заговор против республики (Итальянский неофашизм). М.: Политиздат. 1979.
  3. it:Fronte Nazionale (1990)
  4. it:Avellino
  5. Механический Лимон — Movimento Politico Ordine Nuovo (MPON) parte 1
  6. Механический Лимон — Eja, eja, alala!!!
  7. it:Lotta di Popolo
  8. Ср. с «этическим государством» Джентиле
  9. Механический Лимон — Movimento Politico Ordine Nuovo (MPON) parte 2
  10. Клаудио Мутти. Странные единения // Завтра № 41 (464) 7 октября 2002
  11. Аполитейю (apoliteia, «уход от политики»), Юлиус Эвола определял как «безвозвратное внутреннее отстранение от этого общества и его „ценностей“; а также отказ от связанности с ним какими-либо моральными или духовными узами».
  12. а б Марк Сэджвик. Наперекор современному миру: Традиционализм и тайная интеллектуальная история ХХ века. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 536 с. ISBN 978-5-4448-0145-1
  13. it:Alberto Asor Rosa
  14. «Банкор» — универсальная валюта Кейнса