К понятию гения

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «"К понятию гения"»)
Перейти к: навигация, поиск

К понятию гения


Автор:
П. В. Палиевский


Предмет:
Гениальность, квазиискусство



Дата публикации:
1969









«К понятию гения» — эссе П. В. Палиевского, впервые опубликованное в 1969 году в сборнике Искусство нравственное и безнравственное. Имеет значение не только для искусствоведения и филологии, но и для осмысления культурного процесса ХХ века в целом. Основной предмет размышления — квазиискусство.

П. В. Палиевский, знаток теории литературы, предлагает вниманию читателя критическое осмысление распространившегося в ХХ веке понятия гения: «Это — гений без гения, но обладающий всеми признаками гениальности и умеющий заставить считать себя гением». Эти ложные гении, к которым применимо обозначение «самозванцев», появились в изобилии, притягивая к себе внимание богемной среды и прессы, вводящих в заблуждение читателей. Они скандалом и эпатажем, настырностью и клоунадой добиваются места в колонках газет и на страницах журналов. Само творчество их пародирует творчество истинное, является внутренне пустым.

В качестве примера подобного рода деятеля культуры Палиевский приводит В. Хлебникова, скандалами и неадекватностью поведения создававшего себе имидж «гения», который в его системе координат не может быть человеком с нормальным поведением в повседневности. Идеи об обязательной ненормальности творца звучат в романах Моэма «Луна и грош», Сола Бэллоу «Герцог», причём в обоих случаях позиция авторов, по мнению Палиевского, сводится к романтизации невменяемого «творца» и к противопоставлению его «обывателям», которых он зачастую сам и третирует.

Палиевский отмечает, что Томас Манн и Михаил Афанасьевич Булгаков, будучи чуткими творцами, дали худозжественную оценку таким процессам гниения культуры уже в 30-х — 40-х годах.

Другой метод создания имиджа «гения» — присоединение нового имени к ряду признанных, чем грешат многие рецензенты и обозреватели. По мнению Палиевского, ставить Пикассо в один ряд с Рубенсом и Рафаэлем, сравнивать Шонберга с Вагнером, а Брехта с Шекспиром — значит создавать им несправедливо завышенную репутацию (в 60-х годах ещё не было слова «пиар»).

Диктат околокультурной среды в навязывании ложных ценностей, зачастую доводящем лжетворца до беды, прослеживается во многих произведениях. Очень последовательно показан настоящий культ пустой книги в «антиромане» Натали Саррот (1900—1999), хорошо знавшей богемные нравы, «Золотые плоды» (1964). В пародийном ключе на почве новой российской действительности показана «раскрутка» окололитературными «промоутерами» полуграмотного парня как великого писателя в романе Юрия Полякова Козлёнок в молоке.

Статья П. В. Палиевского имела большой резонанс, включена в его сборник Литература и теория (1979), вошла в составленную М. Н. Любомудровым книгу «За алтари и очаги» (1989).