Адриан (Демидович)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Адриан Демидович»)
Перейти к: навигация, поиск
Адриан (Демидович)
Имя при рождении: Александр Андреевич Демидович
Род деятельности: религиозный деятель
Дата рождения: 18 августа 1871
Место рождения: село Головковка Александрийского уезда Херсонской губернии
Дата смерти: точно не установлена
Этническая принадлежность: русский
Вероисповедание: православный
УДК 92

Адриан (в миру Александр Андреевич Демидович; 6 (18) августа 1871 — после 1915) — архимандрит Русской Православной Церкви, видный церковный и общественный деятель Малороссии, историк, публицист. Председатель Киевского железнодорожного отдела Союза Русского Народа (СРН), почётный член Нижегородского Всероссийского Совещания уполномоченных монархических организаций и правых деятелей 26—28 ноября 1915 года (Нижегородское Совещание).

Биография[править]

Родился в семье священника села Головковки Александрийского уезда Херсонской губернии. После окончания Елизаветградского Духовного училища в 1886 году поступил в Одесскую духовную семинарию, по окончании которой в 1892 году поступил в Киевскую духовную академию.

На втором курсе академии 12 апреля 1894 года принял иноческий постриг, а через два дня был рукоположен в сан диакона. По выходе из Киевской духовной академии кандидатом богословия 16 июня 1896 года рукоположен во иеромонаха и назначен на должность преподавателя гомилетики в Полтавскую духовную семинарию.

В 1898 году был назначен смотрителем Богуславского духовного училища, а через два года переведён на такую же должность в Киево-Подольское духовное училище. 24 марта 1902 года получил назначение на должность настоятеля Арзамасского Спасского монастыря Нижегородской епархии и был возведён в игуменский сан.

В июле 1903 года участвовал в торжествах прославления прп. Серафима Саровского, а 1 июня 1904 года был назначен на должность настоятеля церкви при Императорской Российской Миссии в Тегеране, но через два года вернулся на родину из-за болезни и был назначен настоятелем Николо-Бабаевского монастыря Костромской губернии. Однако болезнь, приобретённая в Персии, давала себя знать, и 30 января 1907 года по собственному прошению он был уволен от занимаемой должности и определён в число братии Киево-Михайловского Златоверхого монастыря, где пребывал на покое.

22 июля 1907 года был возведён в сан архимандрита и 1 сентября 1907 года назначен заведующим псаломщическими классами при Киево-Михайловской церковно-учительской школе. Несмотря на статус «сверхштатного архимандрита», принимал активное участие как в духовной, так и общественной жизни города. Он возглавлял Комиссию по постройке памятника Кочубею и Искре в 1911 году.

Верность монархической идее и желание всеми силами препятствовать распространению революционных и либеральных настроений сделали архим. Адриана весьма известной фигурой в Киеве. В 19101913 годах он возглавлял Киевский железнодорожный отдел СРН, который под его руководством стал одной из самых активных патриотических организаций города. Монархисты встречали в штыки любые уступки инородцам со стороны администрации, применяя нередко решительные меры (чем вызывали недовольство местных властей и полиции).

Так, в донесении на имя киевского генерал-губернатора от 22 ноября 1911 года сообщалось:

Вчера железнодорожные союзники [то есть члены СРН] распространяли среди служащих правления телеграфные прокламации под заглавием «Призыв» и «Открытое письмо архимандрита Адриана» к К. С. Немешаеву… Во второй прокламации председатель железнодорожного отдела СРН упрекает начальника дорог в том, что он будто бы нарушил присягу в верности русскому делу и перешел на сторону инородцев, готовящихся продать Россию иностранцам.

Эти прокламации руководитель отдела прислал по телеграфу из Москвы, где он, как делегат от железнодорожного отдела, принимал участие в Пятом Всероссийском Съезде Союза Русского Народа в Москве 21 ноября — 1 декабря 1911 года («Дубровинский» Съезд). На съезде он был избран председателем секции «Об участии в предстоящих выборах в Государственную Думу». Одновременно архим. Адриан активно сотрудничал с Патриотическим обществом молодёжи «Двуглавый орёл». С 1911 года он регулярно помещал статьи в печатном издании Общества одноимённого названия.

Особенно активной его публицистическая деятельность стала в период расследования ритуального убийства Андрюши Ющинскогодело Бейлиса»). Он неустанно обличал «передовое общество» за отступничество от Церкви:

В силу такой ясности и силы, очевидности решения Святой Церковью вопроса о существовании ритуальных убийств можно задать такой вопрос: что же творится, что сделалось с той частью русского общества, которое отвергает ритуальные убийства и убийство Андрюши Ющинского считает «провокацией» союзников [то есть членов СРН], желающих якобы учинить погром жидам?! Что сделалось с «русскими» людьми, что они наперекор даже самим жидам, свидетельствующим, что ритуальные убийства в жидовстве были и есть, отрицают эти убийства?

Очень много шума наделало его выступление в торжественном собрании общества «Двуглавый орёл» 20 апреля 1912 года, в котором он подверг резкой критике действия полиции. Эта речь была опубликована 29 апреля того же года в № 70 «Двуглавого орла» под заглавием «Что можно сказать в защиту полиции». Архим. Адриан заявил:

В своем стремлении погубить Россию враги ее тайные успешно насаждают в русском народе понятия атеистические и террористически-коммунистические, подрывают национальное самолюбие и честолюбие, извращают политические, монархические понятия. А уж после этого развращения духовного, народ, одурманенный несбыточными обещаниями всяких удовольствий жизни, сам идет по наклонной плоскости от преступлений к преступлениям. Тогда-то и начинается непосильный, можно сказать, труд полиции, обязанной вести борьбу с преступным миром, со всевозможного рода нарушениями норм общественной жизни… Монархисты не берут на себя задачи заменять собой полицию. Они, по долгу верноподданническому, все направляют к тому, чтобы внутренняя охрана России от внутренних врагов ее, особенно от жидов, была построена надлежащим образом, но ведь не во власти же монархистов находится возможность коренной реорганизации несчастнейшей русской полиции, влачащей позорно жалкое существование материальное. Развращаемая и развращенная взяточничеством сознательным, санкционированным и нуждою жизни и предложением бессовестного жида-обывателя и, особенно безмолвно многозначительным одобрением высшего начальства… несчастная русская полиция стала на Руси совершенно на иной путь, чем каким должна идти во имя охраны внутренней жизни России… Полиция как охрана бытовой стороны жизни России немедленно должна быть преобразована так, чтобы служба по полиции была не только обеспеченнее, но даже и почетнее, чем служба в бездействующей в мирное время армии.

Обвинения чинов полиции во взяточничестве, а властей в покровительстве им не остались не замеченными. В одном из полицейских донесений говорилось, что в публикации архим. Адриана «действия чинов полиции Империи выставляются в тенденциозно-неправильном освещении, вызывающим враждебное отношение читателей к агентам Правительства и колеблющим престиж власти».

В результате в 1913 году он был вынужден покинуть Киев и перебраться в Симферополь. Уже как уполномоченный Таврического губернского и Симферопольского городского отделов СРН архим. Адриан принимал участие в Нижегородском Совещании. На совещании он выступил с речью, в которой передал приветствие участникам совещания от имени еп. Никона (Бессонова). Был избран одним из почётных членов совещания, причём наряду с нижегородским губернатором А. Ф. Гирсом, который, как это ни парадоксально, принимал жёсткие меры против его деятельности, когда был киевским губернатором.

На совещании архим. Адриан был избран также председателем национальной секции, а после панихиды по Козьме Минину, которую служил еп. Нижегородский Иоаким (Левицкий), произнёс слово, обращенное к монархистам. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Сочинения[править]

  • Жизнеописание иеросхимонаха Николая, духовника Киево-Печерской Успенской лавры (Киев, 1900)
  • Открытое письмо председателю Главного Совета СРН А. И. Дубровину (Киев, 1907)
  • Историческое торжество (Открытие памятника Кочубею и Искре по случаю 200-летия со дня их казни) (Киев, 1911)
  • Памяти Кочубея и Искры, героев объединения Руси православной, Киевской и Московской (Киев, 1911)
  • Святой равноапостольный князь Владимир. Ист. очерк (Симферополь, 1915)

Ссылки[править]