Александр Машин:Исторический ревизионизм

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Исторический ревизионизм



Автор:
Александр Машин



Дата публикации:
27 апреля 2014






Предмет:
Исторический ревизионизм

Однажды каждый русский интернет-гуру решает поведать читателям Как Всё Было На Самом Деле. Начинается это со слов «а если подумать», «а если включить голову», «по простым соображениям», а кончается более или менее радикальной фоменковщиной с большим апломбом.

Это обычно полезно. Почитав мнение одного из них об истории христианства, задумаешься, а точно ли его сведения о сланцевом газе или атомной энергетике надёжны? С другой стороны, неудобно, когда в соревнование военных пропагандистов влезает философ с бредом о Смутном времени и Иване Грозном.

Что качается причин этой неотвратимости, то я думаю вот что. Люди, попадающие в русские интернет-гуру, — в лучшем случае, технари, в советском смысле этого слова. Некоторые из них, впрочем, и технического образования не получили. Знание, задержавшееся у них в головах со школы и института, относится к основам точных и естественных наук. Оно постигается частью рассуждением, так, что пробелы можно восстановить, частью по книгам, в которых написано, более или менее, одно и то же, частью прямым наблюдением. Оно образует связную систему, которую под сомнение поставит только идиот.

С гуманитарным знанием: обществоведением, и особенно, историей хуже. В более благополучных странах и временах история — такая же непрерывная ткань, как математика, состоящая из тысяч личных и семейных воспоминаний, источников и артефактов, тем более полная, чем знатнее и образованнее человек. Чтобы поставить всё это под сомнение, нужно уверовать в систематический параноидальный бред.

У советского инженера предки дальше двух поколений (до 1917 или переселения в город) отобраны, имущество же отобрано несколько раз, а чтение цензурировано. Он вынужден учить историю по книгам. Книги же содержат не столько факты, сколько обобщения, на контрпримеры которым легко наткнуться. Поэтому, чтение не идёт ему впрок: каждая новая книга опровергает предыдущие. Те немногие факты, что в книгах есть, изолированы друг от друга, так как связи в книги не попали. Связи инженера в пространстве — с заграницей — тоже оборваны (и болтовни экскурсоводов в туристических местах, куда он недавно получил доступ, для поправки дела не достаточно). Социальных связей у него тоже мало. Он висит в пустоте.

То, что по его мнению, является правдой жизни (например, что водка выводит радионуклиды, а прыщи бывают от недостатка сексуальной жизни), в книгах не пишут.

Он привык к всевластию государства и спецслужб, и тайно создать за несколько лет XVII века декорации и реквизит, изображающие несколько прошедших веков, кажется ему вполне возможным.

Наконец, воспитан советский инженер примерами Шерлока Холмса и Штирлица. Он думает, что истину можно установить размышлением.

Вот он и начинает размышлять. История Смутного времени у него списана у Лопе де Веги, а если они расходятся, тем хуже для истории, и т.д.