Александр Машин:Судья и педагог

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Судья и педагог



Автор:
Александр Машин



Дата публикации:
21 ноября 2015






Предмет:
Педагогика

Профиль пользователя kredovkredov писал как-то, что американцы не понимают нашей к ним претензии, что те прибегают к двойным стандартам в международной политике. Американцы и не обещали справедливости: они дрессируют мир, а не судят его.

Собирающемуся мучать или эксплуатировать людей, даже только морально, полезно узурпировать одну из позиций превосходства. Среди них можно выделить две: судьи и педагога. Жалуясь на лицемерие американцев, мы заявляем, что те плохо играют роль судьи, в то время как те разыгрывают дающую куда больше возможностей роль педагога.

В самом деле, от судьи ожидают соблюдения юридических норм: что тот не будет судить собственное дело, будет беспристрастен, будет судить на основании законов, не назначит жестокого и необычного наказания.

Положение же педагога куда более слаатенькое (©), и неудивительно, что его предпочли США. Лучше быть подсудимым, чем воспитуемым, ибо у подсудимого есть права, нарушение которых сделает суд разбоем, а с воспитуемым можно делать всё, что угодно:

  • воспитуемый не имеет права на равенство с другими воспитуемыми (о педагоге нечего и говорить): у педагога индивидуальный подход; он будет делать то, что объявит наилучшим для конкретной своей жертвы,
  • воспитуемый не может требовать от педагога установления каких-либо окончательных правил: ничто не мешает педагогу придумывать всё новые запреты (для блага ученика) и применять их задним числом; не нужно даже, чтобы запрещённое было дурным поступком — достаточно, чтобы педагог объявил его вредным для воспитуемого,
  • ничто не мешает педагогу сочинять новые педагогичные издевательства в качестве наказаний; педагог не связан ни правилами, ни обычаями, ни соразмерностью проступку (он может как угодно раздуть любой пустяк) в установлении наказаний,
  • педагог может эксплуатировать труд воспитуемого и требовать за это благодарности, называя это трудовым обучением.

Воспитуемый не вправе ничего требовать от воспитателя, потому что не имеет вообще никаких прав: он не субъект права.

Педагогика — объективация человека и именно поэтому лучший выбор ролевой игры для садиста. Лицемерная фраза, обращённая к обвиняемому в чём-то: «Это моя вина: я где-то упустила, недоглядела» — худшее оскорбление человеку, поскольку оно отрицает его субъектность и саму человечность (я несколько раз слышал от советских педагогов в адрес детей: «Ты ещё не человек, тебе только предстоит им стать»); это хуже порабощения и убийства вместе взятых. Это мерзость перед Богом, и США не упустили возможность её совершить.