Александр Машин:Филиппика

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал[править]

With a heavy heart I listened to Ambassador Samantha Power's speech and witnessed her subsequent nervous breakdown. I felt what one would feel on meeting, after many years, his classmate that became an alcoholic, or his first juvenile love prostituting in a public park—pity and shame.

The United States was once a democratic country, the first to proclaim that Governments' powers are derived from the consent of the governed. Now, Ambassador Power calls a popular vote "illegal", Russia, an aggressor and people's freely exercising their right, occupation.

If so, perhaps Catherine the Great was wrong to deny George III—unlike the junta of Kiev, a legitimate ruler—military assistance against insurgent American colonies, La Fayette was an occupant and the Battle of the Chesapeake, an act of aggression.

The United States of today would deny assistance and sympathy to themselves of 1776, for this would be illegal. The country that once challenged the mightiest prince of the time now incites petty chauvinism in a failed state. What was once land of the free now deprives other lands of their freedom. The country that fought Nazism now makes friends with a Neo-Nazi regime. How the mighty have fallen!

Acute shame was, undoubtedly, what poor Samantha Power felt as she read out her prepared speech not daring to lift her eyes from the paper, as she forswore everything that the American nation is built upon, everything she was taught in school, everything bequeathed by her forefathers.

Even in the most cynical soul some trace of honour remains. Today, the Ambassador was forced to tell too many lies, and her professionalism failed her. This explains the pathetic scene that we were forced to observe.

Do not be deceived: God cannot be mocked. The evil may triumph for a while, crushing even its minions under its weight. But justice eventually prevails.

Авторизованный перевод[править]

С тяжёлым сердцем я слушал речь посла Саманты Пауэр, а затем наблюдал её нервный срыв. Я чувствовал то же, что чувствуют, когда встречают, через много лет, спившегося одноклассника или первую юношескую любовь, торгующую собой в парке — жалость и стыд.

Когда-то Соединённые Штаты были демократической страной, первой, объявившей, что власть правительств основана на согласии управляемых. Теперь посол Пауэр называет народное голосование «незаконным», Россию агрессором, а осуществление народом своего права — оккупацией.

Если так, то возможно Екатерина Великая зря отказала Георгу III — в отличие от киевской хунты, законному правителю — в военной помощи, Лафайетт был оккупантом, а Чесапикская битва — агрессией.

Сегодняшние Соединённые Штаты отказали бы в помощи и сочувствии самим же в 1776 году, ибо это было бы незаконно. Страна, когда-то бросившая вызов могущественнейшему правителю своего времени, тепепь разжигает мелкий шовинизм в неудавшемся государстве. Что когда-то было землёй свободных теперь лишает другие земли свободы. Страна, сражавшаяся с нацизмом, теперь дружит с неонацистским режимом. Как пали сильные!

Острый стыд — вот что, без сомнения, чувствовала бедная Саманта Пауэр, когда читала подготовленную речь, не осмеливаясь поднять глаз от бумаги, отрекаясь от всего, на чём построена американская нация, всего, чему её учили в школе, всего завещанного её предками.

Даже в самой циничной душе остаётся след чести. Сегодня послу пришлось сказать слишком много лжи, и её профессионализм ей изменил. Это и объясняет жалкую сцену которую нам пришлось наблюдать.

Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает. Зло может восторжествовать на время, раздавив своим весом даже своих приспешников. Но справедливость всегда побеждает.