Ал. Атабекян:Злостный налог

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Злостный налог



Автор:
Ал. Атабекян



Опубликовано:
  • Ал. Атабекян «Злостный налог» // Анархия. — 19 мая 1918. — № 63.
Дата публикации:
19 мая 1918






Предмет:
Инфляция

Бывают налоги «прямые», когда у тебя отбирают деньги и кто-то там, наверху, чьим-либо фиктивным именем, бога или народа, распоряжается ими помимо тебя, не спросив тебя.

Это — открытый денной разбой.

Бывают налоги «косвенные», когда облагают акцизом или пошлиной предметы и продукты, без которых ты не можешь жить, или трудно тебе обойтись. Так грабители на большой дороге устраивают засаду, зная, что ты не можешь не пройти мимо.

Это — грабеж из засады.

Но есть еще один вид налога, который мы все, без исключения, платим аккуратно ежедневно, не подозревая, что нас обирают. Это — когда правительство не пользуется доверием и всё-таки продолжает печатать кредитки.

Экономисты говорят, будто кредитки должны быть обеспечены золотой наличностью. Но это в теории, в идеале. На практике курс кредиток показывает степень доверия, которым пользуется данное правительство. Если правительство продолжает печатать кредитки, несмотря на падение их курса, если правительство не пользуется доверием и всё-таки продолжает пользоваться самовольно общественным кредитом, то оно походит на злостного банкрота.

При выпуске каждого нового рубля падает и цена рубля в кармане каждого из нас. Вот почему всё дорожает до недоступности. Вот почему цены на хлеб безостановочно растут.

Вот почему мы недоедаем, голодаем.

Причина голода не в государственной монополии и не в частной торговле, хотя капитализм, как частный, так и государственный, одинаковое зло. Причина в «злостном налоге», который злостный банкрот — власть — бесцеремонно, безотчетно выжимает из нас печатанием кредиток.

Жизнь сама диктует, как нужно организовать товарообмен и распределение продуктов. Не руками бездельных, тупых, подкупных чиновников государственной власти и не алчной корыстью частной торговли, а свободным почином и объединением нас всех. Всюду возникают кооперативные объединения, всюду домовые организации создают закупочные и распределительные союзы. В бывшей столице, на одной лишь Петроградской стороне, в минувшем апреле действовали 444 потребительских и 1086 общества, из них 340 домовых.

То же самое начало нужно распространить и на организацию производства, и на восстановление и улучшение общественных служб. Как для первого, так и для вторых домовыми объединениями делаются уже практические шаги.

Но широкая общественная самодеятельность — основа социальной революции, подрывается единственной действительной контр-революцией — государственной властью.

Власть стремится превратить наши домовые советы и их исполнительные органы — домовые комитеты — в отделения своих полицейских участков.

Нет нам спасения от голода, нет нам спасения от разрухи ни от государственной власти, ни от её ходульного государственного капитализма.

Настала пора уничтожить «подлый яд власти над людьми» (выражение Максима Горького), но для этого нужно поскорее выбить у нее из рук самое опасное оружие — печатный станок заготовления государственных бумаг. Нужно разбить это оружие «злостного налога» злостного банкрота — государственной власти.

Пусть мы обеднели от войны, но не так уж обнищали, чтобы голодать. Печатными бумажками сыты не будем. Нужно восстановить и поднять производство. Но для этого нужно сделать всё коллективное производство общественным, в руках профессиональных союзов, объединённых в советы, очищенные от «подлого яда власти». Для этого нужно восстановить кредит и финансовый, и общественный. «Власть» и «Совет» — два несовместимых понятия.

Для спасения от голода, прежде всего необходимо уничтожить злостного банкрота — государственную власть. Нужно разбить опасное оружие «злостного налога» в её руках — печатный станок. Нужно предоставить организацию общественного кредита самому обществу, его самодеятельности, его объединениям — кооперативам.