Антоний (Храповицкий)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Антоний Храповицкий»)
Перейти к: навигация, поиск
Антоний (Храповицкий)
Antoniy (Hrapovitskiy).jpg
За рабочим столом. 1934 год
Имя при рождении: Алексей Павлович Храповицкий
Род деятельности: религиозный деятель
Дата рождения: 29 марта 1863
Место рождения: село Ватагино, Крестецкий уезд, Новгородская губерния, Российская Империя
Дата смерти: 10 августа 1936
Место смерти: Сремски-Карловци, Югославия
Этническая принадлежность: русский
Вероисповедание: православный
УДК 92

Митрополит Анто́ний (в миру — Алексей Павлович Храпови́цкий; 17 (29) марта 1863, село Ватагино, Крестецкий уезд, Новгородская губерния, Российская Империя — 28 июля (10 августа) 1936, Сремски-Карловци, Югославия) — архиерей Русской Православной Церкви. После Гражданской войны — первый по времени председатель Архиерейского синода Русской Православной Церкви заграницей. Богослов, философ.

Биография[править]

В годы Первой мировой войны выступил с довольно неожиданным проектом о возрождении в Константинополе греческой православной державы и присоединении к России исторических территорий Сирии и Палестины.[1]

Был избран одним из двух сопредседателей (от архиереев) Поместного Собора 1917—1918 годов.[2] По итогам двух туров выдвижения кандидатов в Патриархи получил 159 голосов участников Собора (3-е место после архиепископа Новгородского Арсения (Стадницкого) и митрополита Тихона (Беллавина)).[3]

После убийства митрополита Владимира (Богоявленского) был назначен на Киевскую кафедру. Председательствовал на возобновившемся под немецкой оккупацией 7 (20) июня 1918 года особом Украинском Соборе.[4]


Цитаты[править]

  • «Знакомые с отечественной историей знают, что целокупность русской жизни держалась в средние века не мирским правительством, не князьями и полководцами, а святителями стольного града. Более трёхсот лет России не было, как единой державы, но была Россия, как единая митрополия, да и впоследствии до времени Петра Первого единство России, как религиозного общества, было гораздо действительнее, надёжнее и крепче, нежели её единство государственное, колебавшееся то самозванцами, то междуцарствиями»[5]
  • «Святители митрополиты, сложившие затем и её [русской жизни] политическую цельность, не были расчётливыми политиками вроде прелатов Римской курии или кардиналов Франции XVII в., нет, это были подвижники личного спасения… Плохо понимают их те историки, которые главным делом святителей считают подчинение удельных князей великому князю: они стояли за правду Божью, а постепенное объединение государственной жизни России явилось лишь как естественное следствие внутреннего тяготения к её нравственному сосредоточию около святительских престолов»[6]
  • «У нас преобладала Церковь, но не духовенство, религия, но не клир»[7]
  • «С кончиной последнего Патриарха (Адриана) наш быт развил себялюбивые чувственные начала быта языческого, выработал тип русского нигилиста, из размножения коего возник теперешний безобразный мятеж против родины и против христианской веры»[8]
  • «…причина глубокого упадка (Отечества) не в нескольких ошибках последнего царствования и не в нескольких неправильных шагах общественных деятелей, а в потере самой общественной перспективы и правительственными сферами и ещё более самим русским обществом… Возрождение возможно лишь под условием восстановления правильных воззрений на нашу жизнь и на Русь в умах передовых деятелей, что в настоящее время — время истинного покаяния и отрешения от прежних предрассудков — гораздо легче, чем… в дореволюционный период»[9]
  • «Публика продолжала быть довольной, пока она сама могла направлять революцию и командовать в России. Ещё бы! Всякий желающий делался министром, комиссаром, общественным оратором и т. д. — Но, когда при таких управителях разбрелась армия, оставив неприятелю фронт.., когда оторвали от России десяток губерний и то, что осталось стало трескаться, и вскоре колоссальное государство раскололось на десятки „самостоятельных республик“ — тут наши торжествовавшие ребеллянты закряхтели. Однако не в этом познали они свою беду. Последняя раскрылась перед их глазами тогда, когда… явились мужички и сказали:… равенство так равенство… нам тоже любопытно вкусить от всего этого, а особенно — власти и денег,… кровь полилась… целым морем… Прежнее ликующее настроение сменилось и отчаянием… Потеряли уверенность и самые вожди революции, едва ли возможно найти сотню людей на Руси, которые бы одобряли то, что произошло в ней за эти два года» (1920)[10]
  • «…русское православие, … искусство, речь, сердце, открытость, самоотверженность и широта духа не угаснут под игом ни японцев, ни американцев, ни англичан, ни французов. Можно надолго уничтожить Россию, нельзя уничтожить Русь. И если бы приходилось выбирать одно из двух, то лучше пусть погибнет Россия, но будет сохранена Русь, погибнет Петроград, но не погибнет обитель преподобного Сергия, погибнет русская столица, но не погибнет русская деревня, погибнут русские университеты и заменятся английскими или японскими, но не погибнут из памяти народной Пушкин, Достоевский, Васнецов и Серафим Саровский. Впрочем зачем такой роковой выбор. Бог даст, сохранится и первое и последнее…»[11]
  • «…что такое государство? Это собственно полиция народа… вбивать всю политику общественной жизни в государственный мундир, хотя бы и самый республиканский, это прежде всего в высшей степени нелиберально… и наши патриархально-народные начала жизни не только гораздо нравственнее, но и либеральнее, чем порядки конституционные или республиканские, ибо там личному почину и нравственной правде остаётся несравненно меньше места, чем у нас в России…»[12]

Перлы[править]

Взгляды[править]

Владыка Антоний выступал против участия приходского духовенства и мирян в поместных Соборах Церкви.[14]

Киновоплощения[править]

Интересные факты[править]

Благослови, владыко миленький, не обижайтесь. Я вам зла не принесу, а ежели ваших очах я пал, то молитесь. Вы наши пасемы, и пасите назиданьями и молитесь о грешном Григории; а евреи пусть ругают. Писал Григорий непотребный.[?]

Примечания[править]

  1. Бутова Р. Б. Паломничества членов царской семьи в контексте русской дипломатии на Ближнем Востоке // Российская история. — 2010. — № 2. — С. 98.
  2. Бабкин М. А. Поместный собор 1917‒1918 гг.: вопрос о совести православной паствы // Вопросы истории. — 2010. — № 4. — С. 52.
  3. Руденко В. Н. Избрание по жребию церковных иерархов // Вопросы истории. — 2008. — № 4. — С. 138.
  4. Поспеловский Д. Русская православная церковь: испытания начала XX века // Вопросы истории. — 1993. — № 1. — С. 50.
  5. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 54. [1]
  6. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 54. [2]
  7. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 54. [3]
  8. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 55. [4]
  9. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 55. [5]
  10. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 56. [6]
  11. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 56. [7]
  12. Цит. по: Бондарева Е. А. Религиозная мысль русского зарубежья об исторических судьбах России // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 57. [8]
  13. Цит. по: Фомин С. Кронштадтский пастырь и странник Григорий // Исторический музей «Наша Эпоха»
  14. Поспеловский Д. Русская православная церковь: испытания начала XX века // Вопросы истории. — 1993. — № 1. — С. 44.
  15. Создатели фильма: Черный треугольник // КиноПоиск
  16. Сериал Чёрный треугольник (1981) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  17. Поспеловский Д. Русская православная церковь: испытания начала XX века // Вопросы истории. — 1993. — № 1. — С. 49.
  18. Папакин Г. В. Павел Петрович Скоропадский // Вопросы истории. — 1997. — № 9. — С. 74.
  19. Мазырин А. В. Легализация Московской патриархии в 1927 году: скрытые цели власти // Отечественная история. — 2008. — № 4. — С. 115.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]