Армия Андерса (2-й Польский корпус)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Wiki letter w.png Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Армия Андерса (2-й Польский корпус) — польское военное формирование, созданное генералом Владиславом Андерсом в 19411942 на территории СССР по соглашению с польским правительством в изгнании из военнопленных и интернированных в результате Советско-польской войны 1939 года польских граждан; в 1943-1946 гг. в качестве польского коропуса в составе британской армии.

Первая попытка создать польские формирования в СССР[править]

Первая попытка создать польские вооружённые формирования на территории СССР была предпринята осенью 1940 г. 2 ноября Лаврентий Берия обратился к Сталину с предложением сформировать из находившихся в СССР польских военнопленных дивизию и использовать её в случае столкновения СССР с Германией.

Наркоматом внутренних дел были отобраны 24 бывших польских офицера (3 генерала, 1 полковник, 8 подполковников, 6 майоров и капитанов, 6 поручиков и подпоручиков), которые стремятся участвовать в неизбежной войне между СССР и Германией на стороне Советского Союза. Часть этих офицеров (группа Зигмунта Берлинга, генерал Мариан Янушайтис) считали себя свободными от каких-либо обязательств в отношении правительства Владислава Сикорского, другие (генералы Мечислав Борута-Спехович и Вацлав Пшездецкий) заявили, что участвовать в войне на стороне СССР смогут лишь по указанию «лондонского» польского правительства.

По предложению Берии организацию дивизии поручили группе Берлинга. Однако из-за опасений спровоцировать нападение Германии на СССР решение о формировании соединения было принято СНК СССР и Политбюро ЦК ВКП(б) лишь 4 июня 1941 г. Но и тогда практическая реализация этого решения задерживалась.


Договоренность о формировании польской армии в СССР[править]

Нападение Германии на СССР создало новую ситуацию и побудило советское руководство пойти на сотрудничество не с какой-то отдельной группой польских офицеров, а с правительством В. Сикорского в целом.

30 июля 1941 г. в Лондоне посол СССР в Великобритании И. М. Майский и польский премьер В. Сикорский подписали соглашение о восстановлении дипломатических отношений, к которому был приложен следующий протокол: «Советское правительство предоставляет амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве ли военнопленных, или на других достаточных основаниях, со времени восстановления дипломатических сношений».

Вскоре заместитель наркома внутренних дел комиссар госбезопасности 3-го ранга В. В. Чернышов, курировавший ГУЛАГ и Управление по делам о военнопленных и интернированных, представил руководству страны «Справку о количестве расселённых спецпереселенцев-осадников, беженцев и семей репрессированных (высланных из западных областей УССР и БССР) по состоянию на 1 августа 1941 г.». Численность спецпереселенцев в ней оценивалась так:

Бывших военнопленных 26,160
Осадников и лесников 132,463
Осуждённых и следственных 46,597
Беженцев и семей репрессированных 176,000
Итого 381,220

12 августа 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал указ об амнистии, содержание которого было аналогично протоколу, приложенному к соглашению от 30 июля. В этот же день Совнарком и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О порядке освобождения и направления польских граждан, амнистируемых согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР».

В развитие политических договорённостей от 30 июля было разработано и подписано 14 августа военное соглашение, которое предусматривало создание в кратчайший срок на территории СССР польской армии, составляющей «часть вооружённых сил суверенной Польской Республики», которой будут присягать на верность её военнослужащие. Армия предназначалась для совместной с войсками СССР и иных союзных держав борьбы против гитлеровской Германии и по окончании войны должна была вернуться в Польшу. Предполагалось двинуть польские части на фронт только по достижении ими полной боевой готовности.

6 августа командующим польской армией был назначен генерал Владислав Андерс.

Формирование "армии Андерса"[править]

В беседе с уполномоченным Генерального штаба Красной Армии по формированию польской армии на территории СССР генерал-майором А. П. Панфиловым 16 августа 1941 г. В.Андерс и З.Шишко-Богуш (глава польской военной миссии в СССР) указали, что польская армия будет формироваться как путём обязательного призыва, так и на добровольных началах; в первую очередь должны быть сформированы две пехотные дивизии лёгкого типа по 7-8 тысяч человек каждая и резервная часть; сроки их формирования «должны быть сжатыми с тем, чтобы обеспечить их ввод в зону боевых действий в возможно короткие сроки. Календарные сроки окончания формирования этих соединений будут зависеть от степени поступления вооружения, обмундирования и других запасов материального снабжения». Польские генералы сообщили, что обмундирование и снаряжение рассчитывают получить от Англии и США, стрелковое же вооружение и боеприпасы — от правительства СССР. Была достигнута договорённость относительно создания в Грязовецком, Суздальском, Южском и Старобельском лагерях НКВД для военнопленных призывных комиссий, в которые войдут представители польского командования, Красной Армии, НКВД СССР и медврач. Как сообщал Панфилов начальнику Генштаба, представителям Красной Армии и НКВД «в целях укрепления нашего влияния на польские формирования» предоставлялось право отвода лиц, поступающих в польскую армию.

19 августа на втором заседании смешанной советско-польской комиссии по формированию польской армии В. Андерсу и З. Шишко-Богушу (глава польской военной миссии в СССР) было сообщено, что командование Красной Армии удовлетворяет их просьбу о формировании на территории СССР двух стрелковых дивизий и одного запасного полка, срок их готовности — 1 октября 1941 г. Численность дивизий определялась в 10 тысяч человек каждая, запасной полк — 5 тысяч. Г. K. Жуков передал В. Андерсу список офицерского состава на 1658 человек, находящихся в СССР. На этом заседании было решено дислоцировать соединения в Тоцком и Татищевском лагерях (в Чкаловской, а ныне Оренбургской, и Саратовской областях, соответственно), штаб — в Бузулуке (Чкаловской обл.).

Однако НКВД не спешил реализовывать указ об амнистии и совместное постановление СНК и ЦК ВКБ(б) от 12 августа 1941 г. В лагеря военнопленных была направлена директива Берии за № 00429, предписывающая строго поддерживать режим, военнопленным и интернированным приказывалось продолжать подчиняться ему (Берии). Особые отделения лагерей продолжали усиленно вербовать агентуру.

Призывные советско-польские комиссии прибыли в лагеря военнопленных 23 августа, и после завершения их работы 2-6 сентября подавляющее большинство поляков было направлено на формирование польской армии в Бузулук, Татищево и Тоцк. К 12 сентября туда прибыли 24 828 бывших военнопленных.

1 октября Берия сообщил, что из 391 575 польских граждан, находившихся в местах заключения и в ссылке, к 27 сентября освобождены из тюрем и лагерей ГУЛАГа 50 295 человек, из лагерей военнопленных — 26 297 и, кроме того, 265 248 спецпоселенцев. На формирование Армии Андерса к этому времени были направлены 25 115 бывших военнопленных. Туда же прибыли и 16 647 освобождённых из тюрем, лагерей и спецпоселений; ещё 10 000 человек находились в пути. К этому времени были сформированы две польские дивизии и запасной полк, укомплектованные бывшими военнопленными (23 851 человек) и, частично, отобранными поляками из числа бывших заключённых и спецпоселенцев (3149 человек).

После пребывания в тюрьмах, лагерях, на спецпоселении люди попали в армию крайне истощёнными. Но и условия жизни в формирующихся 5-й и 6-й дивизиях и резервном полку были бедственными. Подавляющее большинство людей разместили в палатках. Ввиду стихийного прибытия к месту формирования все новых и новых желающих вступить в армию, для которых не предусматривалось снабжение продовольствием и которые не имели никаких средств к существованию, пайки, выделявшиеся для польской армии, делились и на этих людей. Помимо военнообязанных, в лагеря прибывали женщины с детьми. Их также приходилось как-то кормить.

Не лучше обстояло дело и с обмундированием: лишь часть военнослужащих имели верхнюю одежду и обувь. Не хватало посуды и хлебопекарен, стройматериалов, транспортных средств для доставки грузов. Из-за отсутствия леса задерживалось строительство отапливаемых землянок.

Начиная с 12 сентября 1941 г. Андерс неоднократно обращался к властям, добиваясь достаточного снабжения и обеспечения сносных условий для уже формирующихся дивизий, просил начать формирование нескольких новых дивизий в Узбекистане. Советское же руководство соглашалось довести численность армии лишь до 30 000 человек, указывая, что препятствием к формированию новых дивизий служит отсутствие для них вооружения и продовольствия. В связи с этим правительство В.Сикорского поставило вопрос о переводе части польских военнослужащих в Иран.

6 ноября Панфилов информировал Андерса о том, что общая численность его армии на 1941 г. определена в 30 000 человек, и предложил ему «имеющийся в районе излишек людского состава <…> направить в соответствующие, по желанию направляемых, районы для проживания».

В конце ноября премьер-министр В. Сикорский прибыл в СССР, и 3 декабря 1941 г. состоялась его беседа со Сталиным, посвящённая двум вопросам — польской армии на территории СССР и положению польского населения.

В результате переговоров была достигнута договорённость о создании семи польских дивизий в СССР и о возможности вывода в Иран поляков, не задействованных в этих соединениях. Местом формирования новых частей была определена Средняя Азия.

Во исполнение договорённостей Сталина с Сикорским Государственный комитет обороны 25 декабря принял специальное постановление «О польской армии на территории СССР», определявшее её численность (96 тысяч человек), количество дивизий (6) и дислокацию (штаб и его учреждения в Янги-Юль Узбекской ССР, дивизии в Киргизской, Узбекской и Казахской ССР).

С начала 1942 г. на первый план выдвигается вопрос о сроках отправки польских дивизий на фронт. Во время поездки в места дислокации польской армии Сикорский сказал, что польская армия будет готова к бою против вермахта к 15 июня. Андерс вслед за Сикорским назвал дату 1 июня 1942 г. и отверг возможность ввода в бой одной отдельной дивизии.

Постановление ГКО о передислокации 5-й и 6-й дивизий в Среднюю Азию и формировании дополнительных четырёх дивизий реализовывалось медленно. По-прежнему оставались серьёзные трудности с обмундированием, снабжением продовольствием, поставками оружия, транспортных средств, горючего, палаток для жилья, выделением помещений под штабные организации и т. д. Как сообщал Берия Сталину, на 1 марта 1942 г. в польской армии в СССР числилось 60 000 человек, включая 3090 офицеров и 16 202 унтер-офицеров. Берия констатировал антисоветские настроения в армии, в том числе и среди рядовых.


Вывод армии Андерса в Иран[править]

Информация о ненадёжности польской армии, антисоветской настроенности многих офицеров и солдат, понимание, что армия не будет воевать, пока не закончится формирование и вооружение всех шести дивизий, возросшие трудности с продовольствием в самом СССР побудили Сталина отдать распоряжение о сокращении числа выделяемых для польской армии пайков с 96 до 40 тысяч. Численность армии в это время составляла 73 тысячи человек, кроме того нуждались в продовольствии 30 тысяч гражданских лиц, состоящих при армии, в основном члены семей военнослужащих.

В беседе Сталина с Андерсом, состоявшейся 18 марта 1942 г., было достигнуто компромиссное решение: сохранить в марте прежнее число пайков, сократив его до 44 тысяч в апреле; польские войска сверх 44 тысяч человек перебросить в Иран. Сталин при этом заметил: «Мы не торопим поляков с выступлением на фронт. Поляки могут выступить и тогда, когда Красная Армия подойдёт к польским границам».

В начале апреля эвакуация части армии былы завершена, и польское правительство стало настаивать на продолжении призыва в польские части, сохранении эвакуационных баз, улучшении снабжения и т. д. Не добившись положительного решения, в июне 1942 г. В. Андерс поставил перед В. Сикорским вопрос об эвакуации всей польской армии с территории СССР.

Андерс, встретив понимание и поддержку со стороны Черчилля, добился согласия правительства Сикорского на вывод армии в Иран.

Советское руководство не стало противодействовать выводу польской армии с территории СССР. 31 июля Андерс, получив утверждённый Сталиным план эвакуации польской армии из СССР на территорию Ирана, выразил советскому лидеру признательность и высказал уверенность в том, что «стратегический центр тяжести войны передвигается в настоящее время на Ближний и Средний Восток», а также просил Сталина возобновить призыв польских граждан и отправку их в его армию в качестве пополнения.

Части Андерса на Ближнем Востоке[править]

1 сентября 1942 г. эвакуация Армии Андерса была закончена. Всего в Пехлеви прибыло 69 917 человек, из них военных 41 10344. В общей же сложности в ходе двух эвакуаций из СССР выехало около 80 тысяч военнослужащих и более 37 тысяч членов их семей. Армия Андерса, получившая к тому времени (с 12 августа) название "Польской армии на Востоке", состояла из: 3-й, 5-й,6-й, и 7-й пехотных дивизий, танковой бригады и 12-го уланского полка. (Андерс лично командовал 5-й дивизией, считавшейся самой боеспособной в армии). Национальный состав Армии Андерса был неоднороден: кроме поляков там были евреи, некоторое количество украинцев и белорусов. В Палестине к армии Андерса была присоединена 3-я дивизия карпатских стрелков, сформированная из польских солдат, сумевших после разгрома Польши бежать в Левант, и несколько более мелких польских частей, бывших в составе английской армии. В этом новом составе армия Андерса была преобразована во 2-й Польский корпус в составе английской армии. Всего он насчитывал 48 тыс. бойцов. На вооружении корпуса было 248 артиллерийских орудий, 288 единиц противотанкового оружия, 234 единицы зенитного оружия, 264 танка, 1241 БТР, 440 бронировиков и 12 064 автомобиля. Английское командование, однако, долго не желало включить в состав корпуса польские воздушные части. Впоследствии, в 1945 году, численность корпуса выросла до 75 тысяч за счет освобожденных из немецких лагерей поляков.

Состав корпуса (не считая мелких подразделений) был следующий:

  • 3-я Карпатская пехотная дивизия (командующий генерал-майор Бронислав Дуч), состояла из 1-й,2-й и 3-й (добавлена в 1945) Карпатских стрелкоых бригад и 12 Подольского уланского полка;
  • 5-я Кресова пехотная дивизия (командир – бригадный генерал Никодем Сулик), стояла из 2-х, затем 3-х пехотных бригад (5-я Волынская, 6-я Львовская и с 1945 – 7-я Волынская) и 15-го Познанского Уланского полка;
  • 2-я Польская Бронетанковая бригада (с 1945 Польская 2-я Варшавская бронетанковая дивизия, командир – бригадный генерал Бронислав Раковский), состояла 4-го, 6-го, 14-го Великопольского (с 1945) бронетанковых полков, 1-го Кречовского уланского полка.
  • II Артиллерийский корпус, командир бригадный генерал Роман Одзерзынский: 9-й полк средней артиллерии, 10-й полк тяжелой артиллерии, 7-й полк полевой артиллерии, 7-й противотанковый полк, 7-й легкий противовоздушный полк, 8-й тяжелый противовоздушный полк.
  • Другие части корпусного подчинения: 1-я Особая польская десантно-диверсионная рота; Особый Карпатский Уланский полк; медицинские, интендантские и т.д. части.

2-й Польский корпус в Италии[править]

В январе 1944 года корпус отправлен на итальянский фронт в составе 8-й Британской армии. С января по май 1944 года силы союзников трижды безуспешно пытались прорвать оборонительную линию немцев у Монте-Кассино, прикрывавшую Рим с юга. 11 мая начался четвертый общий штурм, решающую роль в котором сыграл 2-й Польский корпус. 18 мая поляки после недельных ожесточенных боев овладели монастырем Монте-Кассино, превращенным немцами с крепость, и водрузили над его развалинами национальное красно-белое знамя. Таким образом, был открыт путь на Рим, взятый 4 июня. Под Монте-Кассино корпус потерял 924 убитыми, 4199 ранеными (всего за войну 3 тыс. убитых, 14 тыс. раненых). После этого польский корпус в течение года почти непрерывно сражался в Италии, вновь отличился под Анконой и закончил свой боевой путь в апреле 1945-го участием во взятии Болоньи. До 1946 г. корпус оставался в качестве оккупационных сил в Италии, затем был переправлен в Великобританию и там расформирован. Большинство его бойцов, как и сам командующий, не пожелали возвращаться в коммунистическую Польшу и остались в эмиграции.

Файл:Montecassino.jpg
Солдаты Андерса водружают польский флаг на развалинах Монте-Кассино, май 1944.

Первая редакция данной статьи написана по материалам статьи Н. С. Лебедевой «Армия Андерса в документах российских архивов».

Армия Андерса в литературе и народном творчестве[править]

В Советском Союзе армия Андерса была главным образом темой для анекдотов, высмеивавших непонятное для советских людей нежелание поляков воевать за Советский Союз, например: "Что такое Вторая Мировая война - это попытка Советского Союза, Великобритании и США заставить воевать армию Андерса".

Реальная боевая судьба солдат Андерса от советских людей скрывалась. Между тем для поляков, наоборот, символом героизма стал штурм Монте-Кассино; подвиг солдат Андерса воспет в известной песне "Красные маки на Монте-Кассино" (музыка Альфреда Шутца, слова Феликса Конарского), первые куплеты которой были сочинены еще во время штурма:


Взгляни – в тех камнях, на вершине
Твой враг, словно крыса, живуч.
Ступайте! Крушите! Спешите
За глотку сорвать его с туч!
Пошли они, гневом пылая,
Пошли, чтоб свершить свою месть.
Как прежде, отвага вела их
Как прежде, сражаться за честь!

Припев:

Краснеют маки на Монте-Кассино
От кровавой росы опьянев.
Шли поляки, и смерть их косила,
Но сильнее, чем смерть, был их гнев.
Пусть проходят столетия мимо -
Сохранится память давних дней.
И только маки на Монте-Кассино
От польской крови становятся красней.


(Пер. Ирины Поляковой)

В русской литературе этот сюжет нашел отражение в "Песенке" Иосифа Бродского, написанной под влиянием "Красных маков на Монте-Кассино":

По холмам поднебесья,
по дороге неблизкой,
возвращаясь без песни
из земли италийской,
над страной огородов,
над родными полями
пролетит зимородок
и помашет крылами.

И с высот олимпийских,
недоступных для галки,
там, на склонах альпийских,
где желтеют фиалки, -
хоть глаза ее зорки
и простор не тревожит, -
видит птичка пригорки,
но понять их не может.

Между сосен на кручах
птица с криком кружится
и, замешкавшись в тучах,
вновь в отчизну стремится.
Помнят только вершины
да цветущие маки,
что на Монте - Кассино
это были поляки.

Литература[править]