Атрахасис

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Астрахасис»)
Перейти к: навигация, поиск

Атрахасис - герой шумерского эпоса, по созвучию напоминающий именем скифского мыслителя Анахарсиса ("неба глас").

Упоминается в сказании о гибели людей и мира ( во время потопа), где в основе, вероятно, шумерская легенда о Зиусудре. В итоге шумерский миф о потопе имеет два варианта - в виде самостоятельного мифа об Атрахасисе («Превосходящем мудростью») и рассказа о потопе, вставленного в эпос о Гильгамеше (табл. XI эпоса). Миф об Атрахасисе впервые полностью опубликован в 1969 г. У. Г. Лэмбертом и А. Р. Миллардом (Оксфорд, 1969), сохранился в двух версиях - старовавилонского и новоассирийского времени, где более полной признается старовавилонская версия, которая состоит из трех таблиц.

Сотворение людей[править]

Таблица 1 посвящена сотворению человека в варианте, близком к шумерскому мифу: боги вынуждены трудиться (копать каналы, таскать корзины с тяжестью) и очень недовольны этим. Особенно тяжело приходится богам Игигам, которые работают на Ануннаков. Игиги поднимают бунт, собирается совет богов, на котором решено обратиться к богине Мами-Нинту и к Энки, чтобы те создали человека и он стал бы работать за богов. Человек создается из глины и из крови убитого бога. Но «не прошло и двенадцати сотен лет, страна разрослась, расплодились люди». Шум людей мешает Энлилю (созвучный ононимам типа Ильмень), который собирает совет богов, и на нем принимается решение поразить человечество болезнями. Тут впервые на сцене появляется Атрахасис, который спрашивает у Энки о причине наказания людей и возможности избегнуть этого наказания. По совету Энки он обращается к мудрейшим старцам с призывом умилостивить Намтара (Тавтар - скиф, научивший стрельбе из лука самого Геракла), бога судьбы. Конец таблицы разбит, но, видимо, жертвы Намтару возымели действие, ибо снова «не прошло и двенадцати сотен лет, страна разрослась, расплодились люди».

Атрахасис как ранний Ной[править]

Таблица 2 начинается с описания нового бедствия, которое наслано на людей по требованию Энлиля, - засухи и страшного голода: «черные пашни побелели, просторное поле рождает соль» (засоление почвы - бедствие, постепенно уничтожившее плодородие почв Двуречья, на которое исследователи древней экономики обратили внимание сравнительно недавно). По совету Энки на этот раз люди приносят жертвы богу дождя и бури Ададу, и страна вновь избавляется от гибели. Тогда боги решают устроить всемирный потоп, описанию которого и посвящена последняя, третья, таблица эпоса. Энки, который вместе с богами поклялся не открывать решения богов, все же сообщает его «стене и тростниковой хижине» и приказывает Атрахасису построить большой корабль (маленький фрагмент касситского времени сохранил нам название корабля - «Судно, которое сохраняет жизнь»). По предсказанию Энки, потоп должен длиться семь дней и семь ночей. Отрывок, рассказывающий об отплытии Атрахасиса, очень плохо сохранился, но, видимо, Атрахасис берет на корабль свою семью и близких, а также животных и растения. Затем следует само описание потопа:

Ад Адада[править]

День начал менять лики, Загремел Адад в черной туче. Как только услышал он голос Адада, Залил смолой и задраил двери. Взревел Адад в черной туче, Забушевали яростно ветры, Лопнул канат, зашвыряло судно. Ураганом потоп пронесся, По людям прошелся, подобно битве, Один не может узнать другого, Увидеть друг друга в разрушенье. Как бык ревущий, потоп бушует, Как дикий осел, завывает ветер!

Конец поэмы также сохранился плохо, понятно только, что боги, сами испугавшись потопа, прекращают его и, кажется, готовы обратиться к Мами-Нинту и Энки, чтобы снова создать человечество. Атрахасису же, по-видимому, была дарована вечная жизнь.

Гильгамеш как потомок Атрахасиса ?[править]

В эпос о Гильгамеше сказание о потопе вошло в переработанном виде, получив при этом соответствующее обрамление, - рассказ вложен в уста очевидца потопа Ут-Напишти. Стилистически незначительно отличаясь от эпоса об Атрахасисе, описание потопа в «Гильгамеше» эмоционально гораздо более насыщено и принадлежит к наиболее поэтически зрелым произведениям вавилонской литературы:

Aquote1.png Едва занялось сияние утра,

С основанья небес встала черная туча, Адду гремит в ее середине, Шуллат и Ханиш идут перед нею, Идут гонцы горой и равниной... Ходит ветер шесть дней, семь ночей, Потопом буря покрывает землю, При наступлении дня седьмого Буря с потопом войну прекратили, Те, что сражались подобно войску. Успокоилось море, утих ураган - потоп прекратился. Я открыл отдушину - свет упал на лицо мне, Я взглянул на море - тишь настала, И все человечество стало глиной! Плоской, как крыша, сделалась равнина. Я пал на колени, сел и плачу, По лицу моему побежали слезы...

Aquote2.png

(Перевод И. М. Дьяконова)

Шумеро-вавилоно-скифские созвучия имен могут восходить к созвучиям ностратического периода близости языков.

Изложение материала по В. К. Афанасьевой

Литература[править]

  • АККАДСКАЯ (ВАВИЛОНО-АССИРИЙСКАЯ) ЛИТЕРАТУРА (История всемирной литературы. - Т. 1. - Наука, 1983. - С. 100-117)

Ссылки[править]

http://www.philology.ru/literature4/afanasyeva-83a.htm