А.Овчинников:У истины вариантов нет

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск




А. ОВЧИННИКОВ, генерал-лейтенант, народный депутат СССР


У ИСТИНЫ ВАРИАНТОВ НЕТ


 


«…Теперь, когда прогремели события в Баку, — утверждает журнал «Огонек» (№ 10, март 1990 г.) устами народного депутата СССР А. Собчака в материале «Вокруг истины», — продолжают ссылать­ся на «тбилисский синдром». …Наши военные до сих пор не усвоили элементарную разницу между боевыми действиями против противника и собст­венного населения».


Разве это не однозначная установка читателю, не тенденциозное утверждение: в разыгравшейся трагедии виновата только армия? Именно такое стремление ряда средств массовой информации про­тащить безапелляционные суждения, выдать их за истину в конечной инстанции и побудило меня вер­нуться к трагическим событиям, рассмотреть их в развитии и взаимосвязи. Именно поэтому встретил­ся я в Баку с очевидцем тех событий народным де­путатом СССР генерал-лейтенантом А. Я. Овчинниковым.


 


— Александр Иванович, прежде чем повести речь о трагических событиях января, вначале важно выяснить, что за силы взвинтили до недопустимого предела нацио­налистическую истерию и ненависть  между народами Армении и Азербайджана, ввергли их, по сути, в пучи­ну гражданской войны?


— По-моему, эти силы действуют с целью дестаби­лизации обстановки в стране в целом, прикрываясь ло­зунгами о демократизации и гласности.


Если говорить об Азербайджанской ССР, то здесь годами укреплялись и разрастались корни коррупции и махинаций. В течение последних 20 лет в Азербайджане образовалась и получила развитие иерархическая струк­тура коррумпированных кланов, расставивших своих представителей во всех ключевых звеньях партийного и советского аппарата. На службе этого преступного со­общества состояли представители науки, прокуратуры, КГБ, МВД, таможни и других организаций республики.


— Например, по оценочным данным некоторых эко­номистов в руках коррумпированных кланов и дельцов «теневой экономики» находилась значительная часть на­ционального дохода республики. Называется сумма в 40 процентов его общего объема.


— В отношении цифр ничего не могу утверждать, а вот о фактах, выявленных в результате работы следст­венных органов СССР в ходе введения особого положе­ния в 1988—1989 годах, скажу. В республике покупались и продавались должности, квартиры, рабочие места и места в учебных заведениях. В ряде районов, в частнос­ти в Ахсуйском, колхозникам по 3-5 лет вообще не вы­плачивалась зарплата.


Словом, дельцы наживались как только могли. А про­цесс демократизации и гласности, развернувшийся в стране, вдруг поставил под угрозу источники обогаще­ния коррумпированных лиц. Вот тогда они и задумались: как дестабилизировать положение в республиках Закав­казья, как отвести угрозу сложившейся системе вымо­гательства и взяточничества? Выход увидели в разжига­нии наиболее подвижных и легко возбудимых нацио­нальных проблем.


— И, как показало время, не ошиблись.


Да, да. Не ошиблись они и в выборе средств и путей. Усилиями кланового аппарата и игрой на самых примитивных чувствах дельцы теневых структур сплета­лись в «партии» и организации. Избрав в качестве при­крытия популярность Народного фронта Азербайджана, его цели и задачи по разрешению многочисленных со­циально-экономических, экологических, культурных и де­мократических вопросов республики, эти силы проникли в руководящие органы фронта.


— И не только проникли…


— Умело использовав остроту социально-экономиче­ских противоречий в республике и сыграв на нерешен­ности проблем беженцев из НКАО, экстремисты в сен­тябре-октябре 1989 года раскололи руководство Народ­ного фронта Азербайджана, фактически оттеснили от первых ролей прогрессивных лиц и под лозунгами «Азер­байджан для азербайджанцев!», «Долой армян!», «Уб­рать границы между азербайджанцами!» повели борьбу против существующих структур власти за свое полное влияние в республике.


Вместе с тем экстремистское крыло фронта поняло, что демократическим путем не сможет установить свой контроль над республикой.


— Поэтому и встало на путь создания военной силы?


— Да, «совет национальной обороны», который был образован этим крылом, действовал на правах военного отдела Народного фронта. Он взял курс на насильствен­ный выход Азербайджана из СССР,  образование  Ис­ламской республики с последующим слиянием с южным (иранским) Азербайджаном. Началось активное воору­жение и подготовка боевиков во всех районах респуб­лики.


— Но ведь что-то же должно было быть поводом для создания боевых отрядов?


В качестве  этого повода выдвинули «происки» армянских экстремистов,   терроризирующих   азербайд­жанское население в НКАО и приграничных с Арменией
районах. Поэтому в октябре — ноябре была объявлена запись добровольцев в так называемые «отряды самообо­роны», которые должны отправляться в районы боевых
действий с Арменией.


В самом Баку запись в эти отряды, состоявшие из групп по 20-30 человек, осуществлялась во всех район­ных отделениях Народного фронта Азербайджана. Сме­на их из района боевых действий предусматривалась через 10—15 суток. Перед отправкой туда каждый доб­роволец получал от НФАз по 500 рублей. Что касается добровольцев из числа беженцев из Армении, то для них участие в боевых действиях против армян являлось необходимым условием для получения квартир, брошен­ных армянами, и прописки в Баку.


— А как же  осуществлялось  обеспечение  отрядов оружием?


— В основном за счет вооружения,  производимого на заводах города Баку и в автомастерских города Мин-гечаур, захвата его в результате нападений на военные и другие объекты.


Для справки.


Экстремистами были захвачены: тан­ков Т-55—4, БМП-1—2, БРДМ-2—1, БТР — 1, автомобиль марки «Урал-375»— 1, боевого оружия — 118 ед.


Часть оружия и снаряжения поступала из Ирана и Турции. В населенном пункте Чайкенд, например, обна­ружены стрелковое оружие и боеприпасы с иранской маркировкой. В значительной мере именно для этого ор­ганизовано в конце декабря прошлого и начале января нынешнего года уничтожение инженерно-технических сооружений на советско-иранской границе.


Для справки.


В результате экстремистских и сепара­тистских действий деструктивных сил разрушена государственная граница с Ираном на протяжении 170 километров. Разрушено 250 километров электросиг­нализационных систем, уничтожено 235 километров воздушных линий связи и около 300 километров кабельных ли­ний, сожжено 30 наблюдательных вы­шек. Материальный ущерб — около 7 миллионов рублей.


Численность сформированных отрядов в республике превысила 60 тысяч человек, более 10 тысяч из них бы­ли вооружены и экипированы, словом, боеготовы.


Для справки.


В Азербайджанской ССР изъято и сда­но (данные на март с. г.): танков — 4, БМП — 1, БТР — 1, минометов—1, зе­нитных орудий—1, градобойных ору­дий — 16, боевого оружия — 1731 ед., охотничьих ружей—1465, учебного ору­жия— 1218 ед., боевых и самодельных взрывных устройств — 428, боеприпа­сов—1572504.


Снабжались отряды и обмундированием, причем — централизованно. Так, например, 15 января боевики по­лучили большую партию милицейского обмундирования.


— Боевые отряды создавались и в Армении. В этой республике, как известно, было захвачено либо похище­но: боевого оружия — 2536 ед., охотничьих ружей — 2603,
учебного оружия — 894 ед.


— Есть такие данные. Но есть и другие: о Армении пока изъято либо сдано боевого оружия лишь 308 еди­ниц, охотничьих ружей —  1588, учебного оружия 18 единиц.


Более того, сегодня в Армении легально действует национальная армия, назначен ее командующий  некто. Р. Василян, который выдает расписки начальникам го­родских и районных отделов ДОСААФ об изъятии из их организаций учебно-боевой техники и вооружения для оснащения своих «войск».


— Выходит, небеспочвенны утверждения  тех  азер­байджанцев, с кем довелось мне встретиться в Баку, их заявления о том, что Армения пользуется чьей-то благосклонностью, что кто-то покровительствует соседней рес­публике?


— Я не буду столь категоричен, но факт остается фактом: под воздействием определенных сил устойчиво сохраняется неравное и не везде объективное отношение к Армении и Азербайджану в рамках Союза: Это отно­шение проявляется как в средствах массовой информа­ции, так и со стороны   отдельных   должностных   лиц. Пользуясь этим, националистически настроенная часть армян преднамеренно взвинчивала   страсти в регионе, добивалась принятия неконституционных законодательных   актов,  нарушающих   целостность  и суверенитет Азербайджана, грубо вмешивалась во внутренние дела республики.


— Речь, как я догадываюсь, идет о решении сессии Верховного Совета Армянской ССР от П.12.1989 года, согласно которому провозглашено вхождение НКАО в
состав Армении.


— Не только. Разве можно признать правомерными действия руководства республики, ЦК Компартии Ар­мении, с подачи которых возбуждено уголовное дело в отношении армейского подразделения, осуществившего операцию по возвращению в соответствующие органы боевой техники и вооружения, которые были захвачены «национальной армией»? Погибший при этом вооружен­ный экстремист Э. Маркосян, первым открывший огонь по военнослужащим, выдается за национального героя. В его честь организуется и проводится многотысячный митинг с явно провокационными целями.


К сожалению, в республике нет ни одного факта воз­буждения уголовного дела в отношении тех, кто совер­шил разбойные нападения с целью завладения оружием и боеприпасами, кто незаконно владеет им, активно про­пагандирует националистические воззрения, накаляет и без того дошедшие до предела страсти.


—     Все это подводит к мысли: те, кто сеял межнаци­ональную рознь из Еревана, по сути, не думали о судь­бе и безопасности армян, проживающих в Баку, НКАО,
Азербайджане в целом.


— Более того, их покой, а нередко и жизнь были принесены в  жертву   шовинистическим   устремлениям экстремистов, для возбуждения  внимания  всего  мира вокруг своей программы, своих планов и целей.


— Наверное, партийным, да и просто общечеловече­ским такой подход назвать нельзя?


-       А каким же можно назвать тот подход, в резуль­тате которого в прошлом году из Армении были вмиг выдворены около 200 тысяч азербайджанцев, оставшись
без крова над головой и средств для существования?


— Именно этот огромный отряд людей, убежденно говорили мне бакинцы, самая горячая среда, из состава которой и черпали свои силы вооруженные группировки
Народного фронта Азербайджана.


Не отрицаю, ведь ни республика, ни центр не уде­лили значительного внимания решению   их   жизненно важных проблем. Люди, по сути, остались наедине со своей болью, трагедией,   катастрофой,   если   хотите.


А средства массовой информации между тем устойчиво формировали на весь Союз мнение об исключительности армянского народа, его особой роли. Так разве это не вызовет возмущение у других народов, играющих в ис­тории ничуть не меньшую роль?


— Если здесь подвести предварительный итог, то накрашивается вывод: свои действия азербайджанская сторона оправдывала прежде всего тем, что политиче­ское руководство республики не способно решить про­блему НКАО и защитить национальные интересы Азер­байджана, Поэтому и ближайшую задачу руководство НФАз сводило к тому, чтобы захватить власть и провоз­гласить исламскую Азербайджанскую республику.


—     Поэтому и большую часть боевых отрядов экстре­мисты сосредоточили в Баку, Не встречая должного от­пора, они организовали погромы, бесчинства и убийства армян. На неделю волна бандитизма захлестнула Баку и практически парализовала город. Лишились жизни 58 человек и 176 получили ранения разной тяжести. Око­ло 500 квартир были разграблены. В это же время боевики ломали структуру местной власти, развернули ата­ку на ЦК Компартии Азербайджана и КПСС.


—     И на Вооруженные Силы тоже?


Конечно. Экстремистские силы окружили барри­кадами, пикетами из техники (самосвалы и рефрижера­торы, бензовозы и газовозы  с  топливом, — автобусы  с людьми) и толпами народа военный городок  «Сальянские казармы», блокировали входы и выходы из города и рейд Бакинской бухты судами «Каспморнефтефлота». Негласно был объявлен комендантский час.


— Как стало известно, 20 января в 14 часов экстре­мисты планировали на общегородском митинге объявить о низложении законной власти и провозгласить Ислам­скую республику Азербайджан  вo  главе с Народным фронтом, точнее его экстремистским крылом. А в других городах республики эта власть была практически уже
низложена.


 — Будем, как и прежде, конкретны: 29 декабря про­шлого года в Джалилабаде и 11 января нынешнего — в Ленкорани.


Для справки.


В Джалилабаде экстремистскими сила­ми в результате противоправных на­сильственных действий были свергну­ты конституционные органы Советской власти. В ходе бесчинств пострадали и получили ранения 123 человека, в том числе — первый секретарь районного комитета партии, 73 милиционера. Раз­рушен ряд административных зданий, сожжены 6 милицейских и 18 других автомобилей, отобрано силой 15 авто­матов и пистолетов.


—     Эскалации насилия   способствовали   и   решение Народного фронта Азербайджана о выходе республики из состава СССР, принятое 4 января, и призыв лидера муссаватистов X. Рза вооружаться, захватывать оружие у военнослужащих и вести партизанскую войну против русских и армян, прозвучавший на массовом  митинге 8 января.


 — И объявленная 15 января Народным фронтом Азербайджана всеобщая мобилизация, после чего ряд предприятий города Баку, о чем я уже говорил, присту­пил к выпуску оружия.


— Выходит, в этих условиях только введение чрез­вычайного положения могло остановить непредсказуемые действия экстремистов?


— На этот счет дан конкретный ответ в Постановлении Верховного Совета СССР «О   положении в Азербайд­жанской ССР и Армянской ССР и мерах по нормализации обстановки   в   этом   регионе».     Цитирую:   «Продол­жавшееся в обеих   республиках   нагнетание   межна­циональных противоречий привело к многочисленным че­ловеческим жертвам, сотни тысяч людей оказались на положении беженцев.


В такой ситуации введение в январе 1990 года чрез­вычайного положения в Нагорно-Карабахской автоном­ной области, некоторых районах Азербайджанской ССР и Горисском районе Армянской ССР, а затем в Баку явилось крайней, но необходимой мерой пресечения на­силия в условиях разрастания вооруженных столкнове­ний, массовых беспорядков, неповиновения требованиям закона».


— Таким образом, мы подошли к самому больному вопросу: как действовали войска в условиях начала чрез­вычайного положения?


Документально установлено, что у «Сальянских казарм», а также при вводе войск в Баку солдаты стали отвечать огнем только после того, как погибли их това­рищи. Например, у южных ворот «Сальянских казарм» только тогда был открыт ответный огонь, когда погибли рядовые В. Комарцев, Е. Русанов, О. Соболев и старший сержант С. Пятаков.


Стреляли солдаты не по толпам населения, хотя ли­деры Народного фронта Азербайджана утверждают об­ратное, а только в ответ на огонь снайперов-боевиков, засевших на крышах и балконах зданий, Разве не об этом — осмотрительности и гуманности солдат — говорит тот факт, что со стороны войск, вооруженной и обучен­ной силы, имевшей возможность укрыться за броней, потери составляют более одной трети потерь гражданских лиц?


К сожалению, при этом нельзя полностью исключить гибель отдельных невооруженных граждан, ведь шел на­стоящий бой,


— Не исключено, что и от пуль самих же  экстре­мистов.


— Тем более, что об их гуманности не может быть и речи. Это подтверждают и такие данные судмедэкспер­тизы; пять военнослужащих были убиты в спину прак­тически в упор, в тот самый момент, когда они на блоках закрепляли технику для растаскивания  ее танками  и тягачами,


—     Как свидетельствуют очевидцы, они направляли в колонны и цепи солдат на полном ходу автомобили, груженные железобетонными плитами, щебнем и пес­ком, разливали на дорогах и поджигали нефтепродукты, а также завалы из автопокрышек, предварительно обли­тые бензином и мазутом, забрасывали людей и технику бутылками с зажигательной смесью,  самодельными  и боевыми взрывчатыми   устройствами,   пытались  даже взорвать на сооруженных блоках цистерны с газом и горючим', о последствиях чего даже страшно подумать. Так разве ж это не убеждает, кто поступал гуманно по отношению к мирным гражданам, а кто даже и не по­мышлял считаться с ними?


— Ответ очевиден, да только тех, кто спланировал и спровоцировал бакинскую трагедию, такая правда не устраивает. Им нужен только свой вариант истины: есть десятки погибших среди мирных граждан. А как и по­чему—это для них уже вопросы второстепенные.


— Но не для людей, которые хотят знать не усечен­ную, а полную правду. Знать буквально обо всем. В частности, и о том, были ли основания для массового отъезда из Баку русскоязычного населения и в особен­ности — семей военнослужащих?


— Если коротко, то основная причина отъезда из Баку русскоязычного населения, в том числе и семей военнослужащих, видится в том, что оно лишилось ох­раны государственными органами республики, подверга­лось дискриминации и угрозам  со стороны  отдельной части азербайджанского населения. Один из руководи­телей вооруженных формирований Этибар Мамедов пря­мо заявил, что если начнется разблокирование военных городков, все семьи военнослужащих будут уничтожены.


— Это тоже правда, но кое-кому сегодня и эта прав­да не нужна. Не истина кому-то необходима, не поиск путей к примирению и нормализации всей внутренней жизни в Азербайджане, а новое  разжигание  вражды, ненависти и братоубийства. Не случайно во время тра­урной церемонии, проходившей в сороковой день бакин­ской трагедии в Нагорном парке, председатель Духов­ного управления мусульман Закавказья шейх-уль-ислам Гаджи Аллахшукюр Паша-заде   призвал азербайджан­ский народ к спокойствию и голосу разума, к прекра­щению акций кровопролития и завершению забастовок. Призвал он прекратить и всяческие выпады против рус­ских, военнослужащих, членов их семей.


 — Сегодня, словом, необходимо всем — правым и виноватым, заблудшим и обманутым, в гневе и в печа­ли— всем надо сегодня опустить меч вражды, сесть за стол переговоров и добиться нормальной жизнедеятель­ности в республике.


 


  •    *   *


Перед тем как улететь из Баку, как обычно, пошел в газетный киоск, приютившийся рядом с Нагорным пар­ком. Как и прежде, местная печать возмущалась рабо­той центральных средств массовой информации, которые якобы грубо, беззастенчиво лгут, ведут самую настоя­щую антиазербайджанскую кампанию, приклеивают бакинцам ярлыки экстремистов, пытаются создать такое общественное мнение, будто войска принесли желанный мир и порядок, а азербайджанский народ не хочет по­нять, от какой беды он спасен.


В газете «Молодежь Азербайджана» внимание при­влекли заметки из несостоявшегося выступления на третьей сессии Верховного Совета СССР народного де­путата СССР Этибара Мамедова. Публикацию предва­ряли слова святого Франциска Ассизского; «Туда, где царит раздор, принесем согласие. Туда, где есть ложь, принесем ПРАВДУ. Туда, где есть сомнение, принесем веру. Туда, где есть отчаяние, принесем надежду». Хотя заметки были озаглавлены «Донести правду об Азер­байджане», сам автор, мягко говоря, сообщал не всю правду, а лишь удобный ему вариант.


Используя, в частности, разночтения в центральной печати по поводу блокады судов в Бакинской бухте, Мамедов резонно спрашивает: «Какому сообщению верить? Где же истина?» И дает тем самым читателю понять: ни­какой, мол, блокады не было, все это, дескать, выдумка, наглая и беззастенчивая ложь.


Для справки.


19 января. Суда «Каспморнефтефлота» численностью до 50 единиц загородили фарватеры в Бакинской бухте. Их дей­ствия управлялись с теплохода «Сабит Оруджев», где находился штаб Народ­ного фронта, который, используя судо­вую радиостанцию, четко реагировал на все изменения в обстановке и отда­вал соответствующие распоряжения. 21 января. Из документации опера­тивного дежурного подразделения, где служит офицер Ф. Винник:


17.20 — получен приказ оперативно­го дежурного флотилии  сообщить  на т/х «Сабит Оруджев», что два гидро­графических судна (ГС) будут следо­вать на выход из бухты.


17.21 — Сообщение передано.


17.22 — Получен   отказ   пропустить ГС на выход.


17.23 — На «Сабит Оруджев» пере­дано, что это — суда вспомогательного флота, оружия на них нет, следуют для проведения гидрографических работ, эвакуации семей.


17.40 — «Оруджев» дал согласие на выход.


17.50 — ГС отошли от пирса.


17.53 — Между судами на рейде на­чались переговоры о том, что ГС нельзя выпускать, что их надо таранить.


17.58 — Снялся с якоря «Нефтегаз-10», полным ходом следует к ГС.


«Это провокация! Нельзя идти на таран!»—кричал кто-то из капитанов в эфир, обращаясь к команде «Нефтегаз-10».


Увернувшись от тарана, гидрографи­ческие суда повернули в базу. Вторич­но они вышли в море под охраной артиллерийского катера.


Так была блокада бухты или нет? Так что же это, выдумка, наглая и беззастенчивая ложь?


Для справки.


В статье, опубликованной в газете «Азербайджан» говорится, что суда «Каспморнефтефлота» перекрыли фар­ватеры бухты для того, чтобы военные корабли с моря не открыли огонь по городу, по его мирным жителям,


Газета «Молодежь Азербайджана» дважды — в ян­варе и марте — помещает один и тот же фотомонтаж, искусственно «увеличивающий» количество людей на митинге. И опять приходится недоумевать: что это, тех­нический брак или что-то другое? А может, опять один из вариантов правды, кому-то выгодной?


Уже в зале ожидания аэропорта, где десятки огром­ных ящиков, напоминающих гробы, преградили дорогу к окошку регистрации билетов, где владельцы того, как оказалось, груза гвоздик буквально штурмовали завет­ное окошко, совали туда крупные купюры денег, только бы приняли их вес, во много крат превышающий норму, где пассажиры, в руках у которых были лишь крохот­ные чемоданчики, пробивались к тому же окошку еще


долго после того, как было объявлено об окончании по­садки в самолет, — уже тогда на память пришла другая статья из газеты «Молодежь Азербайджана».


«Каждый раз,— писал Агаддин  Мансурзаде, — видя нескончаемые цветочные плантации в пригородных се­лах Баку, ворчал про себя: зачем и кому столько гвоз­дик, роз. Лучше бы вырастили что-нибудь съедобное. Оказывается, зря я ворчал, мое беспокойство было напрасным. Самому Баку, бакинцам нужны были эти гвоздики, Только жаль, что цветы эти украсили не свадеб­ные наряды, а могилы рано ушедших из жизни жертв трагической ночи».


Уже тогда я вновь вспомнил лица тех азербайджан­цев, кто в Нагорном парке возлагал цветы к могилам погибших, тех, у кого в глазах была боль. Вспомнил и подумал: и там правда, и тут правда. И если хотим мы установить истину, нужна нам правда такая, какая есть. Без вариантов.


 


Беседу вел подполковник Н. ЛИТВИНОВ, член правления Союза журналистов СССР