Михаил Александрович Бакунин

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Бакунин Михаил Александрович»)
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Александрович Бакунин
Mihail Aleksandrovich Bakunin.jpg
Род деятельности: философ, анархист, революционер
Дата рождения: 30 мая 1814
Место рождения: село Премухино, Новоторжский уезд, Тверская губерния, Российская Империя
Дата смерти: 1 июля 1876
Место смерти: Берн, Швейцария
Отец: Александр Михайлович Бакунин
Мать: Варвара Александровна Муравьёва[1]
Супруга: Антония Ксаверьевна Квятковская
Дети: внебрачный сын
Этническая принадлежность: русский
Вероисповедание: атеист
УДК 92

Михаил Александрович Баку́нин (18 (30) мая 1814, село Премухино, Новоторжский уезд, Тверская губерния, Российская Империя — 19 июня (1 июля) 1876, Берн, Швейцария) — русский теоретик анархизма, идеолог политического бандитизма, руководитель «Альянса интернациональных братьев», масон и сын масона, автор «Франкмасонского катехизиса».

Расхожее представление о «панславизме» Бакунина и «революционном характере» этого «панславизма» является научно несостоятельным.

Биография[править]

Сын Александра Михайловича Бакунина.

6 декабря 1829 года был зачислен в Петербургское артиллерийское училище, но учился неважно: весной 1830 года по успеваемости и прилежанию был 29-м из 36, а в списке «младшего офицерского класса» на основании третного экзамена 24 мая 1833 года — 22-м из 31. В начале 1834 года были отчислен из училища в звании прапорщика в армейскую артиллерию, ибо был признан недостойным для продолжения обучения в старшем офицерском классе.

В середине 1830-х годов отказался от военной, а затем и от гражданской службы.

В течение 1836 года изучил почти все основные труды немецкого философа И. Г. Фихте и перевёл для журнала «Телескоп» его лекции «О назначении учёных».

30 июня 1840 года уплыл из Кронштадта на большом любекском пароходе учиться в Берлин.

В октябре 1842 года в «Немецком ежегоднике» А. Руге опубликовал под псевдонимом Жюль Элизар свою первую статью на политические темы — «Реакция в Германии».

Летом 1844 года встретился в Брюсселе со знаменитым историком И. Лелевелем, одним из руководителей антирусского польского восстания 1830—1831 годов. Перевёл на русский язык лелевелевское «Воззвание к русским» (1832) и с этого времени стал твёрдым приверженцем идеи русско-польского революционного союза.

В 1845 году был посвящён в масонство в ложе «Социальный прогресс» ордена Великий Восток Италии.[2]

29 ноября 1847 года на митинге в Париже произнёс знаменитую речь в честь годовщины польского восстания 1830 года, после чего был выслан правительством Ф. Гизо по предложению российского посла Н. Д. Киселёва за пределы Франции.

В 1848 году участвовал в революции во Франции и Пражском восстании, а в мае 1849 года — в восстании в Дрездене и 10 мая был схвачен в Хемнице. Две недели провёл в дрезденской крепости, три месяца в кавалерийской казарме, а с 28 августа 1849 года находился в крепости Кёнигштайн, бывшей в период восстания прибежищем саксонского монарха.

14 января 1850 года саксонским судом был приговорён к смертной казни, которая только в июне была заменена «пожизненным заключением 2-го класса». А 13 июля того же года был выдан Австрии и находился в заключении в Праге и Ольмюце. В Ольмюце провёл несколько месяцев, прикованный цепью к стене.

15 мая 1851 года был вторично приговорён к смертной казни, которая и на этот раз была заменена пожизненным заключением. Затем был выдан царскому правительству и 11 (23) мая препровождён в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Там в июле — августе того же года написал покаянную «Исповедь», которая была опубликована В. П. Полонским только в 1921 году и в которой искусно приправил известные факты антинемецкими выпадами, исказил свои истинные убеждения в угодном царю ключе.

В феврале 1854 года при свидании с сестрой Татьяной тайком передал ей три письма для родных, из которых следовало, что его жизненные установки остаются прежними. В марте 1854 года был переведён в Шлиссельбург.

В 1857 году получил право «писать государю императору» и составил прошение в верноподданических тонах, в результате чего был переведён на поселение в Сибири. 5 октября 1858 года, при содействии состоявшего с ним в дальнем родстве генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьёва-Амурского, женился на 18-летней дочери «белорусского дворянина» Антонии Ксаверьевне Квятковской. В марте 1859 года при поддержке того же влиятельного лица добился разрешения на переезд в Иркутск. А летом 1861 года, убедившись в тщетности попыток вырваться из Сибири легально, осуществил дерзкий побег и к декабрю появился в Лондоне, проделав путь через Японию, Сан-Франциско, Панаму и Нью-Йорк.

С февраля 1862 года начал публиковать оставшееся незаконченным «Воззвание к русским, польским и всем славянским друзьям», которое в основном повторяло его славянскую программу периода революции 1848 года.[3]

С осени 1862 года активно участвовал в подготовке нового польского восстания, но разрешение на участие в нём от его лидеров не получил.

В середине 1860-х годов побывал на острове Капрера у Дж. Гарибальди.

К осени 1864 года написал программу тайного Альянса, «Катехизис интернациональных братьев», а также работу «Международное тайное общество освобождения человечества», намечавшую основные направления деятельности «братства».

3 апреля 1865 года получил патент на одну из высших, 32-ю степень Древнего и принятого шотландского обряда Великого Востока Италии.[2]

Осенью 1867 года переехал в Швейцарию.

10 сентября 1868 года на I конгрессе Лиги Мира и Свободы произнёс яркую речь, призвав к поражению самодержавия в любой развязанной им войне.

В августе 1869 года выдал С. Г. Нечаеву мандат о принадлежности к несуществующему Всемирному революционному комитету[4] (за номером 2771).

С началом франко-прусской войны погрузился в новое революционное предприятие и по просьбе своих сторонников понёс «свои старые революционные кости» в охваченный брожением Лион. С 15 сентября 1870 года был занят объединением сил восставших, проводя непрерывные совещания с членами Центрального Комитета спасения Франции. Высказывался за упразднение существующего строя путем вооружённого восстания и за создание федеративных структур, но в ходе восстания попал на время в плен к национальным гвардейцам. После был вынужден бежать и из Марселя.

В августе 1874 года потерпел очередную неудачу с восстанием в Болонье.

В июне 1876 года переехал из Лугано в Берн, где и умер 1 июля того же года.

Личная жизнь[править]

В 1862 году А. К. Бакунина при помощи родственников мужа и друга семьи И. С. Тургенева выехала из России. Имела долголетнюю связь с неаполитанским адвокатом К. Гамбуцци, который был настоящим отцом её троих детей, а после смерти Бакунина женился на ней. Однако имеющая широкое хождение в литературе с лёгкой руки М. Н. Каткова версия о неспособности Бакунина иметь детей неправдоподобна. Сгоряча брошенное Катковым в его ссоре с Бакуниным слово «скопец» было на самом деле его традиционным ругательством. Несостоятельны и основанные на подобных фактах фрейдистские версии биографии Бакунина, как, например, вышедшая в 1934 году в Белграде («Комплекс Эдипа и судьба Михаила Бакунина»). В сибирский период жизни у Бакунина родился внебрачный сын, который затем воспитывался в Премухине.

Цитаты[править]

Русская философия
Russia coa.png

Основные представители

Западничество и славянофильство:
ЧаадаевБелинскийГерцен
ХомяковКиреевскийАксаков
ДанилевскийСтраховЛеонтьев

Философия революционных демократов:
ЧернышевскийДобролюбовПисарев

Русская религиозная философия:
ДостоевскийСоловьёв
РозановШестовЛосский
БулгаковБердяевКарсавинФлоренский
ФранкИльинЛосев

Народничество и марксизм:
БакунинКропоткин
ПлехановЛенинБогданов
ЛуначарскийЛифшиц

Русский космизм:
Фёдоров
ЦиолковскийВернадскийЧижевский

Младомарксизм и постмарксизм:
ЗиновьевИльенков
МамардашвилиЩедровицкий

  • «В… революции нам придётся разбудить дьявола в людях, чтобы возбудить самые низкие страсти»[5]
  • «Дьявол — первый вольнодумец и спаситель мира. Он освободил Адама и ставит печать человечности и свободы на его челе, сделав его непослушным»[5]
  • «Россия есть цель революции; её [то есть революции] наибольшая сила развернётся там»[6]
  • «…нам надо войти в союз со всеми ворами и разбойниками русской земли»[7]
  • «Философия есть такая наука, которой нельзя заниматься или не заниматься самовольно… принимаются за неё для того, чтобы удовлетворить главным вопросам жизни» (1835)
  • «Назначение человека не страдать, скрестя руки, на земле, чтобы заслужить легендарный рай. Его назначение скорее заключается в том, чтобы перенести небо, бога, которого он носит в себе, на нашу землю… поднять землю до неба»
  • «Дайте же нам довериться вечному духу[sic!], который только потому разрушает и уничтожает, что он есть неисчерпаемый и вечносозидающий источник всяческой жизни. Страсть к разрушению есть вместе с тем и творческая страсть!» (1842)
  • «Мы… считаем коммунизм весьма важным и в высшей степени опасным явлением. Мы раз навсегда заявляем, что мы лично — не коммунисты, и что у нас… мало охоты… жить в обществе, устроенном по плану Вейтлинга. Это не свободное общество, не действительно живое объединение свободных людей, а невыносимое принуждение, насилием сплоченное стадо животных, преследующих исключительно материальные цели и ничего не знающих о духовной стороне жизни и о доставляемых ею высоких наслаждениях» (1843)
  • «Слава богу, время теории прошло… заря нового мира уже осеняет нас» (1843)
  • «Я живу только с поляками и всецело бросился в польско-русское движение» (5 августа 1847)
  • «Мы видим, что делают слуги Австрии. Кто главный слуга? Виндшигрец. Куда идёт теперь Виндшигрец? В Венгрию.., чтобы там убить свободу. Что же мы поэтому должны теперь делать? Ясно: мы теперь должны высказаться против Виндшигреца и за мадьяр» (конец 1848)[8]
  • «Единым предметом моей деятельности было основание и устройство интернационального революционно-социалистического тайного общества… После 3-х годовой трудной работы я добился до положительных результатов. Есть у нас друзья в Швеции, в Норвегии, Дании; есть в Англии, в Бельгии, во Франции, в Испании и в Италии, есть поляки, есть даже и несколько русских» (19 июля 1866)
  • «Только, друзья, прошу вас, перестаньте же думать, что я когда-либо серьёзно занимался [самим] франкмасонством. Это может быть полезно, пожалуй, как маска или как паспорт — но искать дело в [самой] франкмасонерии всё равно, [или] пожалуй [даже] хуже, чем искать утешения в вине» (1866)[9]
  • «Почему это ваша община, от которой вы ждёте столько чудес в будущем, в продолжении 10 веков прошедшего существования не произвела на свет ничего, кроме самого печального и гнусного рабства?.. Община наша не имеет даже и внутреннего развития,.. а если в ней благодаря напору государственности стало заметно подобие внутреннего процесса, так это процесс разложения. Всякий мужик побогаче и посильнее других стремится теперь всеми силами выйти из общины, которая его теснит и душит»[10]
  • «Национальность образует, по нашему разумению, естественно-исторический факт… с которым надо считаться, если хочешь действовать действительно, а не абстрактно; признавая, что социально-революционная задача везде одна и та же: очеловечивание общества, народа, людей, мы убеждены вместе с тем, что формы разрешения этой задачи в разных народных группах будут разнообразны, потому что они определяются особым положением, настроением и приготовлением этой группы» (1870)
  • «Для того чтобы разрушить религию, чтобы рассеять и заставить исчезнуть все эти божественные призраки, делающие нас рабами, недостаточно одной интеллектуальной природы. Необходима социальная революция»
  • «Бог, или, скорее, фикция божества, уже является духовной и нравственной причиной всякого рабства на земле и освящает его, и человеческая свобода вполне осуществится только тогда, когда она совершенно уничтожит тлетворный вымысел о существовании небесного повелителя»[11]
  • «В народных массах пробуждается и образуется новое понимание, молодое, сильное, полное будущности и жизни, без сомнения, ещё научно не развитое, но стремящееся к знанию, освобождённому от всех нелепостей, метафизики и богословия. Это понимание… до последнего основания разрушит и проклятый принцип власти, как человеческой, так и божественной, и возвратит каждому полную свободу, осуществит равенство, солидарность и братство человеческого рода»[12]
  • «Так как мы сами убеждённые безбожники, враги всякого религиозного верования и материалисты, всякий раз, когда нам придётся говорить о вере с народом, мы обязаны высказать ему во всей полноте наше безверие, скажу более, наше враждебное отношение к религии»[13]
  • «В 30-х40-х годах полагали, что когда наступит опять пора для революционного действия, то доктора школы Гегеля оставят далеко позади за собой самых смелых деятелей 90-х годов и удивят мир своим логическим, беспощадным революционаризмом. Так думали потому, что философская мысль, выработанная Гегелем и доведённая до самых крайних результатов его учениками, действительно, была полнее, всестороннее и глубже мысли Вольтера и Руссо, имевших влияние на развитие и исход Французской революции» (1873)
  • «Оглядываясь на окружающие нас события и явления момента, в который мы живём… я ничего не жду от современного поколения. Знаю только один способ, которым можно ещё служить делу революции, — это срыванием масок с так называемых революционеров. Почва наша до того засорена, что много надо трудов, чтобы только очистить её от всякой дряни, и то, что бы ни посеялось, всё заглушится сорной травой и бурьяном… Произрастание бурьяна и сорных трав — вот период, в котором мы живём… Что же делать? Ждать. Ждать, что, может быть, обстоятельства европейские сложатся круче, то есть совокупность экономических и политических условий. Индивидуальная же деятельность, организаторская, агитаторская не приблизит, не изменит ничего. Поле не за нами, а за сорной травой… Наш же час не пришёл» (15 июля 1875)

Перлы[править]

Взгляды[править]

Бакунин предполагал, что земли Украины, Литвы, «Белоруссии со Смоленском» после победы революции будут иметь право на автономное развитие, исключающее всякий диктат со стороны России и Польши.

Отзывы современников[править]

В. Г. Белинский признавался в письмах самому Бакунину:

Много, много мыслей услышал от тебя первого — ты не навязывал мне свой авторитет, его наложило на меня могущество твоей мысли, бесконечность твоего созерцания. Много я теперь понимаю глубоко и понимаю через тебя.

В. П. Боткин писал самому Бакунину:

Через тебя первого узнал я те идеи, от которых спала повязка с глаз моих и я вошел в свободную сферу бытия, где в первый раз свободно и легко вздохнул дух мой, утомленный… всяческими сомнениями.

Н. П. Огарёв вначале Бакунина терпеть не мог и называл не иначе, как «длинный гад».[14]

А. Руге писал в 1842 году, что «Бакунин — очень образованный человек и обладает крупным философским талантом».

В 1850-е годы, когда Бакунин сидел в Петропавловской крепости, П. Я. Чаадаев сказал о нём шефу жандармов А. Ф. Орлову: «Мой воспитанник». «Нечего сказать, хорош у тебя воспитанник, — ответил Орлов, — и делу же ты его выучил».

А. И. Герцен вспоминал:

Мы провели вместе год. Бакунин все более побуждал меня к изучению Гегеля; я же пытался внести в его суровую науку побольше революционных элементов.

Ф. Энгельс в статье «Демократический панславизм» резко осудил национальную программу Бакунина и его первое «Воззвание к славянам».

Киновоплощения[править]

Интересные факты[править]

Вы первый русский, не старающийся уверить нас, людей Запада, в том, что в России все готово для революции. Со времени Бакунина я постоянно слышал, что там «все готово», и удивлялся тому, что революция все-таки заставляет себя так долго ждать.[19]

Нет ли у Вас брошюры Бакунина «Парижская Коммуна и понятие о государственности»?… Нельзя ли достать у анархистов на несколько дней?[20]

Примечания[править]

  1. Греф О. А. Александр Михайлович Бакунин — создатель усадьбы Премухино // Вопросы истории. — 2001. — № 2. — С. 143, 145.
  2. а б Брачев В. Масоны у власти. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. — С. 298. ISBN 5-699-17105-3
  3. Дьяков В. А. Славянский вопрос в пореформенной России (1861—1895 гг.) // Вопросы истории. — 1986. — № 1. — С. 52.
  4. Бер Ю. А. Страницы биографии революционера (С. Г. Нечаев) // Вопросы истории. — 1989. — № 4. — С. 139.
  5. а б Цит. по: Платонов О. А. Тайна беззакония. Иудаизм и масонство против Христианской цивилизации. — М.: Алгоритм, 2004. — С. 597. ISBN 5-9265-0148-2
  6. Цит. по: Башилов Б. Когда диавол выступил без маски в мир
  7. Цит. по: Владимир Короленко. Письма к Луначарскому // Новый мир. — 1988. — № 10.
  8. Цит. по: Орлик И. И. Венгерская революция 1848‒1849 годов и Россия // Новая и новейшая история. — 2008. — № 2. — С. 38.
  9. Цит. по: Брачев В. Масоны у власти. — М.: Алгоритм, Эксмо, 2006. — С. 298‒299. ISBN 5-699-17105-3
  10. Цит. по: Исаев А. К., Олейников Д. И. Бакунизм нуждается в более серьезном изучении // Вопросы истории. — 1989. — № 2. — С. 126.
  11. Цит. по: Пелевин Ю. А. «Хождение в народ» 1874‒1875 гг. // Вопросы истории. — 2013. — № 4. — С. 87.
  12. Цит. по: Пелевин Ю. А. «Хождение в народ» 1874‒1875 гг. // Вопросы истории. — 2013. — № 4. — С. 87.
  13. Цит. по: Пелевин Ю. А. «Хождение в народ» 1874‒1875 гг. // Вопросы истории. — 2013. — № 4. — С. 87‒88.
  14. Исаев А. К., Олейников Д. И. Бакунизм нуждается в более серьезном изучении // Вопросы истории. — 1989. — № 2. — С. 120.
  15. Создатели фильма: Год как жизнь // КиноПоиск
  16. Фильм Год как жизнь (1965) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  17. Создатели фильма: Карл Маркс: Молодые годы // КиноПоиск
  18. Карл Маркс. Молодые годы // KinoExpert.ru
  19. Цит. по: Урилов И. Х. Судьбы российской социал-демократии // Вопросы истории. — 2006. — № 3. — С. 144.
  20. Цит. по: Булдаков В. П. У истоков советской истории: путь к Октябрю // Вопросы истории. — 1989. — № 10. — С. 69.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Глава VI // Пирумова Н. Бакунин. — М.: Молодая гвардия, 1970.
  • Пирумова Н. М. Бакунин в Сибири // Вопросы истории. — 1986. — № 9. — С. 103‒114.
  • Дьяков В. А. Исторические альтернативы для Европы 40 — 70-х годов XIX века // Вопросы истории. — 1993. — № 7. — С. 54‒68.
  • Борисенок Ю. А., Олейников Д. И. Михаил Александрович Бакунин // Вопросы истории. — 1994. — № 3. — С. 55‒76.
  • Колесникова Л. А. Мемуары революционеров 1870-х годов об идейно-психологическом воздействии на них литературы // Вопросы истории. — 2005. — № 5. — С. 96‒105.
  • Гросул В. Я. Русские участники зарубежных революций первой половины XIX века // Новая и новейшая история. — 2007. — № 4. — С. 118‒143.