Брестский мир

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Брестский мирный договор


Территория, оккупированная войсками Германии после заключения Брестского мира
Стороны:
РСФСР, Германия, Австро-Венгрия, Болгария, Турция
Дата подготовки:
с 9 (22) декабря 1917
Дата подписания:
3 марта  1918
Место подписания:
Брестская крепость
Подписавшие:
Г. Я. Сокольников, Л. М. Карахан, Г. В. Чичерин, Г. И. Петровский, Рихард фон Кюльман, граф Оттокар Чернин, Талат-паша
Вступление в силу:
после ратификации IV съездом Советов 15 марта  1918 и Вильгельмом II 26 марта  1918
Условия:
прекращение войны России с Центральными державами, потеря Россией Польши, Украины, Прибалтики, Западной Белоруссии, Финляндии, части Закавказья, выплата Россией репераций в размере 3 млрд. рублей и др.


Утратил силу:
20 сентября  1918 в отношении Турции,13 ноября  1918 в отношении Германии


Заменён:
Раппальский договор, Версальский договор
Языки:
Болгарский, немецкий, венгерский, русский, турецкий
Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Брестский мир

Бре́стский мир (Брестский мирный договор, Брест-Литовский мирный договор) — мирный договор между участниками Первой мировой войны (Германией, Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарией с одной стороны и РСФСР с другой), подписанный 3 марта 1918 года в Брестской крепости.

Был ратифицирован Чрезвычайным IV Всероссийским Съездом Советов 15 марта.[1] Данные соглашения являлись сепаратными, постольку, поскольку на российское предложение о немедленном прекращении войны бывшие союзники России по Антанте ответили отказом.[1]

Предыстория[править]

28 октября (9 ноября) 1917 года в «Правде» и «Известиях ЦИК» был опубликован Декрет о мире. Однако правительства воюющих держав оставили советские предложения без ответа. В этих условиях 7 (20) ноября Совнарком отдал приказ верховному главнокомандующему русской армией генералу Н. Н. Духонину немедленно обратиться к командованию стран Четверного союза с предложением приостановить военные действия в целях открытия мирных переговоров. На следующий день нарком по иностранным делам Л. Д. Троцкий разослал текст декрета послам держав Антанты, предложив немедленно заключить всеобщее перемирие и открыть мирные переговоры со странами германского блока. 9 (22) ноября послы союзных с Россией держав приняли решение не отвечать на ноту НКИД. В тот же день Духонин, отказавшийся выполнить приказ Совнаркома, был смещён с занимаемой должности, а на его место назначен Н. В. Крыленко. За подписью Ленина и нового главковерха была послана радиограмма всем солдатским комитетам армии и флота, всем бойцам и матросам с призывом брать дело мира в свои руки и в обход контрреволюционных генералов вступать в переговоры о перемирии с неприятелем.[1]

Вслед за обращением к солдатам и матросам Советское правительство направило ноту послам нейтральных стран, прося их принять все зависящие от них меры к тому, чтобы довести советские мирные предложения до сведения неприятельских правительств и общественности своих стран. За день до этого Троцкий выступил с заявлением о начале публикации секретных дипломатических документов царского и буржуазно-коалиционных правительств.[1]

Радиограмма Ленина и Крыленко встретила широкий отклик в войсках. 12 (25) ноября переговоры о перемирии с противником, по утверждению Троцкого, начали части 2-й, 3-й и 5-й армий. На следующий день в переговоры вступили парламентёры, посланные главковерхом. 14 (27) ноября согласие германского командования на официальное ведение переговоров было, наконец, получено. К Германии присоединилась и Австро-Венгрия. Однако по просьбе Советского правительства начало официальных переговоров было отсрочено на пять дней, чтобы дать правительствам Антанты возможность ещё раз определить своё отношение к вопросу о мире.[1]

Иоффе, Каменев, Карахан, Биценко и немцы. Декабрь 1917 года. Все четверо перечисленных по фамилиям умрут не по естественным причинам

Первоначальное перемирие, подписанное с Болгарией, Германией, Австро-Венгрией и Турцией 2 (15) декабря 1917 года в Брест-Литовске, устанавливалось на 28 дней (с 4 (17) декабря 1917 года по 1 (14) января 1918 года) с тем чтобы приступить к мирным переговорам.[1]

Ход переговоров[править]

9 (22) декабря 1917 года начались мирные переговоры. 12 (25) декабря Р. фон Кюльман от имени германо-австрийского блока заявил о присоединении к основным положениям советской декларации о мире без аннексий и контрибуций при условии присоединения правительства стран Антанты к советской формуле о мире. Советское правительство снова обратилось к странам Антанты с приглашением принять участие в мирных переговорах. 27 декабря 1917 (9 января 1918) года после десятидневного перерыва в заседаниях фон Кюльман заявил, что так как Антанта не присоединилась к мирным переговорам, то германский блок считает себя свободным от советской формулы мира.

5 (18) января 1918 года делегации Четверного союза в ультимативной форме предъявили советской делегации тяжёлые условия сепаратного мира. При этом основные территориальные притязания исходили от Германии. Было выдвинуто требование отделения от России не только Польши, Литвы, Курляндии, части Эстляндии и Лифляндии, но и значительной части Белоруссии. Троцкий воспользовался ультиматумом как поводом и в тот же день по просьбе Ленина и Сталина на время прервал переговоры.[1]

17 (30) января переговоры в Бресте возобновились, но глава советской делегации Троцкий в соответствии с решением ЦК от 11 (24) января повёл политику их затягивания вплоть до предъявления Германией ультиматума в расчёте только тогда подписать мир. Только Зиновьев настаивал на немедленном подписании аннексионистского договора, подчёркивая, что оттягиванием Советское правительство лишь ухудшит условия мира.[1]

28 января (10 февраля) на вечернем заседании конференции Троцкий от имени Советского правительства огласил декларацию, в которой содержался отказ от подписания аннексионистского договора и в то же время состояние войны с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией объявлялось прекращённым. Отмечалось также, что российским войскам будет отдан приказ о полной демобилизации по всему фронту. Кроме Троцкого указанный документ подписали, по его утверждению, Карелин, Иоффе, Покровский, Биценко и Медведев.[1]

Советская историография утверждала, что оглашением этой декларации Троцкий нарушил прямые указания, которые были ему даны по порядку ведения переговоров руководством РСФСР и партии большевиков. По мнению же историка А. В. Панцова (внучатого двоюродного племянника Ильи Эренбурга[2]), Троцкий, напротив, действовал в соответствии с решением ЦК обеих правящих партий.[1]

По утверждению Троцкого, советская делегация вернулась из Брест-Литовска с почти полной уверенностью в невозможности германского наступления. В этих условиях даже такие сторонники заключения мира как Зиновьев и Свердлов испытали серьёзные колебания. По предложению Зиновьева Петроградский Совет одобрил действия «русской мирной делегации».[1]

Однако 16 февраля германское командование заявило о прекращении перемирия и возобновлении с полудня 18 февраля военных действий. 19 февраля немцы заняли Двинск и Полоцк и двинулись к Петрограду.[1]

23 февраля курьер привёз в Петроград новые германские условия мира, составленные в крайне ультимативной форме. Новый германский ультиматум содержал ещё более обширные территориальные притязания: отторжение от России не только Польши, Литвы, Курляндии и части Белоруссии, но и всей Эстляндии и Лифляндии. Чрезвычайно тяжёлыми были и экономические и военно-политические условия договора. Троцкий ещё 22 февраля сделал официальное заявление об уходе с поста наркома по иностранным делам.[1]

24 февраля на заседании ЦИК поимённым голосованием была одобрена резолюция большевистской фракции о принятии германских условий мира. В ночь с 24 на 25 февраля в Брест-Литовск для подписания мирного договора выехала советская делегация в составе Г. Я. Сокольникова, Л. М. Карахана, Г. В. Чичерина и Г. И. Петровского. Туда были направлены также политический консультант делегации Иоффе и военные консультанты Альфатер, В. Липский, Данилов и Андогский.[1]

1 марта советской делегации был вручён окончательный текст условий мирного договора, ещё более тяжёлых, чем в ультиматуме от 22 февраля. 3 марта мирный договор был подписан и только после этого военные действия были прекращены.[1]

Ратификация договора[править]

На VII съезде РКП(б) было принято не постановление о ратификации мирного договора с Германией, а пространная резолюция Ленина о войне и мире, основу которой составили ленинские идеи о мирной передышке и освободительной, отечественной, справедливой войне против империализма. Текст Брестского договора был скрыт от делегатов съезда и не был им известен. Большинство делегатов верило, что голосовало за мирную передышку для подготовки революционной войны. Ленин настоял на том, чтобы резолюция не публиковалась в печати, а по указанию ЦК РКП(б) было сообщено, что съезд за ратификацию. По предложению Ленина с каждого делегата съезда была взята личная подписка, обязывающая хранить эту резолюцию в тайне.[3]

На IV чрезвычайном съезде советов присутствовало 1172 делегата, в том числе 812 большевиков и 238 эсеров. Несмотря на протесты меньшевиков, эсеров, анархистов-коммунистов и левых эсеров, договор был ратифицирован большинством в 784 голоса против 261 при 115 воздержавшихся. Группа левых коммунистов от голосования воздержалась.[4]

Условия договора[править]

Согласно условиям Брестского мира:

После подписания мирного договора германские войска ликвидировали советскую власть в республиках Прибалтики, в Белоруссии и на Украине.

Оценки и последствия[править]

Брестский мир, в результате которого от России были отторгнуты огромные территории, закреплявший потерю значительной части сельскохозяйственной и промышленной базы страны, вызвал оппозицию по отношению к большевикам со стороны практически всех политических сил, как справа, так и слева.

Сам Ленин назвал договор «похабным».[5][6] Патриотически настроенные граждане же считали его следствием прежних соглашений немцев с Лениным, которого ещё в 1917 году называли немецким шпионом.[7] Находившийся в заключении император Николай II назвал мирный договор позором для России и удивлялся, как император Вильгельм и германское правительство могли унизиться до пожатия рук «грязным людям, предавшим свою родину».[8]

 «Известно, и лишь недавно это вновь было подтверждено генералом Гофманом,[9] что это правительство кайзера, по требованию немецкого генерального штаба, разрешило Ленину и его товарищам проезд через Германию в Россию в запломбированных салон-вагонах с тем, чтобы они могли в России вести свою агитацию.

Могут быть различные мнения насчет того, допустимо ли для социалистов принимать такие услуги из таких источников. Но с этим событием связано ещё другое событие, которое должно быть ещё выяснено.

Ленин и его товарищи получили от правительства кайзера огромные суммы денег на ведение своей разрушительной агитации. Я об этом узнал ещё в декабре 1917 г. через одного моего приятеля я запросил об этом одно лицо, которое, благодаря тому посту, который оно занимало, должно было быть осведомлено, верно ли это. И я получил утвердительный ответ. Но я тогда не мог узнать, как велики были эти суммы денег и кто был или кто были посредником или посредниками (между правительством кайзера и Лениным). Теперь я из абсолютно достоверных источников выяснил, что речь шла об очень большой, почти невероятной сумме, несомненно больше пятидесяти миллионов золотых марок, о такой громадной сумме, что у Ленина и его товарищей не могло быть никакого сомнения насчёт того, из каких источников эти деньги шли.

Одним из результатов этого был Брест-Литовский договор. Генерал Гофман, который там вёл переговоры с Троцким и другими членами большевистской делегации о мире, в двояком смысле держал большевиков в своих руках, и он это сильно давал им чувствовать"

Eduard Bernstein. Ein Dunkeles Kapitel. Vorwärts (Berlin), Januar 14, 1921.

Состоявшие в союзе с большевиками и входившие в состав «красного» правительства левые эсеры, а также образовавшаяся фракция «левых коммунистов» внутри РКП(б) (во главе с Н. И. Бухариным) говорили о «предательстве мировой революции», поскольку заключение мира на восточном фронте объективно укрепляло режим кайзера в Германии, позволяло ему продолжать войну против союзников во Франции и одновременно ликвидировало фронт в Турции, позволяло Австро-Венгрии сосредоточить свои силы на войне в Греции и Италии. Согласие Советского правительства прекратить пропагандистскую работу на оккупированных немцами территориях означало, что большевики сдавали Украину, Прибалтику и большую часть Белоруссии.

Брестский мир послужил катализатором образования «демократической контрреволюции», выразившейся в провозглашении в Сибири и Поволжье эсеровских и меньшевистских правительств, восстании левых эсеров в июне 1918 года в Москве. Подавление выступлений, в свою очередь, привело к формированию однопартийной большевистской диктатуры и полномасштабной гражданской войне.

Окончание действия[править]

Ноябрьская революция в Германии и подписание большевиками 27 августа 1918 года Добавочного Договора о репарациях дали возможность большевикам аннулировать Брест-Литовский договор. Это было оформлено постановлением ВЦИК от 13 ноября 1918 года.[1] В результате немецкие войска ушли с территории Украины, Прибалтики, Белоруссии.

Ещё ранее, 20 сентября того же года, нотой НКИД РСФСР Брестский договор был расторгнут в отношении Турции.[10]

Историография Брестского мира[править]

Советская историография на протяжении многих десятков лет следовала практически неизменной схеме, согласно которой Брестский мир явился выдающейся победой стратегии и тактики Ленина, заключившего компромисс с германским империализмом в условиях, когда дело всеобщего мира было сорвано империалистами Антанты и США.[1]

В 1990 году историк А. В. Панцов предположил, что Брестский мир стал не выдающейся победой ленинской стратегии и тактики, а победой Ленина над самим собой, над своими прежними взглядами.[1]

Примечания[править]

  1. а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р Панцов А. В. Брестский мир // Вопросы истории. — 1990. — № 2. — С. 60‒79.
  2. «Особое мнение» Александра Панцова // Радио России, 17.08.2007
  3. Макаренко П. В. Большевики и Брестский мир // Вопросы истории. — 2010. — № 3. — С. 16.
  4. Макаренко П. В. Большевики и Брестский мир // Вопросы истории. — 2010. — № 3. — С. 21.
  5. Кротков Б. «Похабный» мир // Российская газета: Неделя. — 13 марта 2008. — № 4611.
  6. Спивак П. Брест помог большевикам удержать власть // Независимая газета. — 3 марта 2009.
  7. Млечин Л. Ленин — еврей, калмык или немецкий агент? // Алеф. — 2003. — № 924.
  8. Тобольское заключение // Трагическая судьба русской императорской фамилии. Воспоминания бывшего воспитателя Наследника Цесаревича Алексея Николаевича Пьера Жильяра
  9. бывшим тогда главнокомандующим германской армии на Восточном фронте и ведшим в 1918 году — переговоры о мире с большевиками в Брест-Литовске
  10. Брестский мир 1918 // GENOCIDE.ru

Ссылки[править]