Пётр Александрович Валуев

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Валуев Пётр Александрович»)
Перейти к: навигация, поиск
Пётр Александрович Валуев
Pyotr Alexandrovich Valuyev.jpeg
Род деятельности: государственный деятель, писатель
Дата рождения: 4 октября 1815
Место рождения: Царицыно, Московская губерния
Дата смерти: 8 февраля 1890
Место смерти: Санкт-Петербург
Отец: Александр Петрович Валуев
Мать: Елизавета Фёдоровна Фонден-Бринкен
Супруга: Мария Петровна Вяземская / Анна Ивановна Вакульская
Дети: Александр, Пётр, Елизавета, Николай
Вероисповедание: православный
УДК 92

Граф Пётр Александрович Валу́ев (22 сентября (4 октября)[1] 1815, Царицыно, Московская губерния — 27 января (8 февраля) 1890, Санкт-Петербург) — российский государственный деятель, писатель. Противник освобождения крепостных крестьян, не считавший украинцев за нацию. Разработчик земской реформы 1864 года.

Биография[править]

Дальний прямой потомок небезызвестного пастора Э. Глюка, дальний родственник своего оппонента по некоторым вопросам и преемника на посту главы правительства — графа М. Х. Рейтерна.[?]

Родился в родовитой дворянской семье камергера Александра Петровича Валуева, служившего в VI департаменте Сената, и Елизаветы Фёдоровны Фонден-Бринкен.

В 1818 году в возрасте трёх лет был пожалован званием пажа.

После окончания университетского курса ещё два года получал домашнее образование.

Зимой 1831 года на одном из придворных балов в Москве своими манерами и разговором обратил на себя внимание императора Николая I. В том же году поступил на службу в канцелярию московского генерал-губернатора, а в 1832 году выдержал экзамен на первый чин — губернского регистратора.

Прослужив около трёх лет в канцелярии московского генерал-губернатора, переехал в Санкт-Петербург, где начал службу в Собственной Его императорского величества канцелярии: сначала в I, а с 1 января 1836 года — во II отделении, где был прикомандирован к графу М. М. Сперанскому для участия в кодификации законов. В 1834 году получил звание камер-юнкера.

В 1845 году был назначен чиновником особых поручений при рижском генерал-губернаторе Е. А. Головине, позднее стал им же при А. А. Суворове.

В 1852 году получил чин действительного статского советника, а в 1853 году был возведён в звание камергера и назначен Курляндским гражданским губернатором.

В апреле 1858 года был назначен директором II Департамента Министерства государственных имуществ, которое возглавлял М. Н. Муравьёв, а в начале 1859 года ещё и директором III Департамента, ведавшего вопросами сельского хозяйства, а кроме того, был назначен председателем Учёного комитета того же министерства. В течение того же 1859 года получил чин тайного советника, звание статс-секретаря, двукратное увеличение жалования и награду в 5 тысяч рублей серебром.

7 января 1861 года был назначен управляющим делами Комитета министров. 23 апреля того же года, вскоре после обнародования положения об отмене крепостного права, был назначен управляющим Министерством внутренних дел, а в конце того же года утверждён в должности министра внутренних дел, заняв ключевой пост в правительстве Российской Империи.

В конце 1862 года внёс в Комитет для определения мер коренного преобразования евреев в России записку о разрешении евреям-мастеровым жить во внутренних губерниях в связи с нехваткой там ремесленников вообще.[2]

С возвышением шефа жандармов П. А. Шувалова в какой-то степени утратил свою самостоятельность, а после неурожая 1867 года и последовавшего за ним голода в ряде губерний был уволен 3 апреля 1868 года с поста министра внутренних дел, получив алмазные знаки ордена Святого Александра Невского.

После отставки на полтора года уехал за границу поправить расшатанное здоровье. Вернувшись в Петербург в конце 1869 года, занялся частной службой, с согласия императора Александра II был избран председателем учётно-ссудного банка, заседал в Государственном совете.

13 декабря 1869 года был назначен членом комиссии для рассмотрения отчёта о деятельности петербургской городской полиции. 5 апреля 1870 года по личному указанию Александра II был приглашён участвовать в заседании Комитета министров — обсуждении проекта административно-полицейской реформы. В декабре 1870 года был избран председателем правления Общества взаимного поземельного кредита. Несколько позже был назначен членом Особого присутствия для рассмотрения представлений о преобразовании учебных заведений.

После молниеносного разгрома Франции во франко-прусской войне представил на имя Александра II записку «Мысли невоенного о наших военных силах», положившую начало военной реформе.

1 марта 1871 года был назначен управляющим Санкт-Петербурскими сиротскими заведениями. Позднее был приглашён к участию в работе Императорского человеколюбивого общества, а затем по желанию императрицы Марии Александровны и решению Александра II был назначен управляющим Санкт-Петербургским родовспомогательным заведением.

В середине апреля 1872 года сменил А. А. Зеленого на посту министра государственных имуществ.

В 1878 году был назначен председателем «Особого совещания для изыскания мер к лучшей охране спокойствия и безопасности в империи».

25 декабря 1879 года был назначен председателем Комитета министров, Кавказского комитета и Комиссии прошений на высочайшее имя с сохранением звания члена Государственного совета и главы Особого совещания.

Именным высочайшим указом от 19 февраля 1880 года был возведён в графское достоинство.

В день гибели Александра II встречался с ним для согласования проекта правительственного сообщения по поводу так называемой «конституции» М. Т. Лорис-Меликова.

В 1882 году был уволен от должности председателя Комитета министров и всех прочих занимаемых им должностей, но оставлен членом Государственного совета.

15 мая 1883 года непосредственно участвовал в коронации императора Александра III («с низким боярским поклоном» подал ему державу).[3]

В конце жизни бедствовал, вынужден был продать свою обширную библиотеку и коллекцию картин. В июле 1889 года заболел раком мочевого пузыря, слёг в постель, но продолжал бороться с болезнью, испытывая жестокие страдания.

27 января 1890 года скончался. Похороны свои заранее приказал устроить с возможной скромностью, сам составил газетное объявление о своей смерти и запретил совершать панихиды на дому.

Семья[править]

В мае 1836 года Валуев женился на княжне Марии Петровне Вяземской, дочери известного и близкого ко двору поэта П. А. Вяземского, которая умерла уже в 1849 году. У них было два сына (Александр и Пётр) и дочь (Елизавета).

После смерти первой супруги Валуев женился на Анне Ивановне Вакульской, от брака с которой у него в 1856 году родился сын Николай. Анна Ивановна умерла 20 марта 1883 года.

Старший сын Валуева Пётр умер ещё при жизни отца, 29 июня 1886 года.

Сочинения[править]

Цитаты[править]

  • «Правительство находится в состоянии изоляции. Дворянство … не понимает своих истинных интересов, недовольно, возбуждено, … раздроблено на множество различных течений. Купечество … не пользуется доверием и не оказывает никакого полезного воздействия на массы. Духовенство содержит в самом себе элементы беспорядка… и обладает влиянием … когда имеет тенденцию принести вред. Крестьяне … образуют беспокойную массу, подверженную влиянию опасных иллюзий и несбыточных надежд. Армия … главная основа общественного порядка … не представляет собой гарантии абсолютной безопасности» (22 июня 1862)
  • «Бурбоны ничему не научились и ничего не забыли» (ноябрь 1863)
  • «Цесаревич скончался в 12 часов 50 минут ночи по времени в Ницце, следовательно, в исходе 3-го часа ночи по нашему. <…> Весть была ожидана, и, несмотря на то, она произвела сильное впечатление. <…> Говорят, что в Москве уже пущен слух, будто цесаревича отравили великий князь Константин Николаевич и его супруга „Константиниха“» (апрель 1865)[4]
  • «Ташкент взят ген. Черняевым. Никто не знает почему и для чего… Есть нечто эротическое[sic] во всём, что у нас делается на отдалённой периферии Империи» (20 июля 1865)[5]
  • «Кто и что теперь Россия? Все сословия разъединены… Все законы в переделке. Все основы в движении…» (29 октября 1865)[6]
  • «Горчаков обладает неоспоримыми дарованиями, но трудно вообразить себе человека, который менее его бы знал Россию и менее имел бы верное понятие о том и тех, кого он представляет» (27 мая 1866)[7]
  • «…я состою седьмым в консервативном конклаве и гр. Шувалов иногда называет меня „старшина“. К сожалению, когда конклав в сборе, он менее занимается делом, чем толками о своих противниках и праздными фразами о своих принципах»
  • «После блистательного и счастливого военного поприща кн. Барятинский обратился, приняв фельдмаршальский жезл, в баловня фортуны и дворцовых ласк. В государстве он — нуль. Во дворце он — нечто вроде наезжего друга. …он ведёт жизнь в сущности совершенно пустую и бесцветную. Нельзя угасать с более изысканною непосредственностью» (1876)[8]
  • «Государь в слезах. В Николаевской зале [Зимнего дворца] он сказал несколько слов генералам и офицерам. В ответ прекрасное дружное долго неумолкавшее ура!!! Я видел слёзы почти на всех лицах. Войско у нас ещё здорово. Всё прочее, увы — гниль!.. Добрые силы только в войске» (2 марта 1881)[9]

Личность Валуева[править]

Валуев с особой симпатией относился к протестантизму, терпимо к раскольникам, отстаивал свободу совести. Некоторые его произведения религиозного содержания были запрещены духовной цензурой, как «близкие к протестантизму».

Валуев любил едко критиковать имперскую политику в Царстве Польском и считал себя прямо-таки знатоком этого Царства, но когда пошла речь о назначении туда его самого, прокомментировал это в том духе, что, мол, этого только недоставало.

Отзывы современников[править]

Современники и сослуживцы оставили множество мнений о Валуеве, поэтому ниже приводятся лишь некоторые.

Е. М. Феоктистов глубоко сожалел, что во главе Министерства внутренних дел «очутился такой пустой и ничтожный фразёр, как Валуев».

М. Н. Муравьёв писал, что Валуев — «человек не без способностей, но космополит и преданный одною мыслию и желанию воспользоваться европейской известностью и похвалой, хотя бы то было со вредом для России».

К. П. Победоносцев писал наследнику престола Великому князю Александру Александровичу:

Валуев — поседевший в практике громких речей из которых ничего не выходит, кроме лести и заблуждения, дочерпывающий из лондонского «Tumes» свои вдохновения и государственные взгляды.

Князь В. П. Мещерский в одном из писем 1866 года несколько защищал Валуева, противопоставляя его графу П. А. Шувалову. Валуев, утверждал он, в отличие от шефа жандармов «не интригует, не подкапывается и не внушает Государю недоверие к всякому проявлению разумно либеральных стремлений здравой части общества на Руси!!».[10]

Митрополит Филарет (Дроздов) называл Валуева «врагом и гонителем православия, поляком с примесью[sic] немца». Владыка считал, что Валуев «при обширном образовании и полнейшей добросовестности был своей земле чужеземец».

А. А. Половцов подчёркивал:

…ни одна партия не считала Валуева своим. Для радикалов он был завзятым реакционером, а реакционеров — опасным радикалом. Либеральные слова Валуева пугали консерваторов и реакционеров. Реакционные действия, вероломно противоречившие либеральным словам, навлекали на него ненависть либералов и радикалов.

Литературная деятельность[править]

Самым известным валуевским романом является «Лорин», изданный в 1882 году. По мнению современников, роман во многом автобиографичен. Позднее появились повести «У Покрова в Левшине», «Чёрный Бор» и роман «Княжна Татьяна».

Пример творчества:

Господь, мольбе моей смиренной,
С высот твоих небес внемли,
И мира для души смятенной,
Мне дуновенье ниспошли.

В культуре[править]

Молодой Валуев — прототип главного героя пушкинской «Капитанской дочки» П. А. Гринёва. Причём в одном из ранних вариантов «Капитанской дочки» Пушкин намеревался назвать героя своей повести Валуевым. Известно также, что Валуев был у постели умиравшего Пушкина и не оставлял его дом до кончины поэта.

Историография[править]

В советской/российской историографии нет определённого мнения, кем был Валуев — консерватором, либералом, нейтральным политиком или центристом, — но большинство историков придерживается мнения, что он был консерватором.

Интересные факты[править]

  • Сам Валуев не имел никакой земельной собственности, как и собственной квартиры в Санкт-Петербурге.

Примечания[править]

  1. По утверждению историка А. Э. Гетманского — 28 сентября (то есть 10 октября). Однако в дневнике Валуева можно найти запись от 22 сентября 1862 года: «Да благословит Бог новые лета моей жизни». Правда, неизвестно, указывает ли она на день рождения.
  2. Миндлин А. Б. Правительственные комитеты комиссии и совещания по еврейскому вопросу в России в XIX — начале XX века // Вопросы истории. — 2000. — № 8. — С. 54.
  3. Амелёхина С. Церемониал коронации в Российской империи // Российская история. — 2014. — № 1. — С. 91.
  4. Цит. по: Зимин И. В. Болезнь и смерть цесаревича Николая Александровича // Вопросы истории. — 2001. — № 9. — С. 144‒145. В цитируемой статье приводятся и другие подобные цитаты.
  5. Цит. по: Захарова Л. Г. Александр II // Вопросы истории. — 1992. — № 6‒7. — С. 72.
  6. Цит. по: Барыкина И. Е. Об авторстве записки о внутреннем положении России в 1865 г. // Вопросы истории. — 2013. — № 9. — С. 170.
  7. Цит. по: Хевролина В. М. Министерство иностранных дел России в 1856‒1878 гг. // Новая и новейшая история. — 2002. — № 4. — С. 4‒5.
  8. Цит. по: Муханов В. М. Князь Александр Иванович Барятинский // Вопросы истории. — 2003. — № 5. — С. 83.
  9. Цит. по: Айрапетов О. Р. Николай Николаевич Обручев // Вопросы истории. — 1996. — № 7. — С. 64.
  10. Цит. по: Астанков В. Великий князь Александр Александрович и Александр II // Российская история. — 2013. — № 1. — С. 126.

Литература[править]

  • Головнин А. В. Записки для немногих: [Продолжение] // Вопросы истории. — 1997. — № 9. — С. 114‒134.
  • Мамонов А. В. Граф М. Т. Лорис-Меликов: к характеристике взглядов и государственной деятельности // Отечественная история. — 2001. — № 5. — С. 32—53.
  • Гетманский А. Э. Петр Александрович Валуев // Вопросы истории. — 2002. — № 6. — С. 58‒86.
  • Гетманский А. Э. Политика России в польском вопросе (60-е годы XIX века) // Вопросы истории. — 2004. — № 5. — С. 24‒45.
  • Мамонов А. В. Самодержавие и «славянское движение» в России в 1875‒1877 годах // Отечественная история. — 2004. — № 3. — С. 60‒77.
  • Воронин В. Е. Политические взгляды и замыслы великого князя Константина Николаевича в середине 1860-х годов // Отечественная история. — 2007. — № 5. — С. 61‒72.
Предшественник:
Павел Николаевич Игнатьев
Глава правительства России

Greater coat of arms of the Russian empire.png
18791881

Преемник:
Михаил Христофорович Рейтерн
Предшественник:
Сергей Ланской
Министр внутренних дел Российской империи
18611868
Преемник:
Александр Тимашев