Виктор Бушин:Национальный дом

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Виктор Бушин:"Национальный дом"»)
Перейти к: навигация, поиск

Нация как социальное явление[править]

Существует огромное количество определений сущности такого явления как нация. Мы можем выделить две наиболее распространенные точки зрения. Согласно первой, нация – явление политическое. Согласно второй – этническое. Первая исходит из того, что национальная принадлежность определяется гражданством (американцы – граждане США, например). Однако, в большинстве современных развитых государств с давно и прочно сформированными нациями, существуют группы населения, обладающие гражданством (причем, часто в нескольких поколениях), но не отождествляемые ( и сами себя не относящие) к нации. В качестве примера можно привести выходцев из арабских и африканских стран, проживающих во Франции. Даже пресловутый американский « the melting pot» (плавильный котел) не смог «переварить» таких специфических граждан США, как, например, выходцы из Латинской Америки или Юго-Восточной Азии. Сами «природные» американцы их за своих не принимают. Но чаще всего нация рассматривается как этническое явление. Т.е. слово «нация» используется в качестве аналога понятий «народ». Собственно говоря, этимологически так и есть. Французское nation в переводе и означает «народ». Вот только в момент появления этого понятия в эпоху Великой Французской буржуазной революции оно имело отчетливо политическое значение. «Совокупность граждан республики». В то же время основным (среди множества прочих) значений слова «народ» продолжало оставаться значение «этнографическое». Возникла путаница. Выходом из которой стала попытка придать этим словам разные, хотя и родственные, значения. Так, например, в марксистской этнографии «народ» и «нация» стали обозначать разные формы этнической общности, «прогрессивно развивающейся» по ходу времени, согласно известной схеме: род – племя – народность – народ – нация. От этого путаница только возросла.

Автор данной публикации является последовательным, хоть и не ортодоксальным, сторонником теории этногенеза Л.Н.Гумилева и видит выход в четком разведении понятий. «Народ» (лучше, конечно, употреблять слово «этнос») – это одно, а «нация» - совершенно другое. Идеальным вариантом была бы замена слова «нация» на какое-либо иное, так как оно этимологически тождественно слову «народ». Но практически это уже невозможно, так как слово прижилось и дало массу производных. Поэтому оптимальным представляется употребления слов «этнос» (народ), как обозначения явления природного (биологического), и «нация», как обозначения явления социального (в узком «социологическом» смысле этого слова). Теперь обоснования этого положения.

По Л. Н. Гумилеву этнос – это «естественно сложившийся на основе оригинального стереотипа поведения коллектив людей, существующий как энергетическая система (структура), противопоставляющая себя всем другим таким же коллективам, исходя из ощущения комплиментарности». Не будем вдаваться в дискуссию о пассионарности, но все остальное в теории этногенеза нас вполне устраивает. Вот только феномен современной нации в это определение не вписывается. Многие давно и прочно сформированные нации включают в свой состав представителей нескольких этносов. Так, если брать классические примеры, британцы состоят , в основном, из англичан, шотландцев и валлийцев, а современная французская нация – из собственно французов (северофранцузский этнос), провансальцев, гасконцев, бретонцев (бургундцев и савояров рассматривать не будем) и корсиканцев. Мы говорим о большинстве представителей этих этносов, которые в данный момент, полностью отождествляют себя с французской или британской нациями. Что, в свою очередь, не исключает возможности существования сепаратизмов и даже роста их влияния в будущем.

Юрий Михайлович Бородай сделал вывод о исключительной полиэтничности наций. Однако, существуют моноэтничные нации. Ярчайший пример – Япония (99% населения – этнические японцы).

Л. Н. Гумилев выделял три типа человеческих коллективов: социум, политийя и этнос. Причем, «соотношение между социальными, политическими и этническими коллективами можно уподобить соотношению между мерами длины, веса и температуры… эти явления параллельны, но несоизмеримы.».

Поскольку сопоставление феномена современной нации с политическими, либо с этническими коллективами, как мы уже убедились, не может быть воспринято удовлетворительно, возможно, плодотворней будет поставить ее в один ряд с социальными? Такими, например, как род, клан, племя, орда, каста, полис, сословие. Все они являются формами организации общества на определенном историческом этапе и регулируют отношения индивидов и коллективов между собой.

По определению политологического энциклопедического словаря общество, в отличие от такого природного явления, как этнос, – это «упорядоченная совокупность людей, объединенных неприродными связями и отношениями, общими интересами и целями.». В разные эпохи в разных странах существовали различные формы социальной организации . Мы можем говорить о, например, племенном, кастовом или сословном обществе. Так же существует и общество, организованное в нацию, т.е. национальное общество. По ходу социально-экономического и технического прогресса формы организации общества, или же типы обществ, меняются. Например, в Западной Европе с IX века н. э. (т.е. со времени возникновения современных европейских этносов) сменилось два типа обществ: феодальное и сословное. Сейчас существует третий – национальный. А в Индии со времен ариев менялись религии, возникали и рушились государства, появлялись и исчезали этносы, но тип общества – кастовый – оставался неизменным.

Формирование наций[править]

Складывание наций начинается лишь после утраты предшествующей формой социальной организации своих функций. Например, в Шотландии «клановая система выдержала набеги викингов X в., нападения феодалов XII-XV вв., войну с английской буржуазией в XVII-XVIII вв., и только капиталистические отношения смогли ее разрушить». И лишь после этого шотландцы влились в британскую нацию.

Там же, где старые социальные институты еще не исчезли, они становятся препятствием на пути становления национального единства. Традиционная индийская кастовая система является главным, наряду с этническим и религиозным противостоянием, фактором, тормозящим процесс формирования единой индийской нации. Болезнь, разъедающая современные африканские государства – трайбализм – имеет те же корни.

Для установления закономерности нам нужны только законченные процессы. Говорить о незаконченных процессах можно лишь в порядке прогнозирования. Именно поэтому опыт европейских наций должен считаться классическим.

Время формирование европейских наций – это XIX век, эпоха модерна.

Процес формирования – это процесс «сословного всесмешения», как назвал его К. Н. Леонтьев. Правда, Константин Николаевич выступал яростным противником «национальной политики» и защитником сословного общества, но суть процесса обозначил точно.

В сословном обществе существовало четкое, закрепленное юридически, деление на высшие и низшие слои. На «общество» и «народ». Но в результате экономического развития повышается благосостояние «низов». Они начинают добиваться уравнения в гражданских правах. Постепенно все население государства становится субъектом политических отношений. С повышением общеобразовательного и культурного уровня «низших слоев» идет складывание национального – внесословного – сознания. Формируется так называемое «гражданское общество». Главный признак современной нации – юридическое равенство всех ее членов и всеобщее избирательное право.

Этот процесс шёл двумя путями: эволюционным и революционным. Условно их можно назвать «скандинавским» и «французским»..

В скандинавских странах правящий слой сумел направить «сословное всесмешение» на путь медленного «проростания» «низов» до уровня «верхов». При сохранении гражданского мира. Во Франции же правящие сословия оказались не на высоте. В 1789 году «третье сословие», недовольное своим статусом, разорвало связывавшие его сословные путы. В результате, добрые четверть века Франция, (а вслед за ней и вся Европа) захлебывалась кровью. А затем весь XIX век ее периодически сотрясали революции.

Нация и государство[править]

Все современные европейские нации формировались в уже сложившихся государствах. Задолго до появления «французов» и британцев, французским и английским королям пришлось объединять, часто весьма кровавыми методами, территории Франции и Великобритании. Процесс взаимного «притирания» шел до XIX века. Этнические итальянцы и немцы смогли стать на путь национального строительства вообще только во второй половине XIX века. Лишь после того как их «железом и кровью» загнали в единые государства. Как известно, Камилло Кавуру предписывают фразу: «Теперь у нас есть Италия, осталось создать итальянцев». Да и то, швейцарские, австрийские и германские немцы, оставаясь этнически одним народом, входят в состав разных наций.

Государственное устройство многих стран Азии и Африки досталось им еще с колониальных времен. Оно, часто кое-как, но функционирует. А вот наций, как таковых, в этих странах нет. Есть раздираемое этническими, религиозными и племенными конфликтами население, не имеющее ни общего местного языка (его функции выполняет один из европейских), ни общей культуры. Эти государства находятся в таком же положении как, например, Франция в XIV-XVII веках. Их населению еще только предстоит организоваться в нацию.

Создание нации – это завершение долгого и мучительного процесса, началом которого есть возникновение государства. Государство национальное коренным образом отличается от государства традиционного (империи). Чаще всего под империей подразумевают просто крупное и многоэтничное государство. Критериями «имперскости» выступают в таком случае именно величина и полиэтничность. В принципе такое определение можно распространить на практически большинство (хотя бы в потенции) государств, существовавших в прошлом. Национальное же государство – это государство нового типа, все население которого организовано в нацию или находится в процессе ее формирования. На ранних стадиях (т.е. непосредственно после появления) достаточно того, что все население провозглашено единой нацией.

Но ведь и Великобритания, и Франция в XIX – первой половине XX веков владели колониями, т.е. были колониальными империями, но одновременно развивались как национальные государства? Никакого противоречия тут нет. В отличии от традиционных, колониальными империями нового типа мы будем называть государства, на территории которых наряду с формирующимися или уже сложившимися нациями, проживают этносы, не интегрированные (а чаще и не интегрируемые) в нацию. Важнейший признак империи Нового времени – юридически закрепленное разделение ее населения на представителей титульной нации и не принадлежащих к ней «туземцев». Исходя из этого определения, Британская и Российская империя, хоть и носят одинаковое наименование, но являются кардинально различными социально-политическими явлениями. Первая – классическая колониальная империя, вторая – образец традиционной сословной империи.

Национальное сознание[править]

Национальное сознание является третьим (наряду с национальным государством и гражданским обществом – обществом юридически закрепленного политического и гражданского равенства) необходимым компонентом существования полноценной нации.

Национальное сознание включает в себя построенные на основе определенной системы ценностей представления, нормы и образцы поведения, обычаи и традиции, обязательные для каждого лояльного члена нации. Национальное сознание присуще всем представителям нации вне зависимости от их этнического происхождения, политических пристрастий, места в социальной иерархии и уровня благосостояния. К примеру, американским национальным сознанием обладает, условно говоря, и негр из Гарлема, и потомок конфедератов из Вирджинии. То есть национальным сознанием мы можем назвать ту совокупность взглядов, норм, традиций и т.п., которая может быть «вынесена за скобки» в процессе изучения индивидуальных или групповых взглядов представителей нации.

Компонентами национального сознания, т.е., повторимся, елементами, которые присутствуют в сознании подавляющего большинства представителей нации, являются национальная самоидентификация, чувство территориальности, национальный язык, национальная культура и высший элемент – национальное самосознание.

Национальная самоидентификация[править]

Пусковым моментом пробуждения национального сознания является национальное самоопределение (самоидентификация) – осознание существования некоей предполагаемой национальной общности и своей к ней принадлежности. Англичане и шотландцы из Канады или Австралии перестали отождествлять себя с британцами, а мексиканцы – с испанцами. Далее шло развитие национального самосознания и государственное отделение. Но возможны и другие варианты. Часть австрийцев стала считать себя германцами, в результате - аншлюс. Жители 13 английских колоний ощутили себя американцами и создали США.

Территориальность[править]

Второй ступенькой к выработке национального сознания является формирование у населения государства чувства территориальности. Оно заключается в ощущении представителями формирующейся нации определенной территории «своей», «кровной», национальной. Речь не идет об этнической родине, о местном этническом патриотизме. Чувство территориальности шире него. Отождествление с национальной территорией идет независимо от этнического происхождения члена нации. Чаще всего «виртуальные» национальные границы совпадают с реальными государственными. Но не всегда. Эльзас и Лотарингию одинаково «своей» ощущали и французы, и немцы. Проблема «заморских департаментов Франции» - Алжира – стала причиной раскола нации и падения Четвертой Республики.

Большинство современных государств Африки образовались на месте бывших европейских колоний. Причем, границы между колониями и стали границами новых государств. За время власти европейцев разноэтничное население колоний привыкло отождествлять себя с территорией колоний, а после обретения независимости ощущение территориальности на какое-то время «заслонило» чувство этнической или религиозной принадлежности.

Таким образом можно констатировать, что формирование чувства территориальности – это весьма сложный и болезненный процесс. Причем, территориальность в ходе формирования может претерпеть целый ряд изменений и заметно отличаться от первоначального варианта. Еще занятнее ситуация на уровне национальных самосознаний, особенно экстремистских и маргинальных. Здесь фантазия не знает границ. Но, как правило, в массовом сознании ощущение территориальности не выходит за рамки границ национального государства.

Национальная культура[править]

Национальная культура – продукт Нового времени. Но ее основы закладывались задолго до появления наций и часто еще до появления национальных государств. Задачей национальной культуры стала ликвидация разрыва между «народом» и элитой. Этот процесс шел путем «выборки» из этнического разнообразия отдельных элементов (традиций, мифов, диалектов и тому подобного), органической переработки и синтеза их в единую целостность с элитарными культурными достижениями. Полученной системе придавался статус общей культуры для всех этнических, территориальных, социальных и политических общностей, объединенных национальным государством. Затем начинался процесс распространения этого культурного комплекса через систему всеобщего образования и средства коммуникации. Понятно, что выполнять эти две задачи: создания и внедрения (особенно на начальных этапах) могли лишь представители высших сословий. Ведь именно «люди этого узкого слоя, - как писал В. В. Кожинов, - обладали наибольшими возможностями для воплощения в своих мыслях, чувствах и действиях общенациональной воли».

По мере проникновения в гущу населения национальная культура как бы расслаивается. Как писал князь Н. С. Трубецкой: «Всякая дифференцированная культура неизбежно заключает в себе две обязательные части, которые образно можно назвать «верхом» и «низом» здания данной культуры. Т.е. в свою очередь возникает элитарная национальная культура и образцы национальной культуры для подавляющего большинства населения.

Называть «национальной культурой» исключительно фольклор абсолютно неверно. Тем более в конце XX – начале XXI веков. То, что мы называем этническим фольклором, сегодня по сути является стилизацией (как правило, профессиональной) некогда существовавших и уже исчезнувших из обихода традиций. Сложнейшую проблему составляет взаимодействие национальной культуры как порождения модерна и массовой культуры как порождения постмодерна. А уж насколько «нижним» является «запас культурных ценностей, которым удовлетворяют свои потребности так называемые народные массы» (Н. С. Трубецкой) и сегодня зависит от «верхов», от элиты.

Национальный язык[править]

Для культур сословных обществ (не говоря уже о племенных) характерным было как многоязычие и литературные диалекты (с одной стороны), так и «космополитичные» языки, например, латынь (с другой). Не редкостью было и существование сословных языков. Особенностью же национальных обществ является формирование единых (для всех членов нации) национальных языков.

Главная обязанность национального языка – служить средством общения для представителей разных этносов, входящих в состав нации. Эту функцию не способен выполнять «повседневный» этнический язык с его множеством диалектов. Даже в, казалось бы, этнически монолитной Германии «…различия между наречиями немецкого языка, восходящие к глубокой древности, столь велики, что с точки зрения собственно внутри лингвистической, структурной и материальной, они считаются самостоятельными языками ( верхне- , средне- и нижненемецким). Взаимопонимание между немцами, говорящими на диалектах верхне- и нижненемецкого, исключено до тех пор, пока они не перейдут на общий немецкий литературный язык».

Следовательно, первое требование к национальному языку – он должен быть литературным. При этом достаточно простым и понятным, но жестко регламентированным. Хотя это не спасет его от появления всевозможных «суржиков».

Для внедрения литературного языка в «широкие народные массы» необходима государственная образовательная система, использование в госорганах и госинститутах (например, армии), в СМИ. Литературный язык обязан иметь статус государственного. Наличие нескольких государственных языков возможно допустить лишь тогда, когда оно не ведет к расколу нации, а способствует ее сплочению (Швейцария).

Итак, национальный язык – это литературный язык, имеющий статус государственного и выполняющий функцию языка межэтнического общения. Единый национальный язык не должен стремиться к подавлению этнических литературных языков. Их развитие также должно работать на сплочение нации.

Национальное самосознание[править]

Национальное самосознание – это индивидуальная система взглядов, присущая как отдельным людям, так и целым общественным группам. Если формирование национального сознания, т.е. согласия (консенсуса) по базовым вопросам жизни нации, завершает собой процесс национального строительства, то национальное самосознание возникает задолго до появления нации и даже еще до создания национального государства.

Национальная идеалогия[править]

Высший уровень национального самосознания – национальная идеология. Это кристаллизированное национальное самосознание. Структурированное и научно (или наукообразно) оформленное.

Идеология – это борьба за умы. И если нация – это общество, существующее в пределах национального государства, то национальная идеология – это система идей, направленная либо на построение такого общества, либо на его изменение в определенном направлении. Первый вариант действует в случае отсутствия национального государства. Задачей национальной идеологии в таком случае становится обоснование необходимости создания такого государства и строительства в нем нации. Во втором варианте государство уже существует и задачей идеологии становится обоснование необходимости трансформации политических, экономических, социальных и культурных структур, в соответствии со своими идейными установками. Которые могут быть левыми или правыми, монархическими или республиканскими, «демократическими» или «тоталитарными», атеистическими или религиозными. Следовательно, в одной стране могут одновременно существовать и конкурировать между собой за влияние на умы сразу несколько национальных идеологий.

Национализм[править]

Воплощение идеологических установок в жизнь – удел национальной политики. Политика – это борьба за власть. Лишь единство национальной идеологии и ее реализации в борьбе за власть (политики), мы можем назвать национализмом. Ведь, с одной стороны, конкретная национальная идеология может существовать, так сказать, лишь в теории, не имея практического воплощения в конкретной текущей политике. С другой стороны, не всякая борьба за власть между личностями, группировками и партиями, заслуживает того, чтобы ее называли национальной.

Национализм – теория и практика построения (или изменения) нации. Мы можем выделить два типа национализма или же две стадии его развития. Задачей первого, действующего в отсутствии национального государства, является провозглашение определенной общности «нацией» и борьба за ее «государственное самоопределение», т.е. построение нового государства. «Нацией» может быть объявлена общность любого происхождения: административная (провинциальный (областной) сепаратизм), этническая (наиболее распространенный вариант), суперэтническая (сионизм или исламский национализм), лингвистическая (арабский или тюркский национализм, панславизм), религиозная либо конфессиональная (мусульманский национализм в Индии), этноконфессиональная (сикхи) и так далее.

Задачей второго типа (стадии) национализма является изменение элементов общества в уже существующем государстве. Классический пример: переход от сословного общества к национальному в европейских странах.

После достижения первым типом национализма своей задачи, он должен трансформироваться в национализм второго типа. Но это удается не всегда. Как известно, революции готовят гении, проводят фанатики, а плодами пользуются проходимцы. Те, кто реально боролся за государственную независимость своей «нации», по ее достижении, как правило, оказываются вытесненными с политической арены.

Определение первого типа национализма не вызывает возражений. Это классические примеры. А вот со вторым все намного сложнее. Оно означает, что в государстве действуют и конкурируют сразу несколько национализмов. Либеральный, консервативный, фашистский и т.п. Понятно, что в силу сложившейся традиции такое определение, принято не будет. Поэтому имеет смысл дать национализму второго типа другое, нейтральное, наименование. Например, национальный проект.

Чтобы не запутаться, будем называть национализмом идеологию и политическую борьбу за создание национального государства. А национальным проектом – идеологию и политику построения (трансформации) нации в уже существующем государстве.

Национальный дом[править]

Таким образом автор может предложить следующее определение.

Нация – это полиэтничная (очень редко моноэтничная) форма организации общества в пределах определенного государства. Существует четыре составляющих полноценной нации: этническая (гармоническое сочетание входящих в нацию этносов, их взаимная комплиментарность), политическая (независимое функциональное государство), социальная (развитое гражданское общество), культурная (наличие национального языка, национальной культуры и национального сознания).

Формирование нации проходит несколько этапов. Схематически их можно изобразить следующим образом:

Национальная самоидентификация части элиты – закладывание основ национального языка и культуры - формирование национального самосознания у части элиты – появление национальной идеологии – появление национализма - овладение политической властью (создание нового государства) – развитие гражданского общества – формирование национального сознания (распространение идей национальной идеологии на максимальное количество граждан государства). После констатации того, что последний процесс идет достаточно успешно (то есть небольшой «джентльменский набор» довольно нехитрых идей глубоко и прочно вбит в сознание 99,9% населения государства), можно считать нацию построенной.


Полноценной нацией мы можем назвать лишь единство её составляющих: независимого и функционального государства, развитого гражданского общества, самобытной национальной культуры, оригинального и прочного национального сознания. Если уподобить нацию зданию, то государство будет его стенами, а гражданское общество – внутренней планировкой и убранством. Конечно же дом должен стоять на прочном этническом фундаменте и скрепляться «раствором» национальной культуры. А венчает процесс национального строительства формирование национального сознания, являющегося кровлей национального дома.

Автор[править]

Виктор Бушин, г. Павлоград, Украина, vbushun1@rambler.ru