Вильгельм Штуккарт:Гражданские права и естественное неравенство людей

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Гражданские права и естественное неравенство людей



Автор:
Вильгельм Штуккарт и Ханс Глобке



Опубликовано:
  • Штуккарт Вильгельм, Ханс Глобке. Комментарии к расовому законодательству. Мюнхен; Берлин, 1936 Т. 1. С. 31.
Дата публикации:
1936






Предмет:
«Закон о гражданстве рейха
Ссылки на статью в «Традиции»: О тексте:
Авторами были крупные чиновники министерства внутренних дел. Вильгельм Штуккарт с июня 1936 г. был статс-секретарём министерства, а с 3 по 23 мая 1945 г. – и. о. министра внутренних дел. Ханс Глобке — подчинённый Штуккарта, начальник департамента.

Политическая наука прошлого века рассматривала государство как некую юридическую абстракцию. Что же касается национал-социализма, то основную политическую ценность он видит не в государстве, а в народе. В этом, пожалуй, и состоит глубочайшая разница между миром идей и представлений немцев и латинян. В общественном мнении немцев государство предстает как некая система общностей — семья, род, объединение определенного числа людей (скажем, сотня), народная группа, — каждая из которых может состоять из различного числа более тесных объединений. Жизнь каждого индивидуума протекает в этих сообществах. Вне этих сообществ жизнь человека практически невозможна и представляет собой лишь биологическое, вегетативное существование. И тот, кто изгоняется из сообщества за какое-то преступление, становится вне закона. Поэтому государство не является чем-то «вне» или «над» отдельным человеком. Сами люди в своем сообществе реально представляют государство,


Для римлян государство с его административным правительственным аппаратом было абстрактной сущностью. Для индивидуалистически-либеральной концепции, сложившейся под влиянием римской идеологии, в центре внимания была свободная и независимая личность и общность индивидуума. Исходя из этого обстоятельства, считалось, что государство заслуживает всемерной поддержки и защиты, поскольку в результате «свободной игры сил» только оно могло обеспечить счастливое существование как отдельных индивидуумов, так и всех их суммарно. Народ в основной своей части относился к государству как к аппарату, стоявшему в стороне, а то и над людьми, к независимому механизму и некоему политическому образованию. Такая концепция государства проистекала из доминировавшего тогда механистического мировоззрения. Осуществляя строгий контроль за обществом, это политико-правовое образование, отделенное от народа, считало своей задачей обеспечение свободного развития личности и недопущения ограничений свобод каждого индивидуума. Государство и народ, высшая власть и индивидуальная личность противостояли друг другу, будучи взаимозависимыми. Отдельный человек был оппонентом абстрактной государственной структуры. Обе стороны состояли в официальных отношениях одна с другой, хотя и не на равных. Реалии народа и государства преобразовались в систему законодательных отношений между государством и отдельной личностью. А эти отношения со временем нашли свое выражение в гражданственном статуте. Однако суть гражданственности исчерпала себя в рамках позитивно-легальных отношений в либерально-конституционном государстве. Поскольку возник вопрос о личности и ее правах, в ходе широких дискуссий была определена концепция гражданства. Она отражала права каждого гражданина, его влияние на государство и его независимость от государства. Вместе с тем она затрагивала и определенные обязанности гражданина, например службу в вооруженных силах. Так появились так называемые гражданские права, ограничившие государственную власть. В последовавших затем конституциях, в особенности в конституции Веймарской республики, основные гражданские права играли ведущую роль. Прежде всего скрупулезно выдерживался принцип равенства. Каждый гражданин обладал одинаковыми правами и обязанностями. Кровные отношения, в частности, во внимание вообще не принимались, а национальная основа гражданства не учитывалась. Вопрос о взаимосвязи отдельных граждан с нацией даже не возникал.


Совершившаяся революция потребовала изменений в концепции сущности государства и проблемы национальности и гражданства. Национал-социализм поставил народ прямо в центр размышлений о лояльности, воле, созидательности и жизни. Как сказал министр Фрик, национал-социализм унаследовал величие всех местных традиций, основанных на постоянно пополняющихся вечных истинах.


А фюрер в своем заключительном выступлении на съезде партии в 1935 году заявил:


«Ядро национал-социалистской доктрины составляет не государство, а народ. Ее можно оценивать и корректировать с учетом ничтожества или, наоборот, величия создаваемых народом форм, но она должна соответствовать поставленным целям. В фокусе национал-социалистского мышления всегда находится живая субстанция, которую мы в соответствии с ее историческим развитием называем немецким народом».


Общность народа, подкрепляемая общей волей и почитанием принадлежности к единому расовому сообществу, обеспечивает политическое единство. И эта общность носит не только духовный характер, она реальна. Сплоченность ее объясняется общностью крови, которая вместе с тем обеспечивает политическое единство народа и укрепляет его волю в противодействии окружающему миру. Народно-политическая общность является краеугольным камнем правительственной и народной жизни. Поэтому мы рассматриваем государство не с индивидуалистически-либеральной точки зрения, а именно как стоящую над личностью абстрактную сущность с каким-то аппаратом. Государство является народно-политической организацией живого организма — народа. Государство в концепции национал-социализма представляет собой идею народно-политического сообщества. Оппозиция между идеей государства и его предназначением, с одной стороны, и нацией и народностью, с другой, отмечавшаяся в ходе всей истории, — конфронтация между народом и государством, от которой в прошлом страдал немецкий народ, — преодолена. Ныне мы считаем, что нация соотносится с государством как содержание с формой и цель со средствами. Да, государство — это средство для обеспечения безопасности народа. В книге фюрера «Майн кампф» так и записано:


«Его целью является сохранение и развитие сообщества живых существ, одинаковых в психическом и физическом отношениях. Такое сохранение связано прежде всего с их расовыми корнями и обеспечивает свободное развитие всех видов энергии, скрытых в этой расе».


Рейх является внешней правовой структурой, представляя собой сообщество немцев во внешнем мире, выражая вместе с тем юридическую концепцию политического единства Германии. Следовательно, сама идея Третьего рейха имеет громадную конституционную важность. Третий рейх — воплощение немецкой идеи. Поэтому его не следует считать каким-либо специальным организмом и абстрактной государственной конструкцией, сооруженной над народом. Более того, это — политико-народная организация, полностью гармонирующая с жизненными законами самого организма — народа. Рейх — это политическое и юридическое народное сообщество, существующее на немецком жизненном пространстве. Поэтому мы не считаем рейх самодовлеющим абстрактным государством, существующим само по себе и для себя самого. Рейх для нас является выражением общественного порядка, проистекающего из народной жизни, высшим организационным проявлением народного сообщества, связанного узами крови, собирающего воедино все организационные и функциональные особенности народа, придавая им властные характеристики. Рейх как организационная структура не сможет существовать и выполнять свои функции, исходя из индивидуалистической концепции государства, Ведь государство — не аппарат, а именно государство народно-расового толка, — опирается на нацию, будучи организацией живого организма — народа и четким выражением того факта, что не представляет собой ничего не значащую сущность. Людям нужна организационная структура, имеющая форму и содержание, соответствующая их характеру и тому, что народ — не аморфная масса, а рейх не застывшая, мертвая сущность. То обстоятельство, что рейх не является абстрактной государственной сущностью, не освобождает его — как политико-народную организацию людей — от предназначения быть проводником прав и обязанностей. Другими словами, рейх обладает полной компетенцией в области судопроизводства. И это уже отнюдь не что-то абстрактное.


Такое представление о народе и рейхе определяет положение личности в целом. Как мы уже отмечали, либеральная концепция государства противопоставляла личность и общество государству. Личность обладала практически неограниченными правами, а граждане освобождались от подчинения государственной власти, которая не имела даже права вмешиваться в их дела. Индивидуум не считал себя членом сообщества, будучи оппонентом государству. Отношение индивидуума к государству определялось его личностным подходом и складывалось в его пользу за счет общества в целом. В соответствии с национал-социалистской концепцией не отдельная человеческая личность, а расы, народы и нации являются элементами, определяющими порядок в этом мире. Удел же индивидуума коренится в его народе. Сообщество народа является самой большей ценностью в жизни общества в целом и каждого индивидуума в отдельности. Индивидуальное человеческое существо может рассматриваться только как член народного сообщества (семья, нация), к которому относится по своему расовому происхождению и от которого унаследовало свои физические и духовные качества. Национал-социализм не признает личность, отдельную от сообщества и ее право на независимость от государства. Моральные права личности обеспечиваются только в сообществе в целом. Любая жизненная деятельность имеет значение и ценность, если служит народу. Поэтому жизнь отдельного индивидуума может получить полное развитие только в службе народному сообществу. Установленным общественным порядком индивидуум рассматривается уже не как личность, а как член сообщества. Исходя из общественных интересов, центр внимания сейчас не лежит в области свободного развития личности и обеспечения ее целей и стремлений к достижению личных выгод и приобретений за счет сообщества, как это имело место во времена чрезвычайного положения. Более того, учитывая свою высочайшую ответственность перед народом и рейхом, национал-социализм ставит вопрос: какой объем привилегий сообщество намерено предоставить индивидууму? В связи с этим определены четкие границы между потребностями сообщества и желаниями индивидуума. Это означает не полное отрицание индивидуальных гражданских прав, а лишь включение их в народную структуру на принципах социальной справедливости и чести. Индивидуум является самой маленькой составной частью нации и целого, поэтому и защищен законом в интересах этого целого. Гражданские права и обязанности проистекают не из необузданности отдельных личностей и свободы их отношений с государством, но из их положения и места в обществе. Индивидуум рождается членом народного сообщества, что и определяет его права и обязанности по отношению к народу в целом и всем его членам. Следовательно, права и обязанности индивидуума не проистекают из его отношений с государством, а обусловлены его положением в сообществе.


Что же касается гражданства рейха, то оно зависит от политического лица каждого человека. Право на получение гражданства принадлежит всем представителям немецкой расы — жителям страны, обладающим всеми правами и обязанностями, вытекающими из их принадлежности к народу. Имперский закон о гражданстве обеспечивает немцу — гражданину того же кровного происхождения — соответствующее место в народном сообществе. А это гарантирует ему полные политические права и обязанности.


Имперский закон о гражданстве устанавливает определенный порядок и в политической сфере. Он обусловливает и поддерживает необходимый политико-народный порядок в Третьем рейхе. Ни один другой закон, принятый после национал-социалистской революции, не обеспечивал столь полной ликвидации взаимоотношений индивидуума и государства, существовавших в прошлом. В этом законе задействована доктрина национал-социализма о естественном неравенстве людей и несопоставимости их характеров. Несхожесть рас, народов и человеческих существ вызывала необходимость установления дифференциации прав и обязанностей личностей. Эти различия, обусловленные характером жизни и неизменностью естественных законов, нашли отражение в имперском законе о гражданстве и о потребности политической организации немецкого народа. Таким образом, была произведена дифференциация между государственными субъектами и гражданами рейха. Под государственными субъектами, в соответствии с § 1 закона, понимаются лица, находящиеся под защитой германской империи и представляющие собой особый для нее интерес. Гражданами же рейха являются лица немецкой национальности или родственной крови, доказавшие своим поведением волю, лояльность и готовность к служению немецкому народу и рейху. Структура народной жизни и порядка при руководящей роли государства требует, чтобы в особую группу были выделены иностранцы и лица без подданства и чтобы внутриполитические права в рейхе применялись неукоснительно для осуществления гражданских прав и обязанностей. Либеральному образу мысли чужда постановка политических прав и обязанностей граждан в зависимость от их принадлежности к народу и членства в сообществе. Национал-социалистская же концепция исходит из того, что народное государство ставит осуществление гражданских прав в зависимость от принадлежности людей к народу. Быть немцами, служить на пользу немецкому народу и рейху или же вредить им могут только лица с немецкой кровью, происхождение которых известно или доказано. Поэтому немцы, являющиеся гражданами государства, членами народного сообщества, отвечающие расовым требованиям, пользуются преимущественным правом получения гражданства рейха.


Таким образом, имперский закон о гражданстве выполняет основное требование национал-социалистской партийной платформы:


«Только тот, кто является нашим расовым товарищем, может быть гражданином. Только человек немецкой крови, независимо от его вероисповедания, может быть нашим расовым товарищем. Поэтому ни один еврей не может быть расовым товарищем. Субъект, не являющийся гражданином нашей страны, может жить в Германии на гостевых началах и должен подчиняться требованиям законодательства об иностранцах. Право определения лидерства и законодательства в государстве может принадлежать только его гражданам. В связи с этим мы требуем, чтобы в любом официальном учреждении, независимо от его значимости, будь то на уровне рейха, или на земельном, или муниципальном уровнях, были заняты только граждане».


Имперский закон о гражданстве предоставляет немцам и носителям подобной же расовой крови полные права имперского гражданства, в отличие от остальных субъектов. Все лица чуждой нам крови — в особенности евреи — автоматически теряют право на получение имперского гражданства.


В то же время имперское гражданство не предоставляется автоматически всем немцам или носителям расовой крови. От каждого требуются лояльность и желание служить немецкому народу и рейху. Прежде чем получить право на гражданство, он должен доказать своим поведением, что выполнил эти непременные условия.


В принципе эти условия получения имперского гражданства, а именно желание служить немецкому народу и рейху, можно считать выполненными, если нет доказательств противного. Закон об имперском гражданстве не преследует цель ограничить осуществление политических прав только какой-то небольшой частью народа, выделив ее из числа других расовых товарищей. Смысл и задача этого закона не заключается в дискриминации отдельных личностей. Гражданство рейха предоставляется им после доказательства своей пригодности, а не сразу после достижения определенного возраста, хотя и это условие должно быть выполнено. Вместе с тем путем отказа в предоставлении гражданства можно избежать возможности получения каким-либо незрелым субъектом голоса в решении политических вопросов. Уголовные проступки, преступления против государства, нарушения гражданских обязанностей, такие, как уклонение или непригодность к службе в вооруженных силах, потеря права занимать должность в общественном учреждении, профессиональная непригодность, не дают соответствующим субъектам права на получение имперского гражданства…


Если кто-либо из меньшинства населения проявляет способность служить германскому рейху и лояльно выполняет свои гражданские обязанности, например проходя службу в вооруженных силах, то такому представителю близких по крови расовых групп: датчанам, полякам и некоторым другим — предоставляется имперское гражданство.


По-иному обстоит дело с представителями чужеродной крови и рас. Они не соответствуют требованиям получения гражданства по крови. Евреи, живущие среди всех европейских народов, рассматриваются как иностранцы. Считается, что евреи не обладают способностями к службе немецкому народу и рейху. Поэтому имперское гражданство им не должно предоставляться.


Согласно этому закону только граждане рейха обладают всеми политическими правами. Только они могут принимать участие в выборах в рейхстаг и выдвигаться кандидатами в депутаты. Только они могут участвовать в плебисцитах, занимать различные должности в государственных и муниципальных учреждениях или назначаться на почетные общественные посты. Поэтому в будущем ни один еврей не сможет занимать подобных должностей и постов.


Учитывая далеко идущие последствия и исключительную важность закона о гражданстве для всей нации и каждого индивидуума, гражданство должно предоставляться и оформляться с большой осмотрительностью специально учрежденными для этой цели ведомствами. Следуя пожеланию фюрера, свидетельство об имперском гражданстве должно стать самым важным документом нации и восприниматься с высочайшим уважением. Естественно, лица, совершившие неблаговидные поступки, могут быть лишены имперского гражданства.


Субъекты государства — не этнические немцы гражданами рейха, как правило, не становятся. Лишь за особые заслуги и ценность для рейха некоторым из них гражданство рейха все же предоставляется. Постоянный контроль за нацией должен в конечном итоге привести к очистке политической жизни страны от элементов, сидящих не на своих местах и не способствующих дальнейшему развитию немецкого народа и рейха. Таким образом, во все последующие времена судьба немецкой нации будет находиться только в руках людей, обладающих хорошей наследственностью и духом древних германцев.


Наряду с гражданами рейха, признанными в качестве расовых товарищей, довольно большую группу составляют субъекты государства… Вплоть до настоящего времени концепция субъекта государства так и не была сформулирована, а сам этот вопрос был предоставлен юриспруденции. В имперском законе о гражданстве дано четкое различие. В соответствии с ним субъекты государства являются членами государственной ассоциации и пользуются правом защиты и покровительства со стороны рейха. Обязанности их по отношению к рейху определены как раз этим правом. Субъекты государства играют определенную роль не только во внутренних вопросах, но и в сфере внешней политики. В соответствии с международным правом они занимают промежуточное место между гражданами рейха и иностранцами, или же гражданами какой-либо другой страны, или лицами, не имеющими гражданства. Во внутриполитическом понимании они пользуются защитой рейха так же, как и немцы, не получившие имперского гражданства по возрасту, лишенные этого гражданства или получившие отказ, или же лица чужеродного этнического происхождения. Однако официально это отношение между государством и индивидуумом никак не оформляется. Публичные права и обязанности субъекта вытекают из его принадлежности к вышеупомянутой государственной защитной ассоциации.


В результате разделения государственного гражданства и гражданства рейха концепция государственного гражданства потеряла свою политическую актуальность. Политических привилегий, вытекавших из государственного гражданства, более нет. Поэтому эти граждане не пользуются уже никакими политическими правами. Они, конечно, в соответствии с их положением могут пользоваться всеми публичными институтами, а при отсутствии каких-либо ограничений быть принятыми туда на работу. Вместе с тем они пользуются правом защиты со стороны государства. Поэтому они должны принимать участие в решении всех возникающих государственных проблем, а в военное время выступать на защиту страны всеми имеющимися у них средствами. Тем не менее наличие государственного гражданства не дает им права на получение имперского гражданства.


Государственное гражданство, в отличие от имперского, не связано с товариществами по крови или по этнической принадлежности. Поэтому даже представители чужеродных рас могут становиться гражданами Германии при условии соблюдения всех необходимых требований. Однако с момента принятия закона от 15 мая 1935 года ходатайства о натурализации уже не принимаются. Более того, разрешение на оформление германского гражданства предоставляется комиссией по натурализации, которая предварительно рассматривает поданные просителем документы. С течением времени правила и порядок оформления государственного гражданства будут обнародованы с учетом положений закона от 15 мая 1935 года, по которому германское гражданство не может быть произвольно приобретено, потеряно или изменено.