Владислав Фельдблюм о науке и лженауке

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Что такое «лженаука»?[править]

       Лженаука (от греч. ψευδής — «ложный» + наука; синонимы:  псевдонаука, паранаука, квазинаука, альтернативная наука и др.) — деятельность или учение, представляемые сторонниками как научные, но по сути таковыми не являющиеся. Причина популярности лженауки в соблазне простых решений, понятных массам и не нуждающихся в специальной профессиональной подготовке для изучения природы и общества. Лженаука объявляет своей целью принести пользу обществу, но, в отличие от истинной науки, лишь имитирует подлинно научные методы. В то же время, следует отличать лженауку от неизбежных научных ошибок, от которых не застрахован ни один ученый. Разработчики непризнанных научным сообществом теорий часто без достаточных оснований объявляют себя борцами с косностью «официальной науки». При этом они обвиняют представителей «официальной науки» в необъективности, недобросовестности и круговой поруке с целью защитить честь мундира. Они всеми силами доказывают, что истину несет только их теория. Они подменяют стремление к достоверной и доброкачественной научной теории, свойственное настоящим ученым, борьбой за собственное влияние в науке и обществе. Появление новой научной теории часто встречается «в штыки» научной средой. Но это естественно: новая теория обязана доказать свою новизну и достоверность. Если бы безоговорочно и без должной проверки одобрялись все «смелые» и «новые» научные теории, то наука просто прекратила бы свое существование. 
       В настоящее время нет согласия о критериях, однозначно отделяющих науку от лженауки. Это приводит к ускоренному распространению лженауки и размножению ее представителей, часто извлекающих немалую выгоду от своей деятельности, в том числе путем прямого обмана населения. Для противодействия этой опасной тенденции в 1998 году была создана «Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований». Это научно-координационная организация при Президиуме РАН. Инициатором ее создания был Нобелевский лауреат по физике академик Виталий Гинзбург. Председателем комиссии был назначен академик Э.П.Кругляков. Ее цель – выработка рекомендаций Президиуму РАН по спорным научным вопросам и публичная критика лженауки и ее представителей. Важная задача этой комиссии – экспертиза теорий и разработок, претендующих на государственное финансирование.  В феврале 2013 года, в связи со смертью академика Круглякова, комиссию возглавил академик Евгений Александров, а ее состав обновился и расширился. 
        Нельзя не отметить, что и до сих пор о деятельности комиссии высказываются прямо противоположные мнения. Они поддерживают работу комиссии, считая ее своевременной и полезной. Другие справедливо отмечают, что научная истина через комиссию не выясняется. Третьи  критикуют комиссию за противодействие инновациям. Есть и те, кто прямо заявляет, что цель комиссии – перекрыть доступ в науку каких бы то ни было новых идей. Кто же прав?

Всегда ли в спорах рождается истина?[править]

        Широко распространено мнение, что в спорах рождается истина.  Но во всяком ли споре она рождается? Всегда ли она определяется большинством голосов? Ответ однозначно отрицательный. Есть твёрдо установленные истины. Например, если вдруг безграмотное большинство проголосует за то, что дважды два - пять, то всё равно дважды два будет четыре! Беру на себя смелость утверждать, что истина рождается всё-таки не в споре, а в серьёзном научном исследовании. Особенно, если дискуссия по существу превращается в банальную перебранку заядлых спорщиков. Тысячу раз прав Леонардо да Винчи! Этот великий энциклопедист ещё 500 лет назад сказал:  "И поистине всегда там, где недостаёт разумных доводов, там их заменяет крик, чего не случается с вещами достоверными. Вот почему мы скажем:  там, где кричат, там истинной науки нет. Истина имеет одно единственное решение, и когда оно оглашено, спор прекращается навсегда" [1].
         Как это контрастирует с расхожими либеральными взглядами типа "нет истины в последней инстанции"! Эти взгляды получили широкое распространение в перестроечной России. "Демократы" отчаянно ругали прежнюю советскую идеологию. Её и в самом деле было за что критиковать. В ней было много догматического, ненаучного. Критика явно била в цель. Но отвергнув марксизм как официальную идеологию, взамен ничего не создали. И не нашли ничего лучшего, как взять на вооружение дряхлые экономические догмы, вычитанные в западных учебниках. В итоге - идеологически обосновали развал народного хозяйства страны под лозунгом "радикальной экономической реформы". 
         Итак, повторим: дважды два - всегда четыре!  Любой нормальный человек увидит в этом высказывании непреложную истину. Это такая же истина, как то, что день сменяется ночью, а зима - весной. Таких твёрдо установленных истин в нашей жизни великое множество. Добыванием самых надёжных, проверенных на практике истин занимается естествознание в творческом союзе с математикой. И хотя и здесь бывают научные споры, никто не сомневается в том, что последнее слово не за тем, кто громче кричит, а за серьёзным научным исследованием.
         Иное положение в гуманитарных науках и, как следствие, в общественных дискуссиях. Гуманитарные науки пока не достигли такой же достоверности и строгости, как естествознание и математика. Но они идут к этому. В частности, это важно для создания  междисциплинарной  общеэкономической теории - новой, современной политической экономии.  Эта новая наука может быть только междисциплинарной и математической. Только такая наука способна понять глубокие, объективные законы развития общественного производства. Только такая серьёзная наука способна стать реальной основой для разработки оптимальной и эффективной государственной политики на долговременную перспективу. 
        Кризисное  положение в нынешней политико-экономической науке очевидно и вполне объяснимо. Общественное производство - это сложная многофакторная система, с множеством прямых и обратных связей, постоянно изменяющаяся во времени. В этой системе действуют люди, машины, природные ресурсы, разнообразные продукты производства, окружающая среда. Здесь функционирует совокупность параллельно-последовательных и взаимосвязанных процессов: физических, химических, биологических, экономических, экологических и других. И приблизиться к пониманию основных законов, определяющих эту сложную систему, нельзя лишь теми традиционными средствами, которые столь привычны нашим штатным экономистам и социологам. Пришло время серьёзных междисциплинарных исследований. Подлинные открытия теперь, как правило, совершаются на стыке наук.  Без этого истина не родится даже в самых жарких спорах.


==Чем отличается настоящий ученый от обычного смертного=[править]

       Зададимся вопросом: чем отличается истинный учёный от обычного смертного? Ответ следует искать в интересной и важной области - психологии научного познания. Многие думают, что настоящий учёный тот, кто много знает. Это заблуждение. Конечно, безграмотный не способен не только на научное открытие, но и вообще ни на что в науке. Но не может совершить научное открытие и "всезнайка" или, как его (её) ещё называют, "ходячая энциклопедия". Иметь определённый объём знаний - это необходимое, но не достаточное условие для успешного научного творчества. Ведь то, что верно, то неново, а то, что ново, то неверно. Тот, кто полагает, что знает всё, по определению не может сделать открытие. Плодотворно работающий учёный всегда сочетает грамотность с изрядной долей здорового скептицизма. 
         Многие добавляют к необходимости иметь обширные познания ещё и трудолюбие, упорство, целеустремлённость. Без всякого сомнения, эти качества необходимы учёному. Как говорят, "без труда не выудишь и рыбку из пруда"! Но ведь никто из великих впрямую не ставил перед собой цели совершить великое открытие, а лишь втайне мечтал об этом. По их признанию, открытие приходит неожиданно, как озарение, как подарок судьбы. Но, разумеется, приходит лишь к тому, кто углублённо и упорно работает над захватившей его научной проблемой. Трудолюбивых и упорных много, и они приносят немалую пользу науке. Но всё же открытия делают немногие. 
         Распространено в научной среде и такое мнение, что настоящий учёный - тот, кто умеет анализировать изучаемое явление, систематизировать накопленные знания, раскладывать всё "по полочкам", делать обобщения. Что же, и эти качества необходимы учёному. И всё-таки не они являются решающими. Самое главное, что отличает выдающегося исследователя от ему подобных, это - оригинальность мышления. Такой человек думает  "как-то не так, как все". Очень часто он оказывается в глазах обывателей чудаком "не от мира сего", а иногда даже "ненормальным" или, более того, "сумасшедшим". Но парадокс заключается в том, что гений всегда немного "ненормальный", но далеко не всякий ненормальный - гений!
          Неординарно мыслящий человек зачастую доставляет немало беспокойства окружающим. Критика окружающими такого "возмутителя спокойствия" или "нигилиста" - обычное явление. Но вся история науки показывает, что отдельные личности часто были более правы в своих утверждениях, чем "целые корпорации учёных или сотни и тысячи исследователей" [2].  Арнольд Тойнби писал, что "в настоящее время огромные массы людей всё ещё остаются на том же интеллектуальном и нравственном уровне, на котором они пребывали и сто пятьдесят лет назад". По его мнению, "творческие личности всегда составляют меньшинство", но именно это меньшинство и "вдыхает в социальную систему новую жизнь" [3].  Эти верные и глубокие суждения иногда стремятся использовать в целях спекуляции, слишком рьяно и без достаточных оснований отстаивая "права меньшинства". И здесь следует помнить тот же парадокс : если творческие личности всегда составляют меньшинство, то это ещё не означает, что всякое меньшинство состоит из действительно творческих личностей!
          В чём же конкретно проявляется нестандартность мышления выдающихся исследователей? Это тема отдельного серьёзного разговора. Приведём лишь некоторые примеры. Очень часто неординарность мышления таких людей проявляется в том, что они подмечают и анализируют такие "мелкие", "обычные" или "незначительные" явления, которые обычным людям кажутся не заслуживающими внимания. Ещё одна важная черта выдающегося мыслителя - его удивительная способность сравнивать между собой вещи или явления, на первый взгляд очень далёкие друг от друга и никак не сравнимые. "Вот, сравнил гвоздь с панихидой!" - часто говорят обыватели о таких людях. 
         Как Вы поступите, уважаемый читатель, если во время прогулки по саду увидите падающее с дерева яблоко? Одни подумают: хорошо, что не мне на голову. Другие вообще не обратят на это внимания. Третьи поднимут яблоко и съедят его. Найдутся и такие, которые подумают: почему оно упало? Совсем немногим захочется искать ответ на этот вопрос. Но надо было быть Ньютоном, чтобы сравнить падающий с яблони плод с планетами Солнечной системы! Надо было быть гением, чтобы вывести из этих столь разных фактов закон всемирного тяготения!
         Другой пример. Много ли найдётся среди учёных-химиков и, по совместительству, заядлых картёжных игроков именно таких, кто напишет названия и важнейшие характеристики химических элементов на листках бумаги и начнёт раскладывать из них "пасьянс"? Надо было быть Менделеевым, чтобы заметить периодическую повторяемость свойств элементов с увеличением их атомного веса. И не просто заметить этот факт, а усмотреть в этом периодический закон - один из важнейших законов естествознания! Здесь мы подходим к ещё одному важнейшему качеству настоящего учёного - необычайной научной смелости, иногда граничащей с безрассудством. Д.И.Менделеев объявил всему научному миру об открытии периодического закона. Более того, он не побоялся предсказать существование новых химических элементов, не побоялся исправить количественные характеристики многих уже известных элементов. Он настаивал на этом вопреки обвинениям в самонадеянности, научной нескромности и даже в безграмотности!
         Без сомнения, Менделеев проявил огромное мужество. Он, по справедливому выражению Фридриха Энгельса, совершил "научный подвиг". Ведь он многим рисковал. Но ему удивительно повезло! Вскоре были открыты предсказанные им новые химические элементы. Подтвердились и его предсказания относительно свойств уже известных элементов. Ещё при жизни он стал признанным великим химиком. А скольких великих постигла горькая участь непризнанных гениев, еретиков, врагов общества? Вспомним Джордано Бруно, поплатившегося жизнью за непоколебимость в своих убеждениях. Вспомним Галилея, который вынужден был отречься, чтобы не погибнуть. 
          Ещё один пример из истории научных открытий произвёл на меня неизгладимое впечатление. Это - история рождения новой науки, квантовой механики. Выдающийся австрийский физик-теоретик Эрвин Шрёдингер в 1926 году сформулировал знаменитое уравнение, носящее его имя. Оно положило начало и квантовой химии, которая позволяет понять и теоретически обосновать сущность периодического закона Д.И.Менделеева. В 1933 году Э.Шрёдингер стал лауреатом Нобелевской премии. Как сумел этот гениальный учёный "додуматься" до своего уравнения? 
          Ему предшествовали великие открытия в физике в начале двадцатого века. Каждое из них означало или переворот, или серьёзное изменение в теоретических представлениях о строении атома. Ни модель Резерфорда, ни теория Бора уже не объясняли всего многообразия новых фактических данных. Никак не удавалось совместить в одной теории представления о двойственной природе электрона - корпускулярной и волновой. Задача, которую поставил перед собой Шрёдингер, казалась неразрешимой: дать математическое описание атома, учитывающее  свойства электрона одновременно и как волны, и как частицы. Решение оказалось на удивление неожиданным и красивым. На помощь пришла столь же поразительная, сколь и глубокая аналогия между движущимся электроном в атоме и...качающимся маятником настенных часов! Подставив в волновое уравнение движения маятника корпускулярные свойства электрона, такие как масса и энергия, Шрёдингер, после необходимых математических выкладок, получил долгожданное уравнение. Но это было ещё не всё. Будучи блестящим математиком, Шрёдингер дал его точное решение для атома водорода, что и легло в основу квантовой химии.  Через многие десятилетия  идеи и методы физика Шрёдингера были использованы в совершенно другой области: была создана  междисциплинарная общеэкономическая теория.

Где граница между наукой и лженаукой?[править]

        Где же граница между истинной наукой и лженаукой? Ответ ясен лишь в случае откровенной фальсификации, сознательного обмана. Конечно, банальным жуликам не место в науке. В остальном - не всё так просто. Виталий Гинзбург дал такое определение лженауки: «Лженаука - это всякие построения, научные гипотезы и так далее, которые противоречат твердо установленным научным фактам». Позволим себе возразить.  Что считать "твёрдо установленным"? Например, великий польский астроном Николай Коперник в середине шестнадцатого столетия выступил против "твёрдо установленного", веками до него господствовавшего учения о центральном положении Земли, вокруг которой якобы вращаются и Солнце, и другие планеты. Отбросив это учение, Коперник замахнулся на переворот в естествознании. Его главный научный труд "Об обращениях небесных сфер" (1543) в течение двух последующих столетий был запрещён католической церковью. Но кто теперь сомневается в правоте Коперника?
       В своё время многим "твёрдо установленным" учениям не соответствовали теория тяготения Ньютона, теория относительности Эйнштейна, электромагнитная теория Максвелла, открытие радиоактивности, новые идеи о световых квантах и многое другое. Яркими примерами борьбы принципиально нового с "твёрдо установленным" богата история российской науки. Великий русский учёный Михаил Васильевич Ломоносов  в середине восемнадцатого века сокрушил господствовавшую в то время теорию флогистона. Он же открыл закон сохранения массы вещества, заложил основы новой для того времени науки - физической химии, открыл атмосферу на планете Венера, описал строение Земли и т.д. Он явил собой пример поистине невероятной интеллектуальной широты, творческого разнообразия, организаторских способностей. Он стал крупнейшим русским поэтом восемнадцатого века, создателем русской оды, создателем великолепных картин из мозаики. Он основал первую в России химическую лабораторию и был инициатором создания Московского университета, носящего его имя. Многие идеи М.В.Ломоносова далеко опередили науку того времени.
     Выдающийся русский химик Александр Михайлович Бутлеров создал теорию химического строения органических веществ, которая и поныне лежит в основе органической химии. Но как она была встречена современниками? Против неё выступили Г.Кольбе, М.Бертло, Н.А.Меншуткин и даже Дмитрий Иванович Менделеев! 
     Трудная судьба выпала и на долю многих изобретателей. Например, в своё время считалось абсолютно невозможным существование летательных аппаратов тяжелее воздуха. Но вот 17 декабря 1903 года американские изобретатели братья Райт в течение одной минуты продержались в воздухе на сконструированном ими первом самолёте. Какова же была реакция современников? Практически никакая. Многие просто не поверили, американский конгресс запретил финансирование работ по созданию летательных аппаратов, а патентное ведомство США отказалось принимать заявки на их изобретение подобно заявкам на создание вечного двигателя. 
      Казалось бы, время учит. Учит, но с трудом! В советской стране повторилось нечто подобное. Запрещали то генетику, то кибернетику, то химическую теорию резонанса. Объявляли их враждебными советской науке. Энтузиастов этих научных направлений клеймили как "агентов империализма", а некоторых постигла горькая участь, почти как во времена инквизиции. Даже такие направления, как атомные и ракетно-космические разработки, далеко не сразу пробили себе дорогу. Их основатели были репрессированы, а разработки закрыты. Потребовалась Великая Отечественная война, потребовались агентурные данные о разворачивании этих работ за рубежом, потребовались неимоверные усилия всего народа, чтобы советская страна стала ядерной и космической державой, а Сергей Павлович Королёв и Игорь Васильевич Курчатов стали теми, кого теперь заслуженно почитают миллионы у нас в стране и во всём мире. 
     Но означает ли сказанное, что надо безоглядно приветствовать всё то, что объявляется новым и важным на авансцене науки? Нет, конечно. История науки полна ошибок. Среди людей, посвятивших себя науке, всегда много искренне заблуждающихся. Нередко встречаются люди очень увлечённые, убеждённые в своей правоте, даже фанатики. Они бывают невосприимчивы к любой критике. Отношение к ним бывает разным и зависит от многих обстоятельств. Но и здесь часто возникает вопрос:  а судьи кто? Пьер Буаст считал, что несправедливый судья хуже палача. Трудно сказать, кто хуже, но уж точно, что некомпетентные и самоуверенные судьи наносят непоправимый вред. В частности, могут воспрепятствовать научно-техническому прогрессу. Вышесказанное в ещё большей степени справедливо в отношении общественных наук. Здесь грань между наукой и лженаукой становится более размытой.  Изучение человеческого общества в его динамическом взаимодействии с природными ресурсами, со средствами производства, с продуктами общественного труда, с окружающей средой - это научная задача исключительной сложности. К этому добавляется и всё то, что уже сказано о трудностях становления беспристрастной общественной науки в  антагонистическом классовом обществе. Здесь бывает не до поиска научной истины!
     Таким образом, вопрос о науке и лженауке гораздо шире и важнее, чем может показаться на первый взгляд. В сущности, это - проблема всей нашей нравственности. Проблема границ между добром и злом, правдой и ложью, знанием и невежеством, справедливостью и нечестностью, ответственностью и авантюризмом. Проблема, которая не решается только полемикой, просветительскими мерами или созданием академических комиссий по борьбе с лженаукой. Решение этой проблемы - лишь на пути всестороннего развития страны, на пути повышения образовательного и культурного уровня населения.

Литература[править]

  1. Леонардо да Винчи. Избранные естественнонаучные произведения. М.: Изд. АН СССР, 1955, стр. 9.
  2. В.И.Вернадский. Избранные труды по истории науки. - М.: Наука, 1981, с.66.
  3. А.Дж.Тойнби. Постижение истории. Пер. с англ.- М.: Прогресс, 1991, с. 259-260.

Ссылка[править]