Claire de Lune:Внешние силы "русской" революции и роль последнего русского Царя

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Claire de Lune:Чёрная месса революции

Данная статья является продолжением темы Чёрная месса революции.

Начало: Внутренние причины «русской» революции

Внешние силы "русской" революции и роль последнего русского Царя[править]

После обсуждения внутренних сил "русской" революции необходимо хотя бы упомянуть и о внешних её силах.

Подробно суть этих сил разобрана в этих статьях:
"Тайна беззакония" и "рай на земле"
"Устранение европейских монархий"
Религиозные корни либерализма
Мир после Конца Света (точка зрения иудеев)
Суть православного историзма

Остаётся добавить совсем немного.

Как можно легко убедиться - ни о каком классовом характере "русской" революции не может быть и речи, ибо и пресловутый пролетариат, и буржуазия были на одной стороне баррикад. Ни о какой "отсталости" царской России также не может быть речи, и о "реакционности царского режима" - тем более. Да и в первой мировой войне царская Россия отнюдь не понесла сколько-нибудь существенных потерь - ни территориальных, ни экономических.

Да и война между Белой и Красной армиями отнюдь не была борьбой старого с новым.

Обе эти силы были новыми - революционными, одинаково враждебными русской монархии - потому и борьба между ними носила столь ожесточённый характер.

Но, разумеется, внутренние силы "русской" революции не смогли бы сокрушить государственный строй, если бы не направлялись, координировались, подпитывались материально и идеологически мировой закулисой.

Мировая закулиса, благополучно разрушив основы христианской Европы и подчинив себе её народы, повела планомерное наступление на Россию - последний оплот христианства. При этом мировая закулиса умело воспользовалась всё большим отступничеством от христианской веры основных слоёв русского общества, безответственностью и легкомыслием интеллигенции, алчностью и неразборчивостью в средствах нарождающейся русской буржуазии, полным развращением старой дворянской аристократии и неуёмным стремлением к власти свежерождённой новой - рабочей и разночинной - аристократии, а также извечной ненавистью к Русской Церкви и русской монархии со стороны всевозможных раскольников и сектантов.

Независимо от того, в какой политический и идеологический камуфляж рядились все эти деструктивные силы - всех их объединяло между собой служение злу.

Тут, думаю, сто́ит повторить слова П. В. Мультатули:

"...XX век, как никакой другой, явил собой наступление сил зла, и исторический подвиг Императора Николая II как раз заключался в том, что все свое царствование он вел непримиримую войну с мировым злом, с идеологией зла, которое год от года все более преобладало в истории государств и народов".



Но начале прошлого века между Царем и Россией в силу различных обстоятельств, главным из которых было отступление России от верности заповедям Христовым, образовалась огромная пропасть. И у Царя было два выхода: поддаться соблазнам лукавого века и рухнуть в эту пропасть вместе с Россией или ценой принесения себя в жертву попытаться спасти Россию если не для этого века, то для будущего, дать ей возможность оправдаться на Страшном Судище Христовом. Николай II выбрал последнее:

«Может быть, для спасения России необходима жертва — я готов стать этой жертвой».



Только поверхностный и схоластический, материалистический ум назовет эту цель Царя химерической. Православный же человек поймет и преклонится перед неземным ее величием.

Это хорошо понимал такой Светильник Земли Русской, как преподобный Иоанн Кронштадтский:

"... Если не будет покаяния у русского народа, конец мира близок. Бог отнимет у него благочестивого Царя и пошлет бич в лице нечестивых, жестоких, самозваных правителей, которые зальют всю землю кровью и слезами".



Император Николай II и в силу своих личных свойств, и в силу того, что он был Русским Православным Царем, не мог не стать главным врагом сил мировой революции. Его уничтожение и как монарха, и как человека стало необходимым условием для победы мировой революции, и вследствие этого Император Николай II и его Семья, составляющая с ним единое духовное целое, в сложившихся исторических условиях начала XX века неминуемо должны были быть уничтожены силами зла. При этом гибель Николая II не должна была просто означать смерть коронованного властителя: нет, она была призвана уничтожить Россию как страну, стоявшую на пути этих сил, как страну, бывшую в начале XX века наиболее христианской. Россия, а, следовательно, и ее Царь стояли на пути мирового владычества тайного духовного агрессора.

Вот что писал С. Н. Булгаков после февральских событий:

«У меня была смерть на душе... А между тем кругом все сходило с ума от радости... брехня Керенского еще не успела опостылеть, вызывала восхищение (а я еще за много лет по отчетам Думы возненавидел этого ничтожного болтуна)... Я... знал сердцем, как там, в центре революции ненавидели именно Царя, как там хотели не конституции, а именно свержения Царя, какие жиды (это слово выделено самим С. Н. Булгаковым) там давали направление. Все это я знал вперед и всего боялся — до цареубийства включительно — с первого же дня революции, ибо эта великая подлость не может быть ничем по существу, как цареубийством, которое есть настоящая чёрная месса революции».



Между тем, до сих пор усиленно насаждаются версии политического или уголовного характера убийства последнего русского Царя и его Семьи. На изучение и обсуждение истинных причин цареубийства - причин, имеющих сакральную, духовную суть - наложено полное табу. Ни в одном публичном выступлении вы не услышите разговора на эту тему. А без изучения и осознания истинного смысла цареубийства невозможно постичь ни подлинной сути всего случившегося, ни истинных причин внезапного помпезного "обретения" царских останков в 1991 году.


Продолжение темы: Об обстановке в русском обществе накануне февраля 1917 года