ГФ100:Швейцарский поход Суворова

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
205965768.jpg

Швейца́рский похо́д Суво́рова (10 (21) сентября 179927 сентября (8 октября) 1799[1]) — переход выступивших из Северной Италии русских и австрийских войск под командованием фельдмаршала А.В. Суворова через Альпы с целью разгрома французских войск в Швейцарии в ходе войны Второй коалиции.

Поход не достиг цели в результате предательства австрийских союзников. Пройдя с боями через Сен-Готард и Чёртов мост и совершив переход из долины Рёйсы в Мутенскую долину, армия Суворова попала в окружение. Суворов вывел из него армию, разгромив превосходящие силы противника, и совершил труднейший переход через перевал Рингенкопф (Паникс)[2]. При этом переходе Суворов вынужден был пожертвовать обозом и артиллерией, в том числе захваченной у противника. Однако он сохранил не только главные силы армии, но и половину взятых пленных.

Военная обстановка в Италии и Швейцарии перед началом похода[править]

Осенью 1799 года в результате Итальянского похода Суворова 1799 и Средиземноморского похода Ушакова 1799—1800 почти вся Италия была освобождена от французских войск. Разбитая при Нови французская армия генерала Ж. В. Моро отступила к Генуе. В руках французов в Северной Италии остались лишь крепости Тортона и Кони. Суворов осадил Тортону. К этому времени англо-австрийское руководство коалиции разработало новый план военных действий. Еще в июле 1799 года английский кабинет предложил императору Павлу провести Англо-русскую экспедицию в Голландию, для чего следовало изменить весь план войны. После поправок, внесенных австрийским командованием, был принят следующий план действий: австрийская армия эрцгерцога Карла перебрасывается из Швейцарии на Рейн, осаждает Майнц, занимает Бельгию и устанавливает связь с англо-русским корпусом в Голландии; русские войска под командованием Суворова перебрасываются из Италии в Швейцарию, куда прибывает также русский корпус генерала А. М. Римского-Корсакова и французский эмигрантский корпус принца Л. Ж. Конде, после чего все эти силы под командованием Суворова вторгаются во Францию через Франш-Конте; австрийская армия М. Меласа наступает из Италии на Савойю. Этот план служил целям Великобритании и Австрии. Великобритания стремилась овладеть голландским флотом и усилить своё господство на море, Австрия стремилась избавиться от присутствия русских войск на итальянской территории и закрепить своё господство в Северной Италии. Павел I согласился на этот план, но поставил условием перехода русских войск в Швейцарию её предварительное очищение силами австрийцев.[3]

Суворов был противником плана, принятого командованием 2-й коалиции. Он считал, что после окончательного разгрома французов в Северной Италии следовало главными силами русских и австрийцев вторгнуться из Италии через Апеннинские горы непосредственно на территорию Франции, нанося удар на Ниццу и далее на Лион. Однако при согласии императора Павла на новый план Суворов вынужден был начать планирование и подготовку похода в Швейцарию. 16 (27) августа Суворов получил приказ австрийского императора Франца на выступление в Швейцарию. Полагая, что у него будет время для основательной подготовки наступления, Суворов планировал выступить в Швейцарию через территорию Австрии удобным путём, через провинции Тироль и Форарльберг. По последнему, ввиду близившейся капитуляции Тортоны (осажденные французские войска согласились капитулировать 31 августа, если до того их не деблокируют) уже двинулись полевая артиллерия и обозы. Однако одновременно с извещением Суворова о необходимости выступить в Швейцарию, австрийское командование, вопреки обещанию, данному Павлу, начало выводить армию эрцгерцога Карла из Швейцарии, чем ставило прибывший в район Цюриха корпус Римского-Корсакова под удар превосходящих сил французов. Узнав об этом, Суворов направил письмо эрцгерцогу Карлу:

«Печальные следствия для Германии и Италии, неизбежные с этой переменой, должны быть очевидны для опытного военачальника. Я уверен, что по усердию к великой цели на общее благо Ваше Высочество не поспешит исполнением хотя бы даже уже отданного повеления, выполнение которого было бы в полном противоречии с великими намерениями, а в лучшем случае может привести к замешательству, хотя бы и незначительному, в достижении общего блага. Полагаясь совершенно на прозорливость и доброту Вашего сердца, остаюсь спокоен в рассуждении всякого преждевременного шага и, больше того, надеюсь даже получить приятное известие, что Швейцария обязана восстановлением прежней свободы и своим спасением Вашим новым знаменитым победам. В этой уверенности ожидаю несравненно лучших распоряжений к продолжению операций на Среднем Рейне, в Швейцарии и Италии, иначе по многосложному сцеплению военных обстоятельств они сопряжены будут с неминуемым вредом для общего дела и просто немыслимы.» (нем.)[4]

Несмотря на возражение Суворова, эрцгерцог Карл согласился оставить в Швейцарии лишь 22 тыс. человек под командованием генерала Ф. Хотце.[3]

На основании действий Австрии как советские, так и современные российские историки заключают, что хотя внешне австрийское командование намеревалось следовать общему плану войны, принятому 2-й коалицией, действительная цель стремительного удаления главных сил армии эрцгерцога Карла из Швейцарии, как и дальнейших задержек Суворова, была направлена на сознательное осуществление плана, ведущего к разгрому и гибели русской армии.[2] Действия эрцгерцога Карла, понимавшего смысл своего ухода и имевшего возможность не только выждать прибытия соединения Суворова с Римским-Корсаковым, но и разбить французов в Швейцарии, Клаузевиц оценил следующим образом: «Эрцгерцог должен был до своего отхода использовать свой явный перевес сил, чтобы наголову разбить Массену. То, что он этого не сделал,- больше чем осторожность, это — трусость!» [5]

К началу сентября силы союзников располагались в Швейцарии в следующих группировках:[3] корпус Римского-Корсакова (24 тысячи) — на р. Лиммат, около Цюриха; отряд Хотце (10,5 тысяч) — вдоль Цюрихского и Валленштадтского озёр и на р. Линт; отряд Ф.Елачича (5 тысяч) — у Зарганса; отряд Линкена (4 тысячи) — у Иланца; отряд Ауфенберга (2,5 тысяч) — у Дисентиса. Австрийские отряды Г. Штрауха, В. Л. Рогана и К. Хадика (всего до 11,5 тысяч) находились на южных подступах к Швейцарии. Главные силы французской армии генерала А. Массена (38 тысяч) располагались против корпуса Римского — Корсакова, дивизия Н. Сульта и бригада Г. Ж. Молитора (15 тысяч) — против войск Хотце, дивизия К. Ж. Лекурба (11,8 тысяч) — в долине р. Рёйс и на перевале Сен-Готард, отряд Л. М. Тюрро (9,6 тысяч) — западнее озера Лаго-Маджоре, против отряда Рогана. Таким образом, французы имели превосходство в силах и занимали выгодные позиции.

Суриков В. И. «Переход Суворова через Альпы»

План Суворова по разгрому французских войск в Швейцарии[править]

31 августа (11 сентября), едва Тортона капитулировала,[6] войска Суворова форсированным маршем двинулись из Алессандрии и Ривальты на север и 4 (15)сентября прибыли в Таверне.

Для движения от Таверны на соединение с Римским-Корсаковым имелся удобный путь, который вёл в верхнюю долину Рейна на город Кур, через Киавенну и гору Сплюген; другой — . Этот путь был свободен от французов, он давал возможность предварительно сконцентрировать все силы союзников в Швейцарии перед наступлением на противника. Этим путём и собирался воспользоваться Суворов. Однако в начале сентября группой австрийских военных советников во главе с Ф.Вейротером Суворов был проинформирован о втором пути от Таверны: через Беллинцону, Сен-Готард, долину р. Рёйс к озеру Четырёх кантонов (Фирвальдштетское озеро [7]) к Швицу. Этот маршрут был, в отличие от первого, занят противником, но давал возможность после поражения правого крыла французской армии, оборонявшего его, выйти непосредственно в тыл главным силам противника. В действительности эта дорога обрывалась у Фирвальдштетского озера, и дойти по ней до Швица было невозможно. Сама по себе долина реки Рёйс также представляла собой практически непреодолимое препятствие. Всё это выяснилось уже в ходе похода. Суворов, получив лживую информацию от австрийских союзников, не принял, однако, решения немедленно, но послал план наступления через Сен-Готард генералам Хотце и Линкену на рассмотрение, надеясь получить дополнительную информацию о маршруте и соображения генералов относительно нового варианта наступления. Ни Хотце, ни Линкен, вслед за Вейротером, не уведомили Суворова об отсутствии пути на Швиц и непроходимом ущелье Рёйс. Получив одобрительные отзывы союзников, Суворов принял решение: по второму, кратчайшему пути дойти до Швица, разбить на маршруте правое крыло французской армии и выйти в тыл её центральной группировки.

«Во всей позиции неприятельской от устья реки Аар чрез кантоны Цюрих, Гларис, Швиц, Ури и Унтервальден самая сильнейшая часть есть левое крыло не только по числу войск, но и по естественным препятствиям, которые представляются наступающему от местности. Там 30 000 войск [8] занимают горный хребет, который простирается в длину от 3 до 4 миль…Хотя здесь местность весьма гориста…при нападении между озерами Луцернским и Цугским можно противопоставить неприятелю даже большее протяжение фронта. Выгода эта останется и в том случае, если силы, рассеяные ныне в кантонах Швице и Гларисе, присоединятся к 30 тысячам, стоящим на Альбисе, которые тогда усилятся уже до 40 000 чел. Притом левое крыло примкнуто к реке Аару; переправа через Лимат так же затрудняет атакующего, который не может наступать разом из нескольких пунктов, а должен выступить только из одного Цюриха… Все это показывает, что можно с успехом атаковать только правое крыло неприятельской позиции… Итак, представляется только следующий вопрос: каким образом можно скорее и легче опрокинуть означенные 20 000 правого крыла неприятельского? Если бы для этого стараться первоначально соединиться с левым австрийским крылом, находящимся при Дисентисе, то пришлось бы нам подниматься, по крайней мере, на четыре горных хребта, весьма недоступных, употребив на это столько же дней, сколько нужно, чтобы достигнуть самого Люцерна…Мы имели бы с левого фланга целую дивизию Лекурба, и чтобы отбросить ее, следовало бы наступать вверх по долине Рейссы; а чтобы не быть задержанным у Чёртова моста, часть сил наших должна бы действовать со стороны Беллинцоны, овладеть Сен-Готардом и оттуда ударить в тыл войскам неприятельским, защищающим Чёртов мост. Единственное средство — атаковать Сен-Готард со стороны Белинцоны»[9].

Для успешного наступления против правого крыла противника, оборонявшегося на сильных позициях, был предусмотрен обходной маневр с левого фланга корпусом Розенберга:

«Из идущих из Италии российских войск выступает корпус генерала от инфантерии Розенберга силою 6 000 человек из Белинцоны, того же дня идет до Донгио 14 миль[10], до Сента-Мария 12 миль, до Таветш 14 миль и нападает при Урзерне и Тейфельс-брюке на неприятельский левый фланг при долине Рус-тальи и тыл Готгард-берга»

По достижении войсками Суворова Альтдорфа центр французской армии должны были атаковать А.Римский—Корсаков и Ф.Хотце (главный удар здесь должен был нанести Хотце по правому флангу Массены, в то время, как Римский—Корсаков должен был сковывать его с фронта, для чего Римскому—Корсакову было приказано выделить 5 000 чел. на усиление Хотце). Этот план [11] предполагал разгром французской армии в Швейцарии по частям с поочередным созданием против правого крыла, а затем против центра французской армии, значительного превосходства и направления главных ударов во фланг и тыл противника. Решение наиболее сложных задачи лежало на армии Суворова. В то же время план, представлявший сложное, комбинированное наступление группировками, разделенными расстоянием до 200 км, в условиях горного театра войны требовал максимальной активности и чёткости действий от всех участников.

Однако движение Суворова, вопреки его ожиданиям, было замедлено. 2000 мулов, необходимых в горах для перевозки грузов и артиллерии, в Таверне не оказалось, и только через несколько дней прибыло 650 голов. Недостающие мулы были заменены лошадьми, но для этого пришлось спешить 1.5 тыс. казаков. Общая численность армии после присоединения 12 (23) сентября к Дерфельдену у Дацио австрийской бригады Г.Штрауха, а к Розенбергу у Дисентиса австрийской бригады Ф.Ауфенберга, составила 21 тысячу человек, в том числе 4.5 тысяч австрийцев[3]. Армия имела 25 горных пушек и недельный запас продовольствия (3-х дневный в ранцах и 4-х дневный в обозе).

8 (19) и 9 (20) сентября Суворов ознакомил командный состав с общим планом наступления и указал состав колонн с распределением артиллерии по колоннам.

Движение Суворова до Альтдорфа через Сен-Готард[править]

10(21) сентября войска Суворова выступили в Швейцарский поход. Войска двумя колоннами выдвигались к подошве Сен-Готарда. 12(23) сентября левая колонна — корпус В.Дерфельдена с австрийской бригадой Г.Штрауха — расположился у Дацио, где Суворов задержал его, чтобы дать время правой колонне — корпусу А.Розенберга 13(24) сентября обойти французские позиции. Обеспечить взятие Сен-Готарда, труднодоступного с фронта, должен был обход Розенберга. Но для того, чтобы сковать французские войска и не дать им атаковать обходящую колонну, Суворов решил 13 — же сентября атаковать Сен-Готард с фронта. Последний занимала бригада Гюдена (4 300 чел)[12], три батальона которой стояли на вершине и в селе Айроло, 1 батальон — на дороге в Валлис, у горы Фурк, 2 батальона — у озера Обер-Альп, на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Бригада Луазона (такой же численности) занимала позиции от Урзерна до Альтдорфа. В ходе сражения часть её сил прибыла на помощь Гюдену. Всеми французскими войсками правого крыла, оборонявшими Сен-Готард и долины реки Рёйс командовал К. Ж.Лекурб. Две атаки русских на Сен-Готард были отбиты, но во время третьей атаки на левом фланге французов появился отряд Багратиона, который, по казавшимся противнику совершенно неприступным местам обошёл его. Этот маневр заставил французов отступить на новые позиции у села Хоспенталь, куда прибыл Лекурб с остальными силами бригады Луазона. Русские заняли Сен-Готард. Между тем Розенберг, выступив на рассвете 13 сентября из Тавеча, двигался по Рейнской долине, тесня неприятельские войска, и к вечеру оттеснил их к деревне Урзерн. В сумерках Розенберг атаковал французов и заставил их отступить в сторону Фурка. В это же время войска Суворова ворвались в Хоспенталь. Лекурб под угрозой окружения сумел оттеснить превосходящие силы Ауфенберга и в сумерках двинул большую часть своих войск через хребет Бетцберг, заслужив похвальный отзыв Суворова. Тем самым Лекурб, достигнув утром деревни Гёшенен, снова преградил путь путь русской армии. Но для того, чтобы совершить этот переход, Лекурб вынужден был сбросить в пропасти всю артиллерию; часть его войск, не сумев отступить организованно, бежала в разные стороны.

На Сен-Готарде для контроля над перевалом и охраны раненных была оставлена бригада Г.Штрауха.[13]

14(25) ноября, после соединения с Розенбергом в Урзерне, Суворов направил на левый берег Рёйс полк под начальством генерала Каменского для выхода на тыл неприятельских позиций у Чёртова моста. Полк двинулся вслед за прошедшими через Бетцберг войсками Лекурба, уничтожая отставшие во время ночного марша части противника. Суворов повел армию правым берегом на север, но через километр от Урзерна наткнулся на почти непреодолимое препятствие — так называемую Урнерскую дыру, узкую и низкую галерею, пробитую в обрамляющих Рёйс скалах, длиной 64 м. и шириной, дававшей возможность прохода только для одного человека с вьюком (в дальнейшем была расширена примерно до 3 м). За ней дорога огибала скалу в виде карниза и круто спускалась к Чёртову мосту в том месте, где Рёйс представляет собой бурный поток с водопадами св. 60 м высоты. Сам мост состоял из узкой каменной арки без перил 20 м длины, перекинутой через Рёйс на высоте 22—23 м. Затем путь, упершись в отвесную скалу левого берега, круто поворачивал направо и спускался по искусственной каменной аппарели к другому мостику, по которому опять переходил на правый берег. Обойдя в этом месте крутую скалу, дорога снова выходила на левый берег реки и наконец, у деревни Гёшенен выходила из ущелья. Между Урнерской дырой и Чёртовым мостом — ок. 300 м, а вся теснина до Гёшенена — ок 2.5 км. Лекурб, рассчитывая на неприступность преграды, представляемой Урнерской дырой, поставил на выходе из неё небольшой отряд с одним орудием, а за мостом — 2 батальона (ок. 1.5 тыс. человек). Попытки русского головного батальона полка Мансурова пробиться через Урнерскую дыру успеха не имели. Тогда, во избежание напрасных потерь, Суворов послал в обход две колонны: полковник Трубников с 300 егерей того же полка, стал взбираться на утесы, лежащие над проходом, а майор Тревогин, с 200 егерей полка Кашкина, спустился к Рёйсе, перебрался через неё по пояс в воде и полез на скалы левого берега. За ним двинулся целый батальон полка Ребиндера под начальством полковника Свищова. Когда полковник Трубников появился над выходом из Урнерской дыры, передовой отряд французов оставил свою позицию. Батальон Мансурова прорвался через проход и бросился на отступавших французов в штыки.

Переход Суворова через Чёртов мост. Художник А. Е. Коцебу

Увидев разгром передового отряда, французы, стоявшие на противоположном берегу, не имея времени полностью разрушить Чёртов мост, начали разбирать аппарель. Но в это время к месту боев со стороны хребта Бетцберг прибыла колонна генерала Каменского. Заметив обходящую колонну, французы начали отступать от Чёртова моста, успев предварительно частично разрушить его. Для устранения этого препятствия русские солдаты разобрали находившийся по близости сарай, притащили брёвна и перевязав их офицерскими шарфами, перебросили их через образовавшийся провал. Первым, перешедшим по этой перекладине, был майор князь Мещёрский третий, тут же смертельно раненый. За ним перешли солдаты Тревогина и Свищова и ударили в штыки на отступающего противника. К 4-м часам дня мост был окончательно исправлен. Русские войска немедленно двинулись вперёд и к вечеру дошли до деревни Вазен (авангард под начальством М. А. Милорадовича достиг деревни Вейлен), с боями преодолев за день 12 км.

В донесении Павлу I Суворов писал:[14]

«На каждом шагу в этом царстве ужаса зияющие пропасти представляли отверзтые и поглотить готовые гробы смерти… Там явилась зрению нашему гора Сен-Готард, этот величающийся колосс гор, ниже которых громоносные тучи и облака плавают, и другая, уподобляющаяся ей, Фогельсберг. Все опасности, все трудности были преодолены и, при такой борьбе со всеми стихиями, неприятель, согнездившийся в ущелинах и неприступных, выгоднейших местоположениях, не мог противостоять храбрости воинов, явившихся неожиданно на этом новом театре… Войска Вашего Императорского Величества прошли через темную горную пещеру Урзерн-Лох, заняли мост, удивительной игрой природы из двух гор сооруженный и проименованный Тейфельсбрюкке. Оный разрушен неприятелем. Но сие не останавливает победителей. Доски связываются шарфами офицеров, по сим доскам бегут они, спускаются с вершины в бездны и, достигая врага, поражают его всюду.»

Лекурб намеривался остановить русскую армию, собрав все силы своей дивизии перед Альтдорфом. Однако после боев на Сен-Готарде и за Чертов мост и отступления ему удалось собрать лишь около 6 000 человек.[15] Не успев принять оборонительное положение, дивизия Лекурба была атакована Розенбергом с фронта и флангов и отброшена к деревне Зеедорф, на противоположный берег Рёйсы. Здесь Лекурб, не знавший ни о победе Массены в Цюрихском сражении (о которой он получил достоверные сведения 27 сентября), ни о дальнейшем маршруте Суворова, решил, что русская армия обогнет Фирвальдштетское озеро с запада, пройдя через перевал Гримзель, и двинется на Люцерн и Цюрих. В соответствии с этим он направил большую часть войск под командованием Луазона и Гюдена в западном и юго-западном направлениях, оставшись в Зеедорфе с отрядом численностью 700—900 человек. Часть войск Лекурб направил к Флюелену, откуда они эвакуировались на переправочных средствах.

Вечером 15 (26) сентября русские войска прибыли в Альтдорф. Там Суворов обратился к швейцарцам с призывом оказывать содействие русской армии. Швейцарец доктор Люссер описывает прибытие Суворова в Альтдорф следующим образом: «В 6 часов вечера 26 сентября Суворов… сопровождаемый несколькими сотнями казаков и многочисленной пехотой прибыл в Альтдорф. В одной руке он держал нагайку, а другою, подобно епископу, благословлял народ… он сказал речь на довольно ломанном немецком языке[16], в которой объявил себя спасителем и избавителем, пришедшим для того, чтобы освободить мир от неверных и от тирании. Он требовал, чтобы духовные и светские лица склонили народ подняться массами и двинуться с ним для освобождения Цюриха, на что Шмидт (ландамман Альтдорфа) ответил осторожным молчанием.»

Переход русской армии от Альтдорфа в Мутенскую долину[править]

Достигнув Альтдорфа, Суворов увидел, что далее дороги не имелось и Швица можно было достичь лишь по Люцернскому озеру, на котором неприятель захватил переправочные средства. На это обстоятельство ни Ф.Хотце, ни Г.Штраух не обратили внимания Суворова при обсуждении плана похода (по другим данным австрийские генералы уверяли Суворова в том, что дорога на Швиц вдоль Люцернского озера имеется)[17] Из Альтдорфа существовали две дороги — из Шахенской долины к к верховьям р. Линт, где Суворов мог соединиться с отрядом Линкена, и из Мадеранской долины — к верховьям Рейна. Однако ни та, ни другая не вели к Швицу и соединение с войсками Римского-Корсакова и Хотце было невозможно. Находясь в столь критическом положении, Суворов узнал о существовании 2-х горных троп — через перевалы Роуз-Альп-Кульм (2 172 м) и Кинциг-Кульм (2073 м),[18] ведущих через снеговой хребет Рошток к деревне Мутен, откуда шла дорога к западу на Швиц. Тогда он решил направить по кратчайшей из них (протяженностью 18 км.), ныне носящей название «Тропа Суворова», идущей через перевал Кинциг, всю армию, намериваясь во что бы то ни стало дойти до Швица. О решении Суворова двигаться через Рошток Д. А. Милютин писал: «нужна была воля железная, чтобы решиться от Альтдорфа идти к Швицу; нужна была притом неограниченная уверенность в свои войска, чтобы избрать подобный путь… После семи дней тяжкого похода войска были утомлены до крайности; обувь изношена, провиант истощен»[19]. Клаузевиц писал о переходе:

«То, что Суворов потребовал этого от своей армии в том истощенном состоянии, в котором она прибыла в Альтдорф, свидетельствовало о невероятной силе воли полководца, и то, что он добился этого от неё, было свидетельством замечательной власти Суворова над духом своих войск»[20]

С рассветом 16(27) сентября армия выступила. Авангард вёл Багратион, за ним следовали войска генералов Дерфельдена и Ауфенберга, а за ними — вьюки. Розенбергу было приказано прикрывать тыл от нападений Лекурба и следовать за вьюками. Переход армии представлял огромные трудности. Множество людей, лошадей и вьюков погибло, сорвавшись в пропасти. Через 12 часов пути авангард достиг деревни Мутен и захватил стоявший там французский пост (150 чел), не успевший сделать ни единого выстрела. Остальные войска растянулись по всему пути и провели ночь на снежном перевале. Лишь вечером 17 (28) сентября хвост колонны добрался до Мутена. Затем ещё в течение двух дней той же дорогой тянулись вьюки. Арьегард за это время отразил два нападения Лекурба. Об этом Клаузевиц писал:

«Каким образом смелый и энергичный Лекурб не сумел предпринять ничего более значительного против арьегарда Суворова,… нам не вполне понятно. Если это является следствием очень хорошо организованного наступления русских, то следует только очень пожалеть, что нам не удалось познакомиться с его организацией, так как обстоятельные сведения об этой организации и совершении этого похода были бы во всяком случае весьма поучительны».[21]«

С 17(28) на 18(29) сентября арьегард двумя колоннами с интервалом в несколько часов двинулся вслед за главными силами. Лишь утром 29 сентября Лекурб, поняв, по какому пути ушла русская армия, послал сообщение Массене, Молитору, Мортье и Луазону о том, что Суворов во главе 20 — 25 тыс. армии вторгся в Мутенскую долину через перевал Кинциг-Кульм.[22]

Последние части арьегарда Суворова прибыли в Мутенскую долину 18 сентября. 18 сентября в Мутенской долине Суворов получил письменное донесение генерала Линкена о поражении Римского-Корсакова(14-15 сентября) и Хотце(14 сентября).

Выход русской армии из окружения. Разгром французских войск в Мутенской долине 20 сентября[править]

Узнав о поражении Римского — Корсакова, Суворов понял, что продолжать движение к Швицу, занятому главными силами противника, бессмысленно. Казачьи разъезды, посланные в восточную часть долины, вместо австрийцев корпуса Линкена обнаружили там французов. После поражения Хотце тот отступил, позволив французам запереть выход из долины. Своё отступление Линкен оправдывал угрозой своему правому флангу после поражения Хотце. Однако численность войск Линкена по меньшей мере в 3 раза превосходила численность французских войск. Русская армия оказалась в каменном мешке, в окружении далеко превосходящих сил противника, без продовольствия, с ограниченным количеством боеприпасов.

18(29)сентября в трапезной женского францисканского монастыря Св. Иосифа собрался военный совет. Речь Суворова, записанная со слов Багратиона, произвела на всех огромное впечатление[23].

«Мы окружены горами… — говорил Суворов, — окружены врагом сильным, возгордившимся победою… Со времени дела при Пруте, при Государе Императоре Петре Великом, русские войска никогда не были в таком гибелью грозящем положении… Нет, это уже не измена, а явное предательство… разумное, рассчитанное предательство нас, столько крови своей проливших за спасение Австрии. Помощи теперь ждать не от кого, одна надежда на Бога, другая — на величайшую храбрость и высочайшее самоотвержение войск, вами предводимых… Нам предстоят труды величайшие, небывалые в мире! Мы на краю пропасти! Но мы — русские! С нами Бог! Спасите, спасите честь и достояние России и её Самодержца!..Спасите сына его…» Старший после Суворова генерал Дерфельден от имени всей армии заверил Суворова в том, что каждый выполнит свой долг: «Всё перенесём и не посрамим русского оружия,- говорил старый боевой соратник Суворова,- а если падём, то умрём со славою! Веди нас, куда думаешь, делай, что знаешь, мы твои, отец, мы русские!» — «Благодарю, — ответил Суворов,- Надеюсь! Рад! Помилуй Бог, мы русские! Благодарю, спасибо, разобьём врага! И победа над ним, и победа над коварством будет победа!» На военном совете было принято решение пробиваться на восток, через Клентальскую долину (отделённой от Мутенской долины горой Брагельберг) к Гларусу.

В тот же день австрийская бригада Ауфенберга взошла на Брагельберг, сбила французские посты и спустилась в Клентальскую долину. За ней последовал авангард Багратиона и дивизия Швейковского (6 тысяч). За ними шли войска во главе с Суворовым. Отступление совершалось под прикрытием арьегарда Розенберга (первоначальная численность ок. 4 тысяч), который стоял у Мутена, охраняя тыл Суворова и дожидаясь окончания спуска в долину вьюков. Стремясь прочнее запереть русскую армию, Массена направил часть своих войск к выходу из Клентальской долины, а сам, возглавив 18 000 группировку[24], двинулся на Швиц с целью нанести удар на Мутен, в тыл русской армии. Во французской армии в связи с достигнутыми успехами царило победное настроение. План разгрома французов в Швейцарии силами 3 — х группировок союзных войск был сорван. Однако французское командование не осознавало того, что сам Суворов со своей лишенной тыла, уставшей, небольшой армией продолжает оставаться для всей французской армии смертельно опасным противником.

19(30) сентября сентября бригада Ауфенберга была атакована французской бригадой генерала Г. Молитора и оказалась в опасном положении. Ауфенберг начал переговоры о сдаче, но на помощь австрийцам прибыл авангард Багратиона. Вечером 19 сентября передовые части русских войск обратили в бегство французов, атаковавших Ауфенберга. Пытаясь в поисках спасения переплыть через небольшое озеро Рутен, более 200 человек утонуло, многие, рассеившись по горам, в темноте срывались с круч, спасаясь от преследования, 168 солдат и офицеров во главе с командиром полка попали в плен.[25]20 сентября(1 октября) произошли ожесточенные бои между русскими и французскими войсками поначалу равной численности (ок. 5 — 6 тыс. чел.). Они окончились полным поражением последних, понёсших большие потери и отброшенных сперва на 6 км, к деревне Нецсталь. Тем самым русской армии был открыт путь на Гларус. После упорного боя Багратион выбил их и оттуда, сходу захватив деревню Нефельс на берегу реки Линт. Однако в это время к Молитору, уже наголову разбитому, подошла свежая дивизия Газана. Французы, получив значительный перевес в силах, заняли Нефельс. Контратакой Багратион снова выбил их оттуда. Пять или шесть раз Нефельс переходил из рук в руки и остался за русскими, когда Суворов отдал приказ Багратиону во избежание лишних потерь отходить к Нецсталю. Вечером 20 сентября главные силы русской армии сосредоточились у Гларуса. В то время, как Багратион расчищал путь главным силам русской армии, в её тылу развернулись боевые действия между арьергардом А.Розенберга и войсками А.Массены. Здесь произошло крупнейшее сражение Швейцарского похода.

19 сентября 10-тысячные французские войска атаковали русский арьергард численностью 4 тысячи человек. Войсками первой линии под командованием М. Ребиндера французы были остановлены. С прибытием трех полков второй линии под командованием М.Милорадовича русские войска перешли в контратаку, опрокинули французов и преследовали их на протяжении более 5 км до Швица, где преследование было остановлено по приказу Милорадовича. Ночью в долину спустились последние вьюки и шедшие за ними 3 полка пехоты. Силы Розенберга возросли до 7 тысяч человек. С этими силами Розенберг отступил в восточную часть долины на 3 километра, готовясь дать противнику решающее сражение. На следующий день Массена, в свою очередь, решил нанести решающий удар, в котором предполагал задействовать все имевшиеся у него силы — около 15 тысяч человек[26]. 20 сентября французы, выставив впереди густую стрелковую цепь, повели наступление тремя колоннами по обеим берегам реки Мутен. Между передовыми частями русских и французских войск началась перестрелка. Русские части стали отступать. За ними двинулась главная масса французских войск. Неожиданно для французов Милорадович развел передовой отряд в обе стороны по склонам и французские колонны очутились перед главными силами Розенберга, укрытыми в виноградниках по всей ширине долины. Русские войска были построены в две трёхшереножные линии, на расстоянии около 300 метров друг от друга, с кавалерией на флангах. В резерве стояли полки Ферстера и Велицкого.

Последовала атака русских войск. По свидетельству очевидцев[27], ошеломленные французы с минуту не предпринимали ничего, потом открыли ружейный огонь. Однако русские войска стремительно приближались к противнику. В Мутенской долине начался всеобщий рукопашный бой. Русские войска наступали настолько яростно, что некоторые батальоны второй линии опередили первую, чтобы добраться до врага. Сражение переросло в истребление французских войск. Унтер — офицер Иван Махотин добрался до А.Массены, схватил его за воротник и сдернул с лошади. На помощь командующему бросился французский офицер. В то время, как Махотин, повернувшись к нападающему, ударил его штыком, Массена успел бежать, оставив в руках суворовского воина золотой эполет, опознанный попавшим в плен генералом Ла Курком и предъявленный Суворову. Французские войска охватила паника, они обратились в бегство. Преследуемые казаками, целые толпы сдавались в плен. Французы потерпели сокрушительное поражение. Погибло от 3 до 6 тысяч[28]., в плен попало 1 200 человек., в том числе генерал Ла Курк[29], захвачено знамя и 7 орудий. Русские войска потеряли около 700 человек убитыми и раненными[30]. Победа Розенберга имела решающее значение для успешного завершения похода. Потрясенный поражением и едва спасшийся сам, Массена не решился на новое наступление со стороны Швица.

69-й пехотный Рязанский полк, взявший знамя в Муттенской долине, почему-то надписи на свои знамена не получил. Полк этот вёл блестящий 23-летний командир генерал-майор граф Каменский 2-й, бывший в то же время шефом (инспектором) Архангелогородского мушкетерского полка. Поход этот явился великолепной боевой школой для молодого Каменского. Суворов писал его отцу-фельдмаршалу (своему соратнику по Козлудже): «Ваш юный сын — старый генерал».

История русской армии.>

Для того, чтобы ввести Массену в заблуждение относительно планов Суворова, Розенберг применил военную хитрость. Он отдал приказ населению Швица о заготовке продовольствия на двое суток ко вступлению 12-тысячных русских войск в Швиц. В ночь с 20 на 21 сентября Массена получил известие, что русские овладели Гларусом, однако решил, что наступление на Гларус является вспомогательным. Потерпев полное поражение в Мутенской долине и узнав об указании Розенберга, Массена считал, что Суворов, развивая успех, нанесет главный удар через Швиц на Цюрих. В данной ситуации возникла угроза перехода в наступление на Цюрих навстречу Суворову корпуса Римского — Корсакова. Передав Н.Сульту командование над войсками в районе Швица (где были сосредоточены дивизии Луазона (заменившего Лекурба), самого Сульта и Мортье, всего до 40 батальонов), Массена направился в Цюрих, чтобы принять меры к отражению атак Римского — Корсакова[31]. Таким образом, Массена, обладавший подавляющим численным превосходством на театре военных действий, был вынужден отказаться от решительного наступления. Розенберг в течение 3-х суток двигался на соединение с Суворовым безо всяких препятствий со стороны противника.

В это время главные силы русской армии отдыхали, собираясь с силами для нового похода. По прибытии в Гларус Суворов увидел, что пропала последняя надежда на помощь и содействие австрийцев. Генерал Линкен без всякой на то причины покинул долину Линта и отступил в Граубинден. 21 сентября (2 октября)от Суворова отделился и отступил за Линкеном Ауфенберг. Суворов, предоставленный собственным силам, решил повернуть на юг и вывести свои войска свободным от неприятеля, но тяжёлым путём через Шванден, Эльм, Рингенкопф, в долину Рейна. Это решение было принято 23 сентября на новом военном совете в Гларусе. На нём рассматривались две возможности: наступать на Нефельс и двигаться на Иланц. Однако еще за день до военного совета Суворов послал австрийскому гарнизону в Иланце заготовить провиант на 2 дня, что говорит о заранее принятом решении. С 22 по 23 сентября (4 октября) Розенберг с пленными и трофеями присоединился к Суворову.

Движение русской армии от Гларуса на Иланц — Кур и выход из Швейцарии. Возвращение армии в Россию[править]

Армия двинулась в путь в ночь с 23 на 24 сентября (5 октября). Авангард вёл М. Милорадович, за ним шли войска А.Розенберга и В.Дерфельдена, в арьегарде находился П.Багратион, многократно отбрасывавший пытавшегося атаковать с тыла противника. Марш продолжался до наступления сумерек. После полуночи 25 сентября (6 октября) русские войска, более не преследуемые противником, снова тронулись в путь через перевал Рингенкопф (Паникс. 2 404 м) Это был последний, наиболее тяжелый горный переход. Тяжело раненных пришлось оставить. Войска двигались по извилистой тропинке, допускавшей движение только в одиночку, в густом тумане, при снегопаде и сильном ветре, валившем с ног. Снежный покров достигал полуметровой глубины. Число русских солдат, погибших во время этого перехода, доходило до двухсот. Вьюков было потеряно 300. В наиболее трагическом положении оказались французские пленные. Более тысячи пленных, взятых войсками Розенберга, с 20 сентября шли без сапог, взятых у них русскими, сапоги которых полностью износились уже после перехода через хребет Рошток. [32]. До Кура дошло около 1400 пленных, столько же разбилось в пути, замёрзло и умерло от истощения сил. В пропасти пришлось бросить все орудия. Ночевала вся армия на перевале. Спуск с него 26 сентября (7 октября) был ещё сложнее подъема. Но и в этих условиях Суворову казалась кощунственной сама мысль избавиться от французских пленных. Вечером 26 сентября русские войска достигли Иланца, а 27 сентября (8 октября) — деревни Кур, где вся армия впервые с начала перехода через Паникс получила тепло, хлеб, мясные и водочные порции.

Прибытием в Кур Швейцарский поход Суворова завершился.

В Кур армия отдыхала два дня, восстанавливая силы. 1 (12) октября войска встали лагерем у деревни Альтенштадт, близ Фельдкирха. Оттуда 3 (14) октября Суворов написал Павлу I реляцию о Швейцарском походе. В Фельдкирхе русская армия вновь обрела полевую артиллерию, которая была направлена кружным путем из Италии через Австрию. 5(16) октября Суворов прибыл в Линдау. 8(19) октября здесь произошло соединение войск Суворова и А.Римского — Корсакова (последний привел около половины сил своего корпуса, 10 тысяч пехоты и 3 тысячи кавалерии). В тот же день Суворов перевёл свои войска в Баварию и расположил их на зимних квартирах между реками Иллер и Лех, ожидая распоряжений от российского императора в ответ на посланные им донесения о походе в Швейцарию. Попытки австрийской стороны предотвратить выход России из коалиции, включавшие запоздалое награждение Суворова орденом Марии Терезии I степени[33] не оказали на Суворова влияния. Эрцгерцогу Карлу, напоминавшему Суворову об обязанностях «искреннего и верного союзника» и пытавшемуся убедить его продолжить совместные боевые действия, Суворов ответил: «я послал курьера в Петербург, увёл на отдых свою армию и не предприму ничего без повеления моего государя»[34] События в Швейцарии убедили Павла I в невозможности совместных действий с австрийцами. 11(22) октября он направил Суворову два рескрипта, в которых сообщал ему о разрыве союза с австрийцами и приказывал готовить армию к возвращению в Россию. К рескриптам была приложена копия письма Павла I императору Францу I:

«Видя из сего, что Мои войска покинуты на жертву неприятелю тем союзником, на которого я полагался более, чем на всех других, видя, что политика его совершенно противоположна Моим взглядам и что спасение Европы принесено в жертву желанию распространить Вашу Монархию, имея притом многия причины быть недовольным двуличным и коварным поведением Вашего министерства…Я…объявляю теперь, что отныне перестаю заботиться о Ваших выгодах и займусь собственными выгодами Моими и других союзников. Я прекращаю действовать заодно с Вашим Императорским Величеством»

15 (26) ноября русская армия двинулась от Аугсбурга в Россию. В это время Павел I под влиянием Англии склонялся к пересмотру разрыва с австрийцами при условии, что Австрия выполнит ряд политических требований России. Рескриптом от 20 ноября (1 декабря) Павел I приказал Суворову встать лагерем в той области, где он получит данный приказ. Суворов, получив распоряжение Павла I в Баварии, продолжил, однако, движение и в начале декабря остановился в Богемии вследствие трудностей продовольственного снабжения армии в Баварии.[35] Наконец, 14 (26) января 1800 года русская армия выступила в Россию. 3 (15) февраля в Кракове Суворов сдал командование армией Розенбергу и выехал в Кобрин. Русская армия вернулась в Россию в марте 1800 года

Причины, помешавшие достижению цели Швейцарского похода[править]

Швейцарский поход Суворова, имевший целью разгром французской армии в Швейцарии совместно с войсками А.Римского-Корсакова и Ф.Хотце, не достиг своей цели по совершенно не зависевшим от Суворова обстоятельствам.[12]

Не только военные того времени, но и широкая общественность Европы понимали причину неудачи Швейцарского похода. Стендаль писал: «Великий Суворов явился в Италию лишь спустя 4 года (после того, как в 1795 г. там воевал эрцгерцог Карл — авт.) и мелкие дрязги австрийцев помешали ему проникнуть во Францию»[36]. Аналогичное замечание сделал и Наполеон: «потеря Швейцарии и поражение Корсакова были следствием ошибочного маневра эрцгерцога».[37] Даже в условиях ухода из Швейцарии армии Карла французы были бы неминуемо разгромлены, если бы Суворов на неделю не был задержан в Таверне австрийцами. Об этом однозначно сказал Наполеон: «он (то есть А.Массена)спас республику, выиграв Цюрихское сражение»[38] Таким образом в сложившейся для французов обстановке единственным путем спасения армии (а заодно, как считал Наполеон, — и всей Франции) было не допустить соединения Суворова с Римским-Корсаковым, вслед за которым следовал разгром главных сил французов в Швейцарии. Однако Массена, атаковавший Римского-Корсакова 14(25) сентября, не мог предпринять что-либо за 6 дней до этого, когда Суворов по своему первоначальному плану должен был вступить во взаимодействие с Римским-Корсаковым, так как: приготовления к сложному форсированию реки Лиммат заняли много времени и были закончены перед самим сражением; раньше начать приготовления к сражению Массена не мог, так как прибытие армии Суворова в Швейцарию через Сен-Готард не предполагалось противником и явилось для него полной неожиданностью.[39]; в сроке наступления против Римского-Корсакова Массена руководствовался лишь указанием Директории, желавшей изгнать союзников из Швейцарии и усилить частью войск Массены Рейнскую армию.[39]

К.Клаузевиц, разбирая итоги Швейцарского похода, высказал мнение, что причина его неудачи кроется в нарушении одного из основных принципов военного искусства: «сначала собраться, потом бить». Эта точка зрения на протяжении XIX века была поддержана рядом военных теоретиков, в том числе и российских. Однако Клаузевиц не рассматривал наличия предательских по существу действий австрийцевнет в источнике, ставя им в вину только неэнергичность[40]. Возражая этой односторонней оценке, Д.Милютин утверждал, что с самого начала «Суворов приказами обоих императоров был против своей воли поставлен перед необходимостью решать задачу, в исходных условиях которой крылись зародыши неуспеха». Однако «в целом неудача союзников в Швейцарии была следствием не только неблагоприятной исходной обстановки, созданной австро — английским планом, но и совершенных австрийцами актов предательства, повлекших указанные задержки группы Суворова. Отсюда ясно, что отрицательный результат боев в Швейцарии не может служить критерием для оценки плана Суворова. Учесть в своем плане предательства союзников русский полководец, разумеется, не мог».[41]

Суворов, не собиравшийся воевать в Швейцарии и незнакомый с топографией нового театра военных действий, готовя в Асти план похода, вызвал к себе офицеров австрийского генерального штаба. «Он говорил, что вся диспозиция была составлена одним австрийским офицером, при нем состоящим…»[42]. «Из девяти прибывших к Суворову австрийских офицеров старшим был подполковник Франц фон Вейротер. Скорее всего, именно он отвечал за разработку маршрута движения войск через Сен — Готард, Альтдорф, Швиц (то есть по дороге, которой не существовало) на Цюрих. Историком В. С. Лопатиным выдвинута гипотеза о прямом пособничестве Вейротера Франции на основании анализа всех военных планов Вейротера: 1796 г.: армия Вурмзера разгромлена Бонапартом в Северной Италии (Вейротер занимал должность генерал-квартирмейстера штаба, т.е начальника штаба армии); 1800 г. — план наступления армии эрцгерцога Иоганна, разработанный его начальником штаба полковником Вейротером, привел к разгрому австрийцев при Гогенлиндене; 1805 г. — сложное маневрирование русско — австрийской армии под Аустерлицем закончилось катострофой. План этого движения был навязан главнокомандующему Кутузову при посредстве Александра I, находившегося при армии. Автором плана был генерал-майор Вейротер» [43] По мнению В.Лопатина, эту череду катастроф «невозможно объяснить педантизмом кабинетного стратега, не понимавшего сути военного искусства. Беспристрастный исследователь вправе поставить вопрос о прямом пособничестве Вейротера врагу». В пользу предположения о двойной игре Вейротера говорит следующая деталь: «именно Вейротер вел переговоры о поставке мулов в Таверну».

Таким образом, в силу двойного предательства австрийской стороныкак как (Австрии, так и, вероятно, самого Вейротера), Швейцарский поход Суворова не достиг своей цели и претерпел крупные изменения по сравнению с первоначальным планом. Хотя Суворов в одиночку нанес поражение сперва правому крылу противника под командованием Ж.Лекурба, оборонявшемуся на практически неприступных позициях, а затем — центру противника под командованием А.Массены, разгром 70 — тыс. французской армии и очищение Швейцарии от французских войск достигнуты не были.

Итоги и оценка Швейцарского похода[править]

Однако Швейцарский поход, проведенный под руководством А. В. Суворова, является одним из наиболее выдающихся подвигов в истории и одной из вершин в истории военного искусства. "«Этот переход» — писал Ф.Энгельс — «был самым выдающимся из всех совершённых до того времени альпийских переходов»[44]

«Неудачная эта компания — пишет Д.Милютин — принесла русскому войску более чести, чем самая блистательная победа.»

Признавая безвыходность положения армии Суворова, К.Клаузевиц назвал прорыв её из окружения «чудом»[45] и признал, что ни одна армия в истории войн не совершала такого подвига. Однако Швейцарский поход настолько ярко свидетельствовал о военных качествах армии Суворова, превосходивших таковые австрийской и французской армий, что и Клаузевиц в ряде случаев использовал однобокое его описание. При описании сражения в Мутенской долине он упомянул об тысяче французских пленных, не сказав о том, что большую часть потерь в сражении французы понесли убитыми и умолчав, что в плен был взят французский генерал. Такой метод освещения потерь, предполагающий соответствующее исчисление потерь римлян в битве при Каннах как 10 тыс. пленными, не соответствует обычной объективности Клаузевица. Эта необъективность выдающегося военного теоретика в описании и Швейцарского похода Суворова отмечена в российских исторических работах по Швейцарскому походу Суворова.[46]

Общие потери Суворова в Швейцарском походе крупнейший исследователь Швейцарского похода Д .Милютин оценивает в 5 100 чел., из них 1 600 погибших, в том числе разбившихся при переходах, и 980 раненных[47], оставленных в Швейцарии, из 21 000, выступивших в поход. Таким образом, из окружения вышло более 3/4 войск. Потери, которые понесла французская армия, точно не определены, но несомненно, что они были значительно выше потерь Суворова. Только их потери в сражении в Мутенской долине были сопоставимы с общими потерями Суворова. Суворов считал, что французы понесли потери вчетверо большие. [48]. Аналогичное соотношение потерь сторон приведено в Советской Военной энциклопедии.[49]В плен было захвачено (не считая тысяч раненных французов, оставшихся на полях боёв), 2 818 солдат и офицеров французской армии[50]. С того времени, как русская армия, спустившись в Мутенскую долину, оказалась в критическом положении, действия Суворова были направлены в первую очередь на вывод армии из окружения, а не на разгром противника. В соответствии с его распоряжением, отданным на совете в Мутенской долине, преследование разгромленных войск Массены 20 сентября продолжалось лишь до Швица. Суворов не желал растягивать армию, дабы Розенберг затратил меньше времени для присоединения к главным силам.

Швейцарский поход Суворова был одним из крупнейших для своего времени военных событий на горном театре военных действий по своему размаху и продолжительности действий. «Швейцарский поход русской армии является классическим примером ведения боевых действий в условиях горного театра военных действий. Он стал венцом военной славы полководца, апофеозом побед русского оружия».[51]


За Швейцарский поход Суворов 28 октября (8 ноября) был возведен в звание генералиссимуса и было приказано воздвигнуть ему памятник в Петербурге.

«Побеждая повсюду и во всю жизнь нашу врагов отечества, — писал Павел I, — недоставало вам одного рода славы — преодолеть и самую природу. Но вы и над нею одержали ныне верх… Награждая вас по мере признательности Моей и ставя на высший степень, чести и геройству предоставленный, уверен, что возвожу на оный знаменитейшего полководца сего и других веков»[52]

я отдал бы все свои победы за один Швейцарский поход Суворова

Сергей Захаров. Маршалы Наполеона. МАРШАЛ МАССЕНА

Увековечивание памяти участников Швейцарского похода[править]

Памятник русским войскам в Швейцарских Альпах

На перевале Сен-Готард находится каменная глыба («Суворовский камень»), на которой сделана надпись по латыни «1806 Suvorowii victoriis» («Суворова победам»). Считается, что ее высекли местные жители.[53]

Подле Чёртова моста, вблизи селения Андерматт 14 (26) сентября 1898 г. был открыт памятник  — 12-метровый крест, высеченный в скале. На подножье креста бронзовыми буквами высотой 0.5 м надпись по — русски: «Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова — Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году». Рядом — бронзовый меч с лавровым венком. Инициатива его создания принадлежала князю С. М. Голицыну, взявшему на себя все расходы. Первоначальная инициатива князя создать памятник Суворову была отклонена швейцарскими властями по той причине, что памятник русскому полководцу увековечит факт прохождения через территорию Швейцарии иностранных войск. Однако швейцарское правительство не возражало о создании памятника русским воинам, погибшим в Швейцарском походе. При этом община Урзерна, не уведомив власти Швейцарии, постановила безвозмездно уступить России земельный участок для сооружения памятника. С тех пор скала, в которой высечен памятник, небольшая площадка перед ней и ведущая к памятнику дорожка являются российской территорией.[54] Сооружение монумента продолжалось 3 года. Выступая на открытии, полковник швейцарской армии Сегессер заявил, что швейцарцы будут «свято хранить этот крест и что никто не нарушит его святыни, ибо никто уже более не пройдет через Сен—Готард».[55]

В это же время, на рубеже XIXXX веков, В. П.Энгельгардт прошел по местам Швейцарского похода Суворова и установил памятные доски на пути следования русской армии, на местах сражений и домах, где останавливался Суворов. Им был установлен металлический крест на могиле офицеров, погибших в сражении в Мутенской долине; собрана большая коллекция различных предметов русской армии — ядер, казацких ножей, штыков и сабель, подков, шпор и др., которая была подарена им открывшемуся в 1904 году в Санкт-Петербурге Суворовскому музею.

На перевале Кинциг-Кульм, по которому русские войска преодолели хребет Рошток, стоит небольшая часовня. Под ней, на скале, укреплена бронзовая доска с крестом и надписью на немецком языке: «в память о переходе русских войск под водительством генералиссимуса Суворова осенью 1799 года».

Памятник Суворову на Сен-готарде

19 июня 1999 года на высшей точке перевала Сен-Готард был открыт памятник Суворову (композиция включает Суворова, сидящего на коне и пешего итальянского старика — А. Гамма, проводника русских войск в Швейцарском походе. Скульптор — Д. Тугаринов)

Краткая историография Швейцарского похода[править]

Исходными источниками для изучения Швейцарского похода являются приказы, реляция, донесения и письма Суворова, научная публикация которых началась во второй половине XIX века и была завершена в 50-е годы XX века изданием четырёхтомного собрания Суворовских документов под редакцией Г. П. Мещерякова, с 4-м томом, посвященным документам 1799 года. Французские документы, связанные со Швейцарским походом, начали публиковаться значительно позднее, уже в начале XX века. Публикация важнейших французских документов, доказывавших, что случайное совпадение перехода А. Массены в наступление против союзников с неожиданным для него наступлением Суворова позволило французской армии избежать разгрома, была осуществлена швейцарским историком Редингом Бибереггом в 1902 году. До тех пор, на протяжении XIX века, официальная версия французских историков утверждала, что А.Массена, зная о планах союзников, опередил их. Эта точка зрения также высказана Наполеоном в кратком описании Швейцарского похода.[56] Сам Массена в своих донесениях Директории от 10 и 17 октября 1799 года, показывая свои тактические заслуги в Цюрихском сражении, не приписывал своей энергии и военному искусству отступление Суворова из Швейцарии.[57]

Наиболее фундаментальным исследованием Швейцарского похода стало 2-е издание книги полковника Генерального штаба Д. А. Милютина (впоследствии военного министра и реформатора русской армии) «История войны 1799 года между Россией и Францией в царствовании императора Павла I.» (1-е издание, в котором Милютин выступал соавтором А.И Михайловского-Данилевского, было им коренным образом переработано). Эта работа, содержавшая глубокое и всесторонне документированное описание войны 1799 года была удостоена Демидовской премии и стала классическим произведением русской и мировой военно-исторической литературы.[58] На этой работе практически целиком основываются все описания Швейцарского похода в дальнейших научных изданиях, в том числе в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (статьи: Швейцарский поход Суворова; Сен — Готард; Муттенская долина"), работах А. Ф. Петрушевского, И.И Ростунова и др.

Примечания[править]

  1. БСЭ. Датой окончания Швейцарского похода историография XIX века считала 1 (12) октября — дату достижения армией Суворова района Фельдкирха. Эта дата была указана в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона. Советская историография считает, что Швейцарский поход завершился 27 сентября (8 октября), достижением армии Суворова деревни Кур. Эта дата, принятая и в настоящее время, указана в Большой Советской энциклопедии. Оба указанных пункта находятся в Швейцарии. Территорию Швейцарии армия покинула 8 (19)октября. замечание: определение Швейцарского похода Суворова как перехода русских войск из Северной Италии в Швейцарию, принятое в БСЭ, является неточным. Швейцарский поход начался уже в самой Швейцарии, и, таким образом, является частью указанного перехода.
  2. а б А. Боголюбов «Полководческое искусство Суворова» М. Гос. Военное изд-во Наркомата Обороны 1939, 160стр.
  3. а б в г БСЭ, т. 25. Советская энциклопедия, 3-изд. 1969—1978
  4. Письмо Суворова эрцгерцогу Карлу от 18 (29) августа 1799. В. С. Лопатин "А. В. Суворов. Письма. Москва, «Наука» 1986 стр. 352
  5. К.Клаузевиц. «Швейцарский поход Суворова. 1799 год.» Гос. Военное изд-во Наркомата Обороны, 1939
  6. Выступление русских войск началось до сдачи Тортоны, 28 августа. В походе до Суворова дошли сведения, что Моро двинулся к Тортоне с целью деблокировать её (в действительности наступление Моро не имело места). Суворов возвратил армию обратно. Судя по всему, Суворов решил использовать возможность разбить Моро как предлог продолжать военные действия в Италии, которые он считал наиболее выгодными. С 31 августа армия двигалась к Таверне форсированным маршем, и прибыла туда в первоначально предусмотренное время. Таким образом, дезинформация французов не нарушила планов Суворова
  7. Суворов называл его Луцернским или Люцернским. Современное название «Люцернское озеро» в Швейцарии относится только к его юго-восточному бассейну.
  8. 1. В действительности центр французской армии насчитывал ок. 40 000 человек. Австрийское командование уведомило Суворова о численности французской армии в Швейцарии лишь в 60 000 человек. Однако Суворов, как видно из „Плана“, предусматривал разгром центра французской армии численностью и в 40 000 человек. 2. В „Плане общего наступления“ Суворов с некоторой целью завысил численность войск Римского-Корсакова до 33 000 человек. То, что Суворов знал об истинной численности корпуса Римского-Корсакова, как и о приблизительной численности противника, видно из письма Суворова императору Францу I, написанному из Мортары 1(12) сентября: „Не могу не заметить при этом, что пока я, вступив в Швейцарию, не выброшу оттуда полностью неприятеля…нечего и думать о выводе императорско-королевской армии из Швейцарии…Ещё должен почтительнейше заметить, что корпус генерала Корсакова, за исключением кавалерии, которую невозможно использовать по условиям тамошней местности, состоит только из 24 000, а русский корпус, находящийся в Италии, из 16 000 человек, следовательно, армии противника, которая по сведениям генерала Корсакова имеет 70 000 войска, мы противопоставили 40 000 чел…Успокаиваю себя надеждой, что ваше величество одобрит вышеприведенные доводы и даст эрцгерцогу Карлу вытекающие из сего повеления.
  9. Записка А. В. Суворова о преимуществах избранного направления для наступления через Сен-Готард. А. В. Суворов. «Походы и сражения в письмах и записках» М, Воениздат. 1990 стр. 412—413
  10. Имеются ввиду итальянские мили (1 и.м. = 1. 74 км.)
  11. «План общей атаки на выступившего в Малые Швейцарские кантоны неприятеля и продолжения операций по удачном первом разбитии» Суворов А. В. Сборник документов. Под ред. Г. П. Мещерякова. Т 1-4. М. 1949—1953.
  12. а б Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
  13. В первых числах октября Штраух, узнав о неблагоприятном развитии событий в Швейцарии, оставил Сен-Готард и, забрав раненных, отступил в Италию. 5 октября Сен-Готард был занят французами.
  14. Суворов А. В. Сборник документов. Под редакцией Г. П. Мещерякова тт.1—4.,т.4. Отравок приводится [1]
  15. Александр Суворов: Бог войны. — А. Замостьянов, Эксмо:Яуза 228; стр. 336. — 544 стр. ISBN 978-5-699-25365-4
  16. В немецкой Швейцарии говорят на 7 или более диалектах немецкого языка, носящих общее название швицертютш. Сами немцы испытывают большие затруднения в понимании этих диалектов. В таком же затруднительном положении находился Суворов и многие офицеры, в совершенстве владевшие литературным немецким языком.
  17. В. С. Лопатин. «А. В. Суворов. Письма», примечания к письму № 646 Суворова Римскому-Корсакову и Хотце от 13/IX. 1799. Стр. 732
  18. Согласно Редингу, обеими перевалами с давних времен пользовались крестьяне для перегона скота и лошадей. Однако, несмотря на чрезвычайно насыщенную военную историю Швейцарии, ни до, ни после Суворова ни одна армия не переходила через этот перевал. Лекурб, предполагая переход Суворова через Роуз-Альп-Кульм, судя по всему (что подтверждается Редингом), переход через Кинциг-Кульм считал невозможным.
  19. Милютин Д. А. т 2, с. 232
  20. К.Клаузевиц. «Швейцарский поход» М, 2003, С. 106
  21. К. Клаузевиц. «Швейцарский поход».
  22. Фон Рединг Биберегг. „Поход Суворова через Швейцарию“ глава 8.
  23. Я.Старков. «Рассказы старого воина о Суворове» М, 1847. Пересказывается: В. С. Лопатин. «А. В. Суворов. Письма» стр.732-733.
  24. Наполеон. «Избранные произведения.»Итальянская компания 1796—1797" Воениздат. 1956. стр. 357
  25. Г. П. Драгунов. «Чертов мост. По следам Суворова в Швейцарии» c/ 149 М., Издательский дом «Городец» 2008, 2-е изд. — 304 стр. ISBN 978-5-9584-0195-6
  26. Начальная численность французских войск 1 октября составляла 10 — 11 тыс. человек. На протяжении дня к ним прибывали другие подразделения, безуспешно пытавшиеся задержать преследование. Ок. 6 часов вечера к бегущим французским войскам прибыли на помощь еще 3 батальона 67 полубригады.
  27. Я. Старков. «Рассказы старого воина о Суворове» М.,1847. Пересказывается во многих источниках, в том числе: «Суворов» — О.Михайлов (ЖЗЛ, вып. 1 (523)) — 2-е изд. М, «Молодая гвардия» 1980, 494 стр., стр. 478—479. Очевидцами этого сражения были так же местные жители, оставившие подробные воспоминания о разгроме и паническом бегстве французов.
  28. Розенберг в донесении Суворову сообщил о 6000 убитых и 1000 пленных. Число пленных им было занижено, а число убитых, судя по всему, преувеличенно. Суворов в реляции Павлу I сообщил о 6500 погибших, раненных и пленных французах за 2 дня боев (1600 — 19 сентября и 4500 — 20 сентября.)
  29. В донесении Розенберга Суворову о сражении в Мутенской долине Розенберг назвал взятого в плен генерала Лакурбом, а сам Суворов в реляции Павлу I написал фамилию «Лекурб». Это послужило причиной путаницы о взятии в плен генерала Лекурба, противостоявшего Суворову на Сен-Готарде
  30. И. И. Ростунов. «Генералиссимус А. В. Суворов. Жизнь и полководческая деятельность» Воениздат, 1989. 496 стр.
  31. Фон Рединг Биберегг. «Поход Суворова через Швейцарию». Глава 16
  32. Фон Рединг Биберегг. «Поход Суворова через Швейцарию» гл. 11
  33. Рескрипт императора Франца I от 12 октября
  34. В. С. Лопатин. «А. В. Суворов. Письма». стр. 366. Письмо № 658 эрцгерцогу Карлу (20-е числа X. 1799)
  35. Донесение А. В. Суворова Павлу I о ходе выполнения решения по отводу русских войск в Россию от 11 (23) января. А. В. Суворов. «Походы и сражения в письмах и записках» М, Воениздат., 1990, стр. 431—432
  36. Стендаль. «Воспоминания о Наполеоне» гл.4
  37. Наполеон. «Избранные произведения». Воениздат 1956. стр. 372"
  38. Наполеон. "Избранные произведения. «Итальянская компания 1796—1797» Воениздат. 1956. стр. 77
  39. а б Фон Рединг Биберегг. «Поход Суворова через Швейцарию» (перевод полковника Е. И. Мартынова). С.-Пб, Товарищество художественной печати, 1902. гл. 3[2]
  40. «Для своего труда Клаузевиц пользовался только австрийскими источниками, и то далеко неполными. Русских же трудов и документов он не имел ни одного. Так что, например, руководящий приказ Суворова, отданный 5 сентября 1799 всем отрядам, действующим в Швейцарии, Клаузевиц имел в немецком переводе с французского перевода, и, конечно, с немалыми искажениями. Клаузевиц не знал поэтому об истинных намерениях и планах Суворова и должен был судить о них на основании австрийских источников или собственных догадок. Это необходимо иметь ввиду при чтении интересных и очень убедительных выводов Клаузевица». Карл фон Клаузевиц. Швейцарский поход Суворова. 1799 год. часть II. От издателя. Изд. «Наследие» 2003, 240 стр. ISBN 5-98233-003-5
  41. [3]Духовный опыт: лекция: Д. А. Милютин
  42. Д. Милютин «История войны России с Франциею в царствование императора Павла I» изд. 2-е т.3 стр. 477. СПб.,1857
  43. В. С. Лопатин. «А. В. Суворов. Письма. Москва. изд. Наука 1986., тир. — 100 000 экз. Примечание к письму № 643 Суворова императору Францу от 6.9.1799» стр. 729—808 стр.
  44. «Суворов». — О.Михайлов. стр.451. М.,Молодая гвардия, 1980
  45. К.Клаузевиц. Швейцарский поход Суворова. Приводится по изд. Лопатин В. С. «А. В. Суворов. „Письма“ М,»Наука", 1986. — стр. 730
  46. Замостьянов А. А. «Александр Суворов: Бог войны» М, Эксмо. «Яуза», 2008
  47. Письмо Суворова С. А.Колычеву (Российский посол в Австрии) от 20 января 1800 об ускорении обмена пленными в связи с уходом русских войск в Россию. Суворов А. В. «Походы и сражения в письмах и записках».М.,Воениздат, 1990. с. 434
  48. Письмо Суворова к Ф. Гримму 07.03.1800.
  49. Советская Военная энциклопедия 1978-80, в 8 тт., т 8, стр. 500, «Швейцарский поход Суворова»: «Во время этого беспримерного в истории войн горного перехода русская армия потеряла убитыми и раненными свыше 4-х тыс. человек и нанесла врагу вчетверо больший урон»
  50. Письмо Суворова Ф. Ф. Ушакову от 10 октября 1799. Линдау. «…в плен нам доставшихся:генерала Лекура, 3-х полковников, 37 штаб- и обер-офицеров и нижних чинов 2778…». В приказе Суворова об окончании Швейцарского похода [19(30)октября, Брегенц] число пленных более 3 000.
  51. О. Л. Сарин. «Наследие Суворова» Вступительная статья книги «А. В. Суворов. Походы и сражения в письмах и записках»стр. 24 — 25 М., Воениздат 1990, 480 стр. ISBN 5-203-00664-4
  52. Д. Милютин. «История войны России с Франциею в царствование императора Павла I» изд. 2-е. т.2 стр. 309—310 СПб.,1857
  53. Г. П. Драгунов. «Чёртов мост. По следам Суворова в Швейцарии» с.90
  54. Г. П. Драгунов «Чертов мост. По следам Суворова в Швейцарии» с. 107. Швейцарское правительство обнаружило это только в 70-е г. XX в.
  55. По материалам Т. Яременко «TravelNews» Укртехинтрур.
  56. Наполеон Бонапарт. Избранные произведения. М.: Воениздат,1956 стр. 355—357. В описании Швейцарского похода Наполеон допускает базовые ошибки, утверждая, что Суворов пршёл через Швиц, и что ему противостоял один Лекурб, который будто бы не имел сил, чтобы задержать Суворова.
  57. Фон Рединг Биберегг. «Поход Суворова через Швейцарию». Гл.3
  58. П. С. Лопатин. «А. В. Суворов. Письма» стр. 434. М.,"Наука", 1986.

Литература[править]

ГФ100:Авторский проект