Ганс Кон:Национализм: 7. Расизм и тоталитаризм

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск



Ганс Кон
НАЦИОНАЛИЗМ: ЕГО СМЫСЛ И ИСТОРИЯ
[Из книги: Hans Kohn. Natlonalizm: Its Meaning and History, 1955]



VII. Расизм и тоталитаризм


Биологический национализм. Конец XIX в. ознаменовался ростом престижа биологических наук. В вульгаризированной форме они, вместе с дарвиновским принципом «борьбы за выживание» («борьбы за существование»), оказали мощное воздействие на националистические теории. Наряду с западной концепцией нации, которая была концепцией политической и основывалась на принципе свободы личности, возродился в современном обличьи древний «естественный» трибализм, который основывал национальную, политическую и духовную принадлежность человека на биологической наследственности, на «крови», как коренном и решающем принципе формирования человеческой природы. Артур де Гобино (1816-1882 гг.) первым разработал систему биологического национализма в своих «Очерках о неравенстве человеческих рас» (1853—1855 гг.). Согласно Гобино, определяющим принципом рас является «кровь» и они не равны в отношении творческих способностей. Цивилизация не может быть передана от расе к расе и, следовательно, отсталые расы не могут достигнуть уровня передовой расы. «Избранной» является тевтонская, или германская раса. Поскольку способности расы зависят от «чистоты крови», смешанные браки наносят ущерб цивилизации. Средство сохранения высшей расы и выполнения ее ведущей миссии Гобино видел в культе предков.


Национализм во Франции. В континентальной Европе расовые теории воплотились в антисемитизме и критике индивидуализма и либерализма как причины упадка Европы вследствие успехов еврейской эмансипации и ассимиляции. Антисемиты рассматривали евреев как чужаков в странах Европы; Палестина была провозглашена их подлинной родиной. Исключение евреев из политической и культурной жизни стран их проживания представлялось как продиктованное необходимостью восстановления расового и культурного единства этих стран. Во Франции в 1886 г. был опубликован памфлет Эдуарда Дрюмона «Еврейская Франция». Антисемиты подозревали, что существует «еврейский заговор», в причастности к которому обвиняли также то англосаксов, то немцев, то протестантов, стремящихся вместе с евреями разрушить традиционалистскую католическую Францию. Открытым выступлением антисемитов стало дело Дрейфуса. Капитан Альфред Дрейфус, единственный еврей-офицер французского генерального штаба, в 1894 г. был осужден за шпионаж в пользу Германии. Вокруг дела Дрейфуса развернулись ожесточенные схватки; противники Дрейфуса заявляли, что «священный эгоизм» в интересах нации и ее безопасности оправдывает отказ от «абстрактной» справедливости и объективного рассмотрения дела.


Шарль Морраc (1868-1952 гг.) и Морис Баррес (1862-1923 гг.) первыми четко сформулировали принципы интегрального национализма, который отбрасывал как устаревшие принципы гуманного либерализма и призывал к быстрым решительным действиям ради национальных интересов. Моррас утверждал принцип «Франция превыше всего» и настаивал на необходимости общенациональной активности (action francaise) без рассуждений и компромиссов. Баррес верил, что спасение Франции — в тесной национальной общности мыслей и чувств, вне всякого рода классовых различий и индивидуалистского нонконформизма. Все французы должны слиться в живом единстве через признание общих глубоких корней в поколениях предков, путем возврата к почве отцов. Люди утрачивают этику и духовность, если их существование становится «бескорневым», как назвал это явление Баррес в своем романе «Вырванные с корнем». Согласно идеям националистов, подчеркивающих роль «крови» и предков, национализм — это детерминизм; личность не свободна — она неизбежно обусловлена «почвой и умершими» по определению Барреса, «кровью и почвой» — по определению Гитлера.


Еврейский национализм. Под впечатлением от дела Дрейфуса и сопровождавших его антисемитских выступлений в Париже, австрийский журналист Теодор Герцль (1860-1904 гг.) написал работу «Еврейское государство» (1896 г.) о «земле без народа для народа без земли». Герцль не знал, что в то же самие время в России после погромов 1881 г. участники объединения «Ховевей Цион» («Любящие Сион») начали агитировать за возвращение евреев на землю предков в Палестину, и первые пионеры уже выехали туда, чтобы принести земле «возрождение» («геула»). Исторический Сион стал целью современного национализма. Со временем Герцль взял на себя руководство этим движением, была создана Всемирная сионистская организация и в 1897 г. в Базеле (Швейцария) состоялся первый конгресс сионистов, который выдвинул идею создания в Палестине еврейского национального очага. Конгресс поставил своей целью добиться права на заселение, согласно положениям международного права. Палестина была турецкой провинцией, населенной преимущественно арабами.


Через двадцать лет после первого сионистского конгресса во время первой мировой войны Артур Бальфур от имени британского правительства обещал «облегчить создание в Палестине национального очага для еврейского народа, ясно сознавая при этом, что эти действия не могут предопределить гражданского и религиозного статуса нееврейских общин Палестины, а также прав и политического статуса евреев в любой другой стране». Число еврейских иммигрантов, переселившихся в Палестину до 1933 г., было незначительным. Новые поселенцы возродили иврит в качестве национального языка, еврейская культурная жизнь в Палестине процветала, хотя тогда ничто не предвещало превращения евреев в большинство населения страны. Ситуация изменилась во время второй мировой войны. Начиная с 1933 г. гитлеровский антисемитизм вынудил многих евреев искать убежища в Палестине. Гибель миллионов евреев, уничтоженных нацистами, крепила еврейский национализм. Главным препятствием для создания еврейского государства в Палестине было стремление арабского большинства сохранить национальный характер страны и осуществить свое право на самоопределение. Палестинских арабов поддержали соседние арабские страны и другие страны ислама. Вопрос был решен войной между жителями Палестины — евреями и арабскими государствами; победа евреев в мае 1948 г. привела к созданию Государства Израиль.


Антисемитизм в Германии. Расовая теория Гобино не имела существенного влияния во Франции. В деле Дрейфуса победили либеральные силы. Лишь немногие представители французской интеллигенции восприняли расистские идеи. Ведущие французские историки, такие как Мишле и Ренан, подчеркивали, что смешение рас — плодотворная основа французского национализма и неотъемлемый элемент либеральной политики. Луи Жоли писал в своей работе «О принципе наций» (1863 г.), что выпячивание идеи предков противоречит принципам 1789 г.: «Общность людей, не связанных с симпатиями и антипатиями, унаследованными из прошлого, выше общности, основанной на признании «органичности» ненависти и симпатий. Слияние рас, исторически происходившее во Франции, Великобритании и в Соединенных Штатах, — один из самых позитивных факторов истории. Как правило, ведущими державами мира становятся те, где различные национальные и расовые потоки, участвовавшие в их формировании, угасли и трудно различимы». Граф Алексис де Токвиль (1805-1859 гг.) писал Гобино, что его очерк о неравенстве рас отрицает свободу личности. Токвиль пророчески указал, что идеи Гобино имеют шанс повлиять лишь на тех французов, которые прибудут из-за границы, в особенности из Германии. Ибо в Германии положение было иным. Здесь ведущие представители искусства и науки восприняли идеи антисемитизма и соединили их с идеей национального достоинства немецкого народа. Распространению антисемитизма способствовал Рихард Вагнер (1813-1883 гг.); ведущий историк этого периода Генрих фон Трейчке опубликовал в 1879 г. статью «Евреи — наше несчастье», которая стала знаменем антисемитского движения в Германии — родине современного антисемитизма. Там рождались его теории и формулировались его лозунги. Германская литература была самой богатой антисемитскими писаниями. Уже в 1815 г. профессор истории Берлинского университета Фридрих Рюс требовал, чтобы евреи носили отличительные знаки на одежде, чтобы «врага» было легко опознать. В 1881 г. философ Евгений Дюринг опубликовал книгу «Еврейский вопрос как расовая, этическая и культурная проблема. Ответ мировой истории». Он предлагал «средства» решения этого вопроса, к которым впоследствии прибегнул Гитлер. В те же годы Адольф Штокер — влиятельный протестантский священник и придворный проповедник в Берлине, и Адольф Вагнер, профессор политической экономии Берлинского университета, направляли христианско-социалистическую рабочую партию против буржуазного либерализма и пролетарского марксизма, которые, по их мнению, были инспирированы евреями и развивались под их руководством. В 1899 г. зять Рихарда Вагнера Хьюстон Стюарт Чемберлсн (1855-1927 гг.) опубликовал книгу «Основы XIX столетия», ставшую впоследствии основным «научным» источником работы Альфреда Розенберга «Миф XX века» (1930 г.), где разрабатывались расовые теории, воспринятые Гитлером. Антисемитизм, а также мистические антизападные и антилиберальные идеи подготовили немецкий народ к добровольному принятию тоталитарного расистского национализма Гитлера.


Тоталитарный национализм. Шарль Морраса основывал свою теорию на безусловном авторитете и приоритете национального сообщества над личностью и отсюда выводил необходимость решительных действий тесно сплоченного, дисциплинированного и хорошо вооруженного авангарда, элиты, которая в нужный момент захватит власть. Моррас утверждал, что западная либеральная демократия в той форме, в какой она сложилась в Великобритании, исторически обречена. Во Франции теория Морраса получила широкое распространение лишь в короткий период правления маршала Анри Петена, который пришел к власти на волне германских побед. Однако там, где у западной демократии почти не было возможностей укорениться, эта теория нашла благодатную почву. Первая мировая война вызвала распад традиционных систем правления и общественного порядка на большей части территорий Восточной и Центральной Европы. Это открывало дорогу тоталитаризму. В ноябре 1917 г. Ленин новел тесно сплоченный, дисциплинированный и хорошо вооруженный авангард на свержение недолговечного демократического режима, установившегося в России после Февральской революции в сотрудничестве с Западом. Ленин создал первое тоталитарное государство, направленное против западной демократии. Он был последователем интернационализма Карла Маркса (1818—1883 гг.), основанного на убеждении, что всемирное социалистическое государство будет опираться на союз пролетариата всех стран. Под руководством Ленина Российская империя была преобразована в Союз Советских Социалистических Республик, который, как он надеялся, распространится на весь земной шар. Первоначально народы Советского Союза получили территориальную автономию и право пользоваться родными языками и развивать их. Им было обещано полное равенство. Но в тоталитарном государстве свобода наций так же немыслима, как и личная свобода: и отдельные личности и объединения должны следовать единой линии, разработанной компартией на основании ее доктрин. В Советском Союзе и количественно и в культурном отношении господствовал великорусский элемент. В 1930-е—1940-е годы это господство постепенно становилось все более открытым, а в последние годы жизни Сталина (1879-1953 гг.), преемника Ленина, тенденция к подчеркиванию неповторимого и особого характера русского народа и его всемирной миссии особенно оживилась. В результате среди нерусских народов огромной советской империи стало расти сопротивление господству Москвы, в особенности среди украинцев на Западе и мусульманских народов Средней Азии.


Фашизм. Коммунизм — первое по времени появления и наиболее крайнее тоталитарное движение современности — по своей первоначальной идеологии не был связан с национализмом; но фашизм — другое массовое современное движение, оппозиционное цивилизации средних классов, с самого начала подогревался национализмом. Ранее всего фашизм пришел к власти в Италии в результате «похода на Рим» под руководством Бенито Муссолини (1883—1945 гг.) в октябре 1922 г. Фашисты не разделяли веры Мадзини в возможность гармонии различных национальных интересов. Они готовили себя к «неизбежной» борьбе, которая и определит будущее народов. Фашисты призывали свою нацию к динамичному развитию, увеличению населения, умножению национальных сил, к поголовной военной подготовке. Муссолини призывал итальянский народ выполнить историческую миссию восстановления древней славы Рима и поощрял всеми возможными путями культ римского имперского прошлого. Фашизм абсолютизировал национализм. Нация стала высшим судьей во всех сферах жизни, служение ей — высшим долгом. Фашизм одобрял только те действия, мысли и чувства, которые способствовали усилению нации. Ведущим принципом фашистского воспитания было абсолютное служение нации; подобно коммунистическому воспитанию, фашизм тоже стремился определять все мысли и чувства людей.


Вначале фашизм считался явлением чисто итальянским, однако к 1936 г, принципы фашизма в той или иной степени восприняли правительства многих стран Центральной и Восточной Европы, они проникли даже в Латинскую Америку и Азию. Доктринальные концепции и внешняя символика различались в соответствии с особенностями национальных традиций каждой страны. В Румынии Корнелиу Целья-Кодряну основал в 1927 г. «легион архангела Михаила» для религиозного и расового «обновления» христианской Румынии; в дальнейшем этот «легион» превратился в террористическую организацию «Железная гвардия»; когда правительство ее запретило, он сменил название на партию «Все для Родины». В Греции генерал Иоаннес Метаксас 4 августа 1936 г. установил фашистский режим, провозгласив «третью эллинскую цивилизацию», символом которой стало спартанское приветствие. В том же году фалангисты в Испании возродили мечту о воссоединении великой испанской империи «золотого века», которая оказала влияние на католическую цивилизацию во всем мире, правила на американских континентах и на южных морях. В Японии патриотические террористические организации молодых офицеров и студентов стремились вытравить влияние западного либерализма и дух «торгашества», вернуть Японию к прежней вере и древним добродетелям. В Латинской Америке интегралисты в Бразилии и перонисты в Аргентине раздували пламя местного национализма и империализма в противовес либеральной и рациональной цивилизации Соединенных Штатов.


На митинге в Милане 25 октября 1932 г- Муссолини заверил собравшихся в пришествии века мирового господства фашистской Италии. «Сегодня с совершенно спокойной совестью я говорю вам, что XX век будет веком фашизма, веком мощи Италии, веком, в течение которого Италия в третий раз станет лидером человечества». Так Муссолини переиначил мечту Мадзини о «третьем Риме», Риме итальянского народа, который будет руководить миром, как это делал Рим цезарей в античные времена и Рим паи в средние века. Однако надеждам на итальянское господство в мире не удалось осуществиться.


Национал-социализм — германская форма фашизма — пришел к власти в январе 1933 г. под руководством Адольфа Гитлера; в Японии национальная разновидность имперского фашизма восторжествовала в 1936 г.; наконец, российский тоталитаризм с центром в Москве — «третьим Римом» славянофилов — все это были конкуренты на мировое господство, превосходившие Италию по силам. Во всех этих странах тоталитарный национализм, в корне отличный от ограниченного либерального национализма XIX в., разросся до масштабов всемирного империализма. Новый национализм действовал безжалостными методами, оправдывал страстную ненависть и хладнокровные убийства исторической необходимостью, величием национальной миссии, «заповеданной Богом», апелляциями к давнему прошлому.



[6.htm <<<]


[index.htm оглавление]


[8.htm >>>]





[http://traditio.ru/holmogorov/library/index.htm Библиотека Егора Холмогорова]