Два побратима

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Два побратима


Автор:
Сербская народная








Язык оригинала:
Сербохорватский язык



Жил-был бедняк. За какое только ремесло он не брался, да всё ничего из этого не выходило. Не мог он даже себе на хлеб заработать. Сегодня так, да завтра так, понял бедняк, что не повезло ему в жизни, и решил найти какого-нибудь простофилю, да обдурачить его. Набил он мешок мхом, положил сверху немножко шерсти и отправился на базар. По дороге повстречался ему другой бедняк. Этот тоже шёл на базар и нёс мешок с чернильными орешками, прикрытыми сверху настоящим лесным орехом. Остановились бедняки и разговорились:

— Ты что несёшь в мешке?

— Орешки. А ты?

— А я шерсть.

— Давай поменяемся: ты возьми орехи, а мне дай шерсть. Моя матушка свяжет мне из неё тёплые носки, а то я хожу почти босиком.

— Согласен, почему бы и не поменяться? Тем более мне давно уже́ хочется орехов отведать. Но ведь шерсть сто́ит дороже, и ты должен мне за неё что-нибудь прибавить.

Стали они торговаться и каждый старался одурачить другого. В конце концов они порешили: тот, кто продавал орехи доплатит за шерсть два гроша. Но так как у него денег не оказалось, он попросил об отсрочке — мол, он даст эти два гроша у себя до́ма. Но второй предпочёл повременить: он знал, что до́ма обнаружится его обман. Довольные друг другом, они побратались и обменялись мешками. Каждый с хитрой ухмылочкой пошёл своей доро́гой, уверенный, что обманул другого. Однако, вернувшись домой, оба поняли, что остались в дураках.

Мало ли, много ли времени прошло, и тот, кто продал мох вместо шерсти, отправился искать своего должника, чтобы взять у него два гроша. Он нашёл его в доме попа́, к которому тот нанялся в батраки.

— Побратим, ты обманул меня.

— Да ведь и ты, побратим, обманул меня.

— Верни мне хотя бы два гроша, которые ты мне должен.

— Верну, побратим, верну. Уговор дороже денег, я от своего слова не отказываюсь. Только как мне быть, когда у меня нет за душой даже ломаного гроша? Знаешь, что я тебе скажу: здесь за домом есть глубокая яма. Поп частенько спускается в неё и подолгу возится там. Наверное у него в яме деньги. Приходи вечерком и помоги мне спуститься в яму, если мы там что-нибудь найдём, то поделим поровну, и я верну тебе два гроша.

На том они и договорились. Вечером, когда все уснули, батрак взял верёвку, мешок, и оба хитреца отправились к яме. Батрак влез в мешок, и побратим спустил его вниз. Долго возился в яме батрак, но ничего не нашёл, кроме зерна.

«Если я скажу ему, что ничего не нашёл, он, чего доброго, оставит меня в яме, а сам

уйдёт. Утром поп изобьёт меня, как последнюю собаку», — подумал он, влез в мешок, привязал верёвку и крикнул:

— Тащи, побратим, мешок полный денег.

Тот тащит мешок и думает:

«С какой стати я буду делить с ним эти деньги? Ведь он же обманщик! Вытяну-ка я мешок, а его оставлю в яме. Утром поп его вытащит.»

Взвалил он мешок себе на спину и побежал за околицу. Собаки с лаем бросились за ним вдогонку. Бежал он, бежал, да так устал, что мешок съехал у него со спины и чуть ли по земле не волочится.

— Подними повыше, побратим, а то собаки всего меня искусали! — раздался из мешка голос батрака.

Еле переводя дух от усталости, второй обманщик шмякнул мешок на землю, и оттуда выполз его побратим.

— Значит ты опять хотел меня обмануть, — сказал батрак.

— Так ведь и ты меня обманул, — ответил ему другой.

Заспорили они посреди дороги, кто из них больший лжец и обманщик. Но слово есть слово! — батрак обещал вернуть обещанные два гроша в следующий раз.

Прошло некоторое время. Батрак женился и перебрался жить к своей жене. Однажды он сидел на пороге и курил трубку. Смотрит — идёт его побратим.

— Женушка, — вскочил он, — сюда идёт один человек. Я должен ему два гроша и обещал их вернуть, когда он придёт. Я притворюсь мёртвым, а ты оплакивай меня. Он подумает, что я и вправду умер и что долг ему теперь получить не с кого.

Сказано-сделано: лёг он на спину, скрестил руки, жена накрыла его простыней и стала рыдать, причитать и рвать на себе волосы.

Постучался побратим в дверь. На порог вышла женщина, вся в слезах.

— Бог на помощь, молодуха! Здесь ли живёт такой-то?

— Ах, я горемычная! Мёртвый он лежит в доме!

— Царство ему небесное! Были мы с ним побратимами. Вместе работали, вместе торговали. Раз уж такая беда приключилась с ним, я провожу его в последний путь, брошу горсть земли на его могилу.

Тогда молодуха сказала, что похороны запоздают и уж лучше ему не ждать, а продолжать свой путь.

— Ничего, я подожду хоть и три дня, — не согласился тот.

Услышал муж эти слова и тихонько приказал жене пойти к попу́ и сказать ему, что её муж-де умер и пусть его отнесут в кладбищенскую часовню. Может, тогда побратим и уйдёт?

Сходила молодуха к попу́. Пришёл поп и привёл с собой несколько человек. Положили они «мёртвеца» на дроги, отнесли его в часовню и оставили там, чтобы утром от-петь и похоронить с честью. Все разошлись по домам. А побратим сказал молодухе:

— Столько лет мы делили с ним хлеб и соль — я останусь возле него.

В ту ночь разбойники ограбили богатый дом и унесли много всякого добра, денег и оружия. Проходя мимо часовни, они увидели, что внутри светится.

— Войдём в часовню и разделим нашу добычу, — решили они.

Услышал побратим, что посередь ночи в часовню входят люди, и спрятался в алтаре, смекнув, что тут дело не чистое. Вошли разбойники и стали делить деньги, насыпая их в колпаки, а одежду и оружие — как придётся. Дележ обошёлся без споров, осталась только одна сабля. Каждый хотел взять её себе — уж очень она была хороша. Заспорили разбойники. Тогда один из них вскочил, схватил саблю и воскликнул:

— Давайте-ка проверим, так ли она хороша, как мы думаем. Если я отсеку голову этому мёртвецу одним ударом, значит — хороша!

И он направился к гробу. А «мёртвец» как вскочит, да как заорёт:

— Эй, мёртвецы! Где вы!

— Здесь мы, — отозвался его побратим из алтаря. — Мы все наготове. Начинать? Услышав это, разбойники бросили всё и побежали без оглядки. Бежали они, бежали, наконец остановились в лесу, чтобы перевести дух.

— Ну, братцы, — сказал атаман, — бродили мы по белу свету, ни днём, ни ночью покоя не знали, крепости и дворцы осаждали, храбро сражались и ни разу ни у кого из нас не дрогнула рука. И вот теперь испугались мёртвеца. Найдётся ли среди нас храбрец, который осмелится вернуться в часовню и посмотреть, что там делается?

— Я не пойду, — сказал один.

— И я боюсь, — заявил другой.

— Против десяти живых готов биться, а с мёртвецами не стану связываться, — ответил третий.

В конце концов нашёлся один смельчак, который согласился пойти посмотреть. Вернулся он на кладбище, тихонько подполз к окошечку часовни и прислушался.

В это время два побратима делили между собой награбленное разбойниками добро. Поспорили они из-за двух грошей и чуть не подрались. А разбойник сидит и слушает их спор.

— А моих два гроша? Отдай мне два гроша!

Должник оглянулся и увидел в окне колпак разбойника. Он быстро протянул руку, схватил колпак и швырнул его на пол:

— Вот тебе за твои проклятые два гроша! Разбойник перепугался и бросился прочь.

Прибежал он к своим, ни жив, ни мёртв, и от страха только зубами стучит:

— Эх, братцы, хорошо, что мы в живых остались! Мы деньги колпаком делили и каждому из нас пришлось по колпаку, а мёртвецов так много, что каждому только по два гроша досталось. А последнему и тех не хватило, так он как заорёт! Содрали они у меня с головы́ колпак и отдали ему, вместо двух грошей.

Испугались разбойники и разбежались в разные стороны. А оба побратима разбогатели благодаря разбойничьему добру, стали жить тихо и смирно и больше уже́ никогда никого не обманывали.