Джанлука Ианноне:Интервью для Modus Agendi

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Интервью для Modus Agendi


Автор:
Джанлука Ианноне









Предмет:
Casa Pound
Ссылки на статью в «Традиции»:

Молодое неофашистское движение Casa Pound, сумевшее за относительно недолгий срок добиться выдающихся по современным европейским меркам успехов на около-политическом поле, уже не раз освещалось на нашем ресурсе. Недавний визит русских соратников White Rex в столицу Италии и проведение в стенах Casa Pound девятнадцатого турнира по смешанным боям «Дух Воина» лишь подогрело интерес наших соотечественников к этому движению.

Предлагаем вашему вниманию свежее интервью с лидером CasaPound Джанлука Ианноне для одного из русскоязычных ресурсов. Не смотря на ряд очевидных разногласий, обусловленных разницей политического климата, данное интервью раскрывает то самое представление о государстве как о духовном и моральном факторе, построенном на иерархическом порядке, и о социализме как об «этической позиции, а не материалистическом принципе экономики» на котором мы, вслед за Освальдом Шпенглером и другими право-консервативными и Национал-социалистическими идеологами, последовательно настаиваем.

— В чём заключается миссия и цели Casa Pound Italia?

Джанлука Ианноне: Casa Pound Italia (далее по тексту — CPI) выступает за возвращение верховенства национального суверенитета над интернациональными силами и олигархией, которая постепенно душит наше общество. Мы хотим вернуть этику в повседневную и политическую жизнь.

Государство в нашем понимании — этическое, естественное, без дискриминации человека, духовно связанное с национальным сообществом и ведущее его вперед. Государство, которое возвращается, чтобы как прежде стать духовным и моральным фактором. В этой борьбе мы считаем своими врагами людей, в личных интересах которых используется общественное имущество, а также в целом эксплуатацию народа, человека и культурных явлений. Мы хотим, чтобы Италия снова оказалась в авангарде суверенной Европы — объединенной, независимой и мирной.

— Италия испытывает серьёзные трудности в связи с финансовым кризисом. Какие экономические и социальные ответы готово дать движение CPI?

Д. И.: У Casa Pound разработана программа «Una Nazione», которую можно найти на нашем сайте. Вкратце хочу пояснить, что мы хотим сделать европейский континент, частью которого, по нашему мнению, является также и Россия, закрытым и автаркическим (обособленным) торговым пространством. Наши трудящиеся не должны терпеть конкуренцию со стороны рабовладельческой экономики стран третьего мира.

Кроме того, мы предлагаем народный суверенитет в отношении эмиссии всех платежных инструментов, одностороннее обнуление государственного долга, государственную собственность центрального банка. Также следует отметить нашу историческую борьбу, например, за институт общественной ссуды, за право собственности на жилье и многое другое.

— СМИ утверждают, что бывший премьер-министр Сильвио Берлускони возвращается в политику. Что ты об этом думаешь? Какие были сильные и слабые стороны правительства Берлускони во время нахождения его у власти по сравнению с действующим правительством Марио Монти (интервью проходило до отставки Монти — прим. ред.)

Д. И.: Главная заслуга Берлускони заключается в том, что после многих лет, на протяжении которых наши взгляды были обращены только на Запад, он установил добрые отношения с вами, русскими. Но сейчас вместо партии Берлускони появился Монти, следовательно, все эти инициативы сводятся к нулю. Сегодня государство наносит одинаковый удар по правым и по левым.

— Casa Pound известно как динамическое и активное общественное движение. Мог бы ты посоветовать, исходя из вашего опыта, как мобилизовать человеческие ресурсы, призвать и привлечь молодых в правое движение?

Д. И.: Отказавшись в первую очередь от ярлыка «крайне правых», который я отвергаю, советую вам начать с простого: создать сплоченную группу, иметь понятную иерархию, очистить собственное видение мира, исключив ложные пути и идеологические ловушки. И потом работать много и усердно — до седьмого пота. Строить — неумолимо, но и не торопясь.

— CPI активно на международном уровне. Что ты об этом думаешь? Что надо сделать, чтобы объединить большинство европейских правых организаций? Какие препятствия надо преодолеть? Объединены ли крайне правые в Италии?

Д. И.: Крайне правые организации в Италии не объединены, а скорее наоборот, очень разобщены. Но это неважно, потому что CasaPound Italia не входит в их число. Мы считаем, что каждый должен сначала выбрать собственные приоритеты и собственный путь, а потом идти по нему до конца — серьезно, усердно, сплоченно и с уважением к тем, кто сделал другой выбор. Это должен делать каждый в Европе: охранять тылы и укреплять свои рубежи, не вступая в бесполезную полемику. История признает правыми самых крепких и горячо верящих людей.

— В 1970‒80 годах в Италии было время террора, как со стороны левых, так и со стороны правых (Nuclei Armati Rivoluzionari и другие). По твоему мнению, играет ли ужесточение методов борьбы правого крыла на руку политическим противникам и дает ли это правительству возможность принимать более суровые законы?

Д. И.: Я бы оставил в покое 70-е годы, этот вопрос требует более глубокого и четкого обсуждения. В остальном же да, это так — тот, кто представляется «твердым и правильным» и прикрывается ложными радикальными лозунгами, легко становится пешкой в системе. Нужно быть радикальными не в легкомысленном поведении, а в своей сущности и в конкретных предложениях.

— Активисты Casa Pound проводили много акций на грани закона. Есть ли у вас политические заключенные? Каково положение в Италии?

Д. И.: Важно подчеркнуть, что CPI действует прозрачно и абсолютно не является подрывным или нелегальным движением. Естественно, в некоторых случаях, когда закон глух к требованиям народа, мы ищем методы, гарантирующие эффективное решение вопросов, даже если эти методы не совсем привычны — возьмем, например, практику т. н. «нонконформистской оккупации». В данный момент силовые органы очень сильно нами интересуются. У нас есть разные активисты, которые подвергаются судебному преследованию. В целом в Италии очень плохой политический климат: радикальные, новаторские, нелиберальные традиции плохо переносятся. Одинаковые мысли пытаются навязать на всех уровнях.

— Что ты думаешь о слогане «A.C.A.B.» (all cops are bastards)? Он адекватен?

Д. И.: Думаю, что превышение власти со стороны правоохранительных органов — это подлая практика. К сожалению, мы начинаем двигаться в сторону диктатуры банков, не терпящей гражданского несогласия. Следовательно, насилие будет все более частым. Однако мне не нравится, что проблема сводится лишь к простому лозунгу.

— Слышал ли ты об акциях «Пусси Райот» в России и «Фемен» на Украине? Каково твое мнение по этому поводу?

Д. И.: Я испытываю глубочайшее презрение к этим группам, к их идеалам, к их методам и к их заказчикам.

— Что ты думаешь о феминизме как о социальном феномене? И каково твое мнение относительно женщин, вовлеченных в политическую деятельность?

Д. И.: Феминизм — это устаревшая идеология, которая унижает женщин, вместо того, чтобы их защищать. Я считаю, что в политике, как и в жизни, ценно то, что Муссолини называл «закон окопа»: кто сражается и жертвует собой, тот годится, а кто трус и эгоист, тот не годится. Так мы и поступаем: оцениваем не внешность, а заслуги и человеческие качества. Поэтому нет никаких проблем, если женщины занимаются политикой, и если они завоевывают свои награды на «поле боя».

— Что ты думаешь о консервативном либертарианстве и американском политике Роне Поле, являющимся сегодня «интеллектуальным крестным отцом» этого вида политической философии?

Д. И.: Думаю, несмотря на некую хорошую интуицию (неприязнь к Федеральной резервной системе, изоляционизм во внешней политике), всякий, кто желает меньше государства и больше рынка в обществе, навсегда останется моим врагом.

— Нравится ли тебе фильм «Звездный десант»? Как ты оцениваешь гражданскую и общественную модель, предложенную Хайнлайном в книге, по мотивам которой этот фильм был снят?

Д. И.: Этот фильм — классический голливудский блокбастер. Фильм приятный, но не шедевр, конечно же. А вот роман Хайнлайна мне очень понравился. Ощущение государства как сообщества и как единственной цели политической деятельности — это тема, которая затрагивает нас очень близко. Возможно, там чересчур много наглого милитаризма, однако эту книгу я бы, разумеется, порекомендовал к прочтению.

— Какое у тебя мнение по поводу легальной и особенно нелегальной иммиграции?

Д. И.: Иммиграция — это всего-навсего современное рабство, удобное для капиталистической экономики и для искоренения культур и традиций. Мое отношение к ней резко отрицательное. И не зря в программе CPI говорится о закрытии границ.

— Революция 1917 года привела наш народ к тяжелым жертвам и гражданской войне. По-твоему, возможно ли движение общества вперед без настоящей «военной» революции посредством постепенными перемен и развития?

Д. И.: Никогда не нужно отказываться от того, чтобы быть революционерами. Надо только понимать, что сегодня революция делается по-другому. В первую очередь, с социальной точки зрения: в связи с кризисом условия для проведения передовых, самых настоящих революционных акций все обширнее. Быть щитом и мечом собственного народа — вот, что значит быть революционером.

— Насколько существенна проблема локального сепаратизма в Италии? Какова позиция Casa Pound? Видишь ли ты Италию как совокупность государств или, может быть, как конфедерацию?

Д. И.: Сепаратизм в Италии — это просто напросто чепуха, связанная с экономическими и налоговыми факторами. Она не имеет никакой реальной основы. Эти идеи напоминают мне времена, когда Италия была разделенной, бедной и угнетенной. Не испытываю никакой ностальгии по тем временам.

— Духовный лидер арабских мусульман Юсуф аль-Кардави заявил, что Россия является «врагом номер один» для всех мусульман, поддерживающих джихад. В Европе становится все больше проблем с салафитами. Является ли позиция CPI антиисламской? Видишь ли ты в арабском и исламском мире угрозу для европейской культуры, а возможно даже для физического существования Европы и европейских традиций?

Д. И.: Позиция CPI не является антиисламской. Мы против иммиграции и не против культур и религий. Европа умрет не из-за ислама, а из-за того, что мировая система под управлением Америки хочет, чтобы миллионы людей, как зомби, перемещались и скитались с одного континента на другой в надежде заиметь и носить кроссовки Nike.

— У наших народов трагическая и сложная история взаимоотношений, имея ввиду Отечественную войну 1812 года или Вторую Мировую войну. Какое отношение к русским и России среди итальянцев? Как ты видишь перспективу сотрудничества между нашими народами?

Д. И.: Думаю, что каждый народ должен гордиться битвами, в которых участвовали его предки, но также и думаю, что сегодня нет причины быть злопамятными в связи с событиями сто- или двухсотлетней давности. У русского народа очень много проблем точно так же, как и у нашего народа. Однако, оба народа являются частью одной общей культуры. Европа и Россия должны сотрудничать как можно больше.