Дэвид Кортен:Синдром дефицита внимания в Америке

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Деньги – самые наименьшей важности проблемы. Пришло время обратить внимание на недостатки, которые убивают нас.


Каждое поколение хочет занять деньги у будущего, чтобы потратить на себя.[править]

- Дэвид Брукс, Нью-Йорк Таймс, 4 Июня, 2012 Политические дебаты в Соединенных Штатах и в Европе обратили внимание на государственный финансовый дефицит и, как наилучшим образом решить эту проблему. К несчастью, дискуссия в значительной степени игнорирует дефициты, которые больше всего угрожают нашему будущему.

Мы можем только занимать деньги друг у друга. Идея, что мы занимаем деньги от будущего - иллюзия.

В Соединенных Штатах, республиканские ястребы дефицита рассказывает следующую историю: «Америка безденежна. Мы должны сократить государственные расходы на социальные программы, поскольку мы не можем себе это позволить. Мы должны снизить налог на тех кто трудится на Уолл стрит, чтобы они инвестировали в рост экономики, создавали новые рабочие места, увеличивали общие налоговые поступления и тем самым ликвидировали бы дефицит».

Демократы же отвечают: "Да, мы действительно обеднели, но решением является повышение налогов на мародеров Уолл-стрит для того, чтобы оплатить государственных расходы. Это, в свою очередь, должно привести к началу пульсирования экономики, а следовательно к созданию рабочих мест в строительстве важных объектов инфраструктуры и в сфере реализации государственных услуг. Это позволяет деньгам попасть в карманы людей, чтобы они могли их тратить на товары и услуги частного сектора, тем самым, давая надежду на рост экономики ".

Демократы имеют лучшую сторону аргумента, но обе стороны неправы по двум ключевым пунктам.

Во-первых, оба подхода сфокусированы на растущем ВВП и игнорирует тот факт, что, в соответствии с режимом управления Уолл-стрит, выгоды от роста ВВП за последние несколько десятилетий составили всего 1%. При этом нанесен серьезный ущерб демократии и здоровью социального и природного капитала, на котором зависит истинное процветание.

Во-вторых, оба подхода сфокусированы на финансовом дефиците, который может быть достаточно легко решен, если мы действительно серьезно отнесемся к этому, и не будем игнорировать гораздо более опасные и трудные для решения социальные и экологические дефициты. Я называю этот случай синдромом дефицита внимания.

Для достижения идеального мира, который обеспечивает защиту здоровья и благополучия всего народа, будущего поколения, мы должны переосмыслить общественные дебаты о выборах, с которыми мы сталкиваемся как нация, и как человечество. Мы должны оценивать экономическую эффективность поставленных результатов, которых действительно хотим достичь. Мы должны дать приоритет жизни, а не деньгам. Мы должны признать, что деньги являются средством достижения, а не целью.

Что мы заимствуем друг от друга[править]

Реально учитывая сущность государственного финансового дефицита в центре нынешней политической дискуссии, важно понять суть денег и долгов. Деньги это просто число, система учета полезная в обеспечении экономического обмена. Дефицит возникает, когда расходы превышают доходы. Если, как следствие, финансовые обязательства превышают финансовые активы, мы влезаем в долги. Все это основа бухгалтерского учета.

Ключевой момент в том, что дискуссии о дефиците редко направлены, на то, что финансовые задолженности одного физического или юридического лица является финансовыми активами другого физического или юридического лица. Мы можем занимать деньги только друг от друга. Идея, что мы занимаем деньги у будущего - иллюзия.

«Ястребы» дефицита в ужасе и уверяют нас, что мы можем уменьшить государственный долг, оставляя финансовые активы богатых нетронутыми.

С социальной точки зрения, суммарные обязательства и активы всегда находятся в балансе. Следовательно, если мы говорим, что одно физическое или юридическое лицо имеет чрезмерные финансовые долги, мы в действительности говорим, что у другого чрезмерные финансовые активы. Снижение совокупной финансовой задолженности должников обязательно требует снижения совокупных финансовых активов у кредиторов.

Теоретически, мы могли бы сразу стереть все финансовые долги через всеобщее прощение, современный эквивалент древнего института Юбилея. Древние признали значимость таких действий, для восстановления баланса необходимого для здорового функционирования человеческого общества.

«Ястребы» дефицита в ужасе и уверяют нас, что мы можем уменьшить государственный долг, оставляя финансовые активы богатых нетронутыми. Это имеет смысл в фантастическом мире чистого финансирования, в котором доходы и финансовые активы богатых растут постоянно, равномерно с растущим неравенством и расточительным потреблением сырья, разрушая социальный капитал общества и природный капитал биосферы Земли.

Тем не менее, будущее жизнеспособного человека, должно быть основанным на реалиях живого мира, а не на финансовых фантазиях.

Что мы воруем у будущих поколений[править]

Реальные активы капитала сами по себе имеют продуктивные ценности и не могут быть созданы нажатием клавиши компьютера.

Любой 12-летний средней интеллектуальности вполне способен понять различия между живым лесом или рыболовством и системой финансовой отчетности, которая существует только в электронном виде на жестком диске компьютера. К сожалению, это простое различие, кажется, за пределами понимания экономистов, экспертов, и политиков, которые обрамляют общественные дискуссии вопросами экономической политики. Ссылаясь на финансовые активы, как "капитал" и относясь к ним, как будто они ценнее своей стоимости обмена, они обманывают, что Уолл-стрит создает богатство, вместо манипулирования финансовой системы для накопления бухгалтерских претензий к богатству, в создании которого оно не принимало никакого участия.

Реальные активы капитала сами по себе имеют продуктивные ценности и не могут быть созданы нажатием клавиши компьютера. Наиболее существенные формы реального капитала это социальный капитал (узы доверия и заботы необходимы для нормального функционирования общества) и капитал биосистемы (живые системы основа для поддержания жизни на Земле). Мы истощаем оба, безрассудно.

Социальный капитал является основой нашей человеческой способности к инновациям и производству, быть вовлеченным к совместному решению проблем и управлению имеющимися природными богатствами Земли по удовлетворению потребностей общественности, а также жить всем вместе в мире и общем процветании. Социальный капитал истощается, жадность индивидов доминирует над моральными стандартами, руководящие институты общества лишают всех, кроме привилегированного меньшинства, доступа к безопасным и достойным средствам жизни. Как только он будет исчерпан, для восстановления социального капитала потребуется поколение.

Капитал биосистемы обеспечивает постоянную поставку свежего воздуха, питьевой воды, почву для роста нашего продовольствия, леса для производства лесоматериалов, океаны, изобилующие рыбой, луга, которые питают наш скот, солнца, ветра, геотермального сырья для обеспечения энергии, стабильности климата и многое другое важное для выживания человека, здоровья и счастья. Капитал биосистемы истощается с ухудшением почвы, с истощением рыбных запасов в океанах, с загрязнением рек и озёр, с вырубкой лесов, с загрязнением и истощением водоносных горизонтов, и с нарушением системы стабилизации климата. Восстановление этих природных системы могут занять тысячи и даже миллионы лет. Исчезновение видов - это навсегда.

По данным Доклада Дикой Природы 2012 Федерации Живой Природы, при нынешних темпах потребления, «то, что люди используют в течение одного года, требует 1,5 года для полного восстановления возобновляемых ресурсов. Вместо того чтобы жить на проценты, мы едим наш природный капитал». Это путь к концу земли. В отличие от финансового дефицита, просто прощение долга не является вариантом.

Когда мы истощаем природные ресурсы Земли ... мы не заимствуем из будущего, мы крадем из будущего.

Когда мы истощаем запасы природных ресурсов - способность поддержания жизни во многих ее различных формах - мы не заимствуем от будущего, мы крадем от будущего. Несмотря на то, что это является самым серьезным из всех вызванных человеком дефицитов, он редко упоминается в нынешних политических дебатах.

Когда мы оцениваем экономические показатели ростом ВВП и индексами цен на акции, мы в действительности управляем экономикой, чтобы сделать больше денег у богатых. Это приводит нас к фантастическому убеждению, что как общество мы становимся богаче. На самом деле, мы разоряем оба как нынешнее, так и будущее поколения путем создания чрезмерной концентрации экономической власти, лишив миллионы людей безопасных и достойных средств к жизни, и уничтожая социальный капитал и капитал биосистемы, на которых наше реальное благополучие зависит.

При надлежащем уходе и уважении, капитал биосистемы может оказывать основные услуги вечно. Безрассудное разрушение плодородных земель и воды ради быстрой прибыли, нескольких временных рабочих мест, установление одноразовой энергии от ископаемого топлива, являющегося невозобновляемым ресурсом Земли - представляют собой поистине глупой и морально расточительной тратой дефицита. Очевидными примерами являются добыча нефти из битуминозного песка, бурение нефти на глубине моря, извлечении природного газа путем гидравлических разрывов, а также добыча угля на вершинах гор. Факт того, что мы тем самым углубляем зависимость человека от ограниченных не возобновляемых ископаемых энергетических запасов и ускоряем процесс климатического нарушения, делают такие действия еще более глупыми и безнравственными.

Логика финансовой системы, которая покоится на иллюзии, что деньги это богатство, говорит, что мы делаем осознанный выбор. Логика живой системы говорит нам, что наши текущие выборы - безумны и являются преступлением против будущих поколений человечества и самого творения.

От модели «Построить-Грабить» к модели «Построить-Служить»[править]

Экономика справедливого и устойчивого общества нуждается в подходящей системе создания и распределения денег, что:

1. Поддерживает здоровье и продуктивные функции социального капитала и капитала биосистемы и выделяет устойчивый производительный результат, как для оптимизации долгосрочного здоровья, так и для всеобщего благополучия;

2. Награждает людей с финансовыми кредитами, в соответствии с их фактическим продуктивным вкладом в существующие системы здравоохранения и процветания.

Существующая денежная система США делает все с точностью до наоборот. Она отмечает и награждает уничтожение живого капитала для увеличения финансовых активов мародеров на Уолл-стрит за счет производителей Мэйн-стрит - таким образом, концентрируя экономическую и политическую власть в руках тех, кто больше всего склонен к злоупотреблению ради краткосрочной выгоды.

Уолл-стрит работает как преступный синдикат, занимающейся незаконной кражей. Он подкупает политиков, чтобы оградить мародеров от налогов на их незаконные доходы и устраняет социальные программы, которые смягчают удары тем, кого они лишили надежных и конструктивных средств к существованию. Это возвращает нас к реальному источнику и последствиям избыточной финансовой задолженности.

В обществах с высоким уровнем неравенства, очень богатые люди склонны искать подтверждения их личного достоинства через экстравагантные проявления избыточности.

Владельцы и долговые рабы[править]

Файл:Corten2.jpg

По большому счету, 1% людей из Уолл-стрит разделило все общество на класс мародеров, который контролирует доступ к деньгам и на класс производителей, вынужденных находится в вечном долговом рабстве - древнее учреждение, которое позволяло на протяжении тысячелетий нескольким управлять многими. [См. вставку: «Уолл-стрит и Высшая Тирания»]. Огромное бремя лежит на остальных 99% населения в части ··государственного долга, задолженностям по потребительскому, ипотечному и другим кредитам, что является результатом нападения Уолл-стрит на справедливость и демократию.

Как результат отчаяния и потеря социальных индикаторов доверия становятся ·современными симптомами социальной дезинтеграции и упадка этических норм. К ним, в частности, относятся увеличение количества разводов, самоубийств, вынужденной миграции, физического насилия, преступности, наркоманов и тюремных заключенных.

Равенство как важнейшая переменная[править]

Я вырос в Америке в те времена, когда мы гордились тем, что мы жили в обществе среднего класса без крайностей богатства и бедности. В частности, мы жили иллюзией. Концентрации крупного частного капитала были целостной и системной дискриминацией, исключавшей широкие слои населения, особенно среди людей других рас, от участия во всеобщем процветании. Основная концепция, о том, что хорошее общество - это справедливое общество, была и остается сейчас в силе. А с 1950 по 1970 средний класс расширился.

Достигнуть полного равенства стало не возможно, и не желательно. Умеренное неравенство создает необходимые стимулы для продуктивного вклада в благосостояние общества. Крайнее неравенство, о чем свидетельствует текущее американское общество, одновременно является источником и индикатором серьезных институциональных неудач и социальной патологии.

Британский эпидемиолог, Ричард Уилкинсон, провел внушительное количество исследований, которые показывают, вне всякого сомнения, что экономическое и социальное неравенство вредно для человеческого физического и психического здоровья и счастья, даже для очень богатых. Относительно равное общество здоровее практически по каждому показателю индивидуального и социального благополучия.

В обществах с высоким уровнем неравенства, очень богатые люди склонны искать подтверждения их личного достоинства через экстравагантные проявления избыточности. Они легко теряют из виду истинные источники человеческого счастья, жертвуют подлинными отношениями, и отрицают свою ответственность за общество в целом, за счет своей принадлежности к человеческому роду. С другой стороны, отчаянные легко манипулируются политическими демагогами, которые предлагают упрощенный анализ и корыстные решения, которые, в конце концов, ведут к дальнейшему углублению их страданий. Управляющие учреждения теряют легитимность. Демократия становится фарсом. Моральное падение стандартов. Гражданская ответственность уступает крайнему индивидуализму и пренебрежению к правам и благополучию других людей.

Для достижения подлинного процветания, мы должны создать экономику, основанную на логике живых систем, которая признает три основные истины:

Действительная цель экономики это служить жизни.

Равенство является основополагающим для здорового человеческого сообщества и здоровых человеческих отношений для биосферы Земли.

Деньги это средство, а не цель.

До тех пор, пока деньги, правят дискуссиями, деньги побеждают, а жизнь проигрывает.

Новый политический план и рекомендации[править]

Выход из-под контроля дефицита государственного бюджета являются лишь одним из симптомов глубокого системного сбоя. Они легко могут быть решены за счет налогообложения, незаконно полученных доходов грабителей Уолл-стрит, устраняя корпоративные субсидии и налоговые убежища, а также сокращая военные расходы на бессмысленные войны, которые подрывают нашу безопасность.

Безработица может быть легко устранена, обеспечив безработных и частично занятых на работы, ориентированные на восстановление и озеленение нашей физической инфраструктуры для обеспечения основных человеческих нужд, устранение зависимости от ископаемого топлива, а также переход к системам местных органических продуктов питания. Если главное препятствие это деньги, то Федеральная Резервная система может быть направлена ​​на их создание и направления их на приоритетные проекты в рамках национального банка инфраструктуры - действие, которое избегает обогащения банкиров и не создает новые долги.

Кроме того, мы должны:

Разрубить сконцентрированную непомерную власть.
Сдвинуть экономические приоритеты от зарабатывания денег к служению общественной жизни, заменив финансовые показатели на показатели живого богатства, которые базируются на индикаторах экономической эффективности.
Ликвидировать чрезмерное богатство и бедность, для создания истинного среднего класса общества.
Создать культуру взаимного доверия и заботы.
Создать систему экономических стимулов, которые вознаграждают тех, кто работает продуктивно и наказывать грабительские финансовые спекуляции.

Дискуссия Рио +20 подчеркивает основополагающие и внутренние конфликты между правами природы, прав человека, прав собственности и корпоративных прав.

Реструктуризировать мировую экономику в планетарную систему сетевой биорегиональной экономики, которая обменивается информацией и технологиями и организовывает жизнь, в рамках соответствующих экологических требований.

В политических дискуссиях, определенных логикой живых систем, такие меры являются простым здравым смыслом. В политических же дебатах, основанных на обычной финансовой логике, они легко отвергаются как опасная и нелогичная угроза прогрессу и процветанию.

До тех пор, пока деньги правят балом, деньги побеждают, а жизнь проигрывает. Для достижения политической победы жизни, политические переговоры должны быть перестроены вокруг рекомендаций, основанных на понимании истинных источников благосостояния человека и счастья, и в качестве ожидаемого результата должен состоятся переход от ценностей денег к ценностям жизни.

Перспективный новый план выходит из споров вокруг недавней экологической конференции ООН Рио +20. Интересы Уолл-стрит о том, что лучший способ сохранить биосистему Земли, это установить цену на них, и продавать их богатым глобальным инвесторам для управления частной прибылью, были оспорены. Вместо того чтобы признать основной план на Уолл-стрит и обсудить цену и условия продажи, лидеры коренных народов и экологических групп опирались на древнюю мудрость коренных народов, чтобы бросить вызов основному плану. Они заявили, что в качестве источника жизни, система жизни на Земле является священным и бесценным. Они опубликовали глобальный призыв для признания прав природы.

Таким образом, выработанная, Рио +20 дискуссия подчеркивает основополагающие и внутренние конфликты между правами природы, правами человека, правами собственности и корпоративных прав.

В существующей практике, основанной на той же финансовой логике, которая приводит нас к рассмотрению финансового дефицита как более важного, чем социальные и экологические дефициты, мы предоставляем корпоративным правам приоритет над правами собственности физических лиц. Мы даем приоритет правам собственности над правами человека, которые не имеют никакой собственности. И мы даем приоритет правам человека над правами природы.

Мы будем продолжать платить страшную цену до тех пор, пока мы позволяем глубоко порочной логике чистых финансов определить наши ценности и рамки политической дискуссии.

Нет волшебной палочки, которая может быстро все исправить. Мы должны переосмыслить обсуждения, поставив жизненные ценности и логику живых систем на передний план и превращая преобладающие иерархии прав на его вершину. Права природы должны быть на первом месте, потому что без природы, люди не могут существовать. Как живые существа, наши права являются производными, и в конечном счете, подчиненными правам живых систем Земли.

Права человека стоят, в свою очередь, выше, чем права собственности, потому что права собственности это человеческое создание. Они не существуют без людей и не имеют иной цели, чем служению человеческим и природным интересам. Корпорации - это формы собственности и любые права, которые мы можем выбрать и предоставить им являются производными от прав индивидуальной собственности, а, следовательно подчиненные ей.

Шаг на пути к процветанию будущего человека требует того, чтобы мы признали жизнь, а не деньги, как наше определяющее значение, осознали нашу ответственность друг к другу и к природе, и выдвинули на передний план обсуждения социальные и био-системные дефициты, которые являются реальными угрозами для будущего человека.

Замена культуру и институты, которые ценят больше деньги, на жизнь с культурой и институтами, которые ценят жизнь больше, чем деньги - непростая задача. К счастью, это также воодушевляющая и оптимистическая задача, потому что она воссоединяет нас, как живых существ, с нашей истинной природой, и предлагает беспроигрышную альтернативу, без выигрышному положению вещей.



Опубликовано в журнале YES! Magazine в блоге, 10 августа 2012.

http://www.yesmagazine.org/blogs/david-korten/americas-deficit-attention-disorder

Этот блог основан на вложениях Джона Кавана и других членов Рабочей Группы Новой Экономики, в том числе критического анализа и редактирования Фрэнсисом Кортеном.

Перевод - http://www.jyrgalizm.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=249:2012-08-20-18-44-46&catid=60