Папаша Крюгер

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Дядюшка Крюгер»)
Перейти к: навигация, поиск
Папаша Крюгер
Ohm Krüger
Во французском прокате
Режиссёр:
Ханс Штайнхофф
Херберт Майш
Кароль Антон
Автор сценария:
Xаральд Братт
Курт Хойзер
Язык оригинала:
немецкий
В главных ролях:
Эмиль Яннингс
Вернер Гинц
Xедвиг Вангель
Густав Грюндгенс
Фердинанд Марианн
Композитор:
Тео Макебен
Кинокомпания:
Tobis-Tonbild-Syndikat
Страна:
Флаг Германии Германия
Год:
1941
Длительность:
133 мин.
Бюджет:
5,4 млн. RM
4815,04 млн.руб.
4815039600 руб.

«Папаша Крюгер» (нем. Ohm Krüger)[1] — мегафильм кинематографа Третьего рейха о «бурской» кампании. Над ним трудилось два сценариста. К съемкам было привлечено 50 известных актеров (как минимум шесть из них могли называться звездами), а также 40 тысяч статистов. Непосредственно съемки осуществляли три оператора, в том числе Фриц Арно Вагнер. В распоряжении съемочной группы был бюджет размером 5,4 миллиона рейхсмарок. Во времена, когда снимался «Папаша Крюгер», на эту сумму можно было снять пять полнометражных фильмов, не испытывая при этом особых затруднений с финансами.[2]

История создания[править]

Геббельс являлся инициатором этого фильма и следил за его съемками от начала до конца.


Штайнхофф,[3] один из режиссеров ленты, отзывался о ней как о политической пропаганде, нацеленной на разоблачение Англии. «Папаша Крюгер», по мнению журнала «Немецкий фильм», был и выразителем народной судьбы, символом борьбы, которую вели простые и бесхитростные крестьяне против капиталистической эксплуатации и наглой, ничем не прикрытой агрессии. Геббельс присвоил «Папаше Крюгеру» почетный титул «Фильм нации».[4] Кинокартину отличали прекрасная игра актеров, эффектные батальные и массовые сцены, внушительные декорации и хлесткие, напряженные диалоги. За вклад в создание этого фильма Эмиль Яннингс[5] был удостоен звания «Государственного артиста». На 9-м Венецианском кинофестивале 1941 года «Папаша Крюгер» получил приз «лучшего иностранного фильма», а Яннингс в качестве лауреата получил «Кубок Муссолини».[6] Вдохновленный успехами, актер в одном интервью заявил: «Я сыграл Папашу Крюгера, потому что в свое время судьба предопределила ему начать борьбу, которая будет завершена лишь в наше время». Творческая удача настолько окрылила Яннингса, что он даже не скрывал немалого количества статистов, раненных в ходе съемок. Имелись даже убитые, чем он также не погнушался похвастать. Словом, реализм фильма был действительно до ужаса потрясающим. Весь сценарий и съемки строились вокруг главного действующего лица, роль которого с блеском исполнил талантливый Яннингс, играющий в компании других, известных и кое в чем даже не уступавших ему артистов, включая Фердинанда Мариана в роли злого Сессиля Родса и Густава Грюндгенса в роли прожженного политикана Джозефа Чемберлена, министра по делам колоний.[7]

Премьера[править]

Премьера в Ufa-Palast, Берлин

4 апреля 1941 года.

Сюжет[править]

Фильм начинается сценой, в которой больной, ослепший Папаша Крюгер, президент Бурской республики, погрузился в невеселые размышления, находясь в затемненной номере швейцарской гостиницы. Он приехал в Европу во время Бурской войны в попытке получить поддержку для своего народа, оказавшегося в тяжелом положении. Англичане окружили буров плотным кольцом блокады. В продажной лондонской прессе то и дело появлялись статьи, утверждавшие, будто Крюгер отдыхает в роскошных отелях, в то время как его народ подвергается невыносимым лишениям. С уст президента буров срывается мрачная сентенция: «Когда ложь повторяется снова и снова, ей в конце концов начинают верить». Пробивному еврею-репортеру «Берлинер Тагеблатт», который в свое время вызывал особую ненависть Геббельса, удается пробраться в комнату Крюгера и сфотографировать старика, беззастенчиво пользуясь его слепотой. Затем Крюгер начинает перелистывать в памяти страницы истории своего маленького, трудолюбивого народа, и на экране появляются сцены мирной и счастливой жизни скромных фермеров. Но вот появляются алчные англичане и бурам приходится переселиться на северные земли. Не успели они обустроится и зажить в достатке на новом месте, в Трансваале, как весь мир облегает весть об открытии там богатых месторождений золота. Сесиль Родс и его приспешник Джеймсон тут же начинают плести интриги, с целью наложить лапу на это богатство, и зритель видит коллизию двух в классической национал-социалистической трактовке: кровь против золота, честь против алчности, народ против капитализма.


Многие образы в этой картине поданы в карикатурном виде и часто вызывают у зрителей смех, причем это происходит даже тогда, когда на экране появляются сцены, по замыслу режиссеров претендующие на полную серьезность. С помощью миссионеров англиканской церкви, которые во всем идут навстречу его пожеланиям, Сесиль Родс вооружает черных туземцев, вероломно натравливая их на буров. В одной из наиболее запоминающихся и смешных сцен два англиканских священника маршируют по проходу в церкви, причем один несет стопку библий, а второй тащит охапку карабинов. Под музыку оркестра, исполняющего «Боже, храни королеву», один пастырь раздает духовную пищу, а другой — оружие. Это художественное, доведенное до гротеска, воплощение британского лицемерия вполне соответствовало представлениям и взглядам, которые разделялись многими европейцами и американцами еще с конца XIX столетия, Следует отметить, что в постановке некоторых весьма примитивных, карикатурных сцен почти не чувствуется тяжелая идеологическая длань Геббельса. Великолепная игра актеров и первоклассная по тому времени техника съемок держали аудиторию в напряжении, заставляя ее подчас забывать об идеологическом контексте кинокартины. Крюгер твердо противостоит всем поползновениям англичан, запретив продажу земли иностранцам без разрешения Государственного Совета. Однако среди сплоченных и решительно настроенных буров находится горстка отщепенцев. Эти презренные типы продают священную землю буров евреям. Крюгер воплощает в себе характер своего народа, добродушный глава огромного семейства, скорее клана, одних внуков у него 45. Этот государственный деятель — выходец из народной гущи, который по отношению к туземцам ведет себя жестко, но справедливо. Негры в фильме — наивны и похожи на детей. Они легко поддаются влиянию коварного Родса и становятся игрушками в его руках. Показав черным вождям, что ему прекрасно известно происхождение их винтовок, Крюгер заставляет их сдать оружие и оставляет наедине с улюлюкающими соплеменниками.

Следующая большая сцена принадлежит к числу самых смешных. Зритель переносится в Лондон, в Букингемский дворец, где министр по делам колоний Джозеф Чемберлен пытается убедить старую королеву Викторию санкционировать захват англичанами страны буров. Чемберлен, человек с елейным голоском и вкрадчивыми манерами, типичный лицемер, оправдывает свои планы ссылкой на «отсталость» буров. Пожилая леди колеблется, опасаясь, что «люди станут называть нас разбойниками». Тогда Чемберлен пускает в ход другой аргумент — с точки зрения религии, Англия должна взять эти земли под свою опеку для блага их же жителей, обеспечив им приобщение к культурным и иным ценностям цивилизации. После того как королева делает несколько глотков своего «лекарства» (виски), Чемберлен наконец приводит неотразимое доказательство своей правоты: он произносит слово «золото». Виктория, которая уже находится под легким воздействием винных паров, восклицает в ответ: «Золото! Если там есть золото, значит земли буров принадлежат нам!» Чемберлен с восторгом принимает эту реакцию королевы, ведь по его твердому убеждению, лишь англичане «способны стать такими богатыми и оставаться при этом такими набожными и благочестивыми».


В надежде добиться прекращения войны Крюгер прибывает в Лондон. Чемберлен старается подавить его волю демонстрацией имперской помпезности и величия и таким образом принудить его к подписанию договоров на выгодных для британских капиталистов условиях. Сцене, изображающей прием Крюгера в резиденции королевы, по исполнению творческого замысла и выразительности нет равных во всем кинематографе военного периода «Третьего рейха». Под звуки героической музыки пожилой президент Крюгер медленно движется к трону королевы Виктории, окруженный со всех сторон генералами и высшей знатью в расшитых золотом мундирах. Крюгер подписывает договор, хотя и отдаст себе отчет в том, что могущественная Британия, скорее всего, не будет соблюдать его условия. Его опасения вскоре оправдываются, но старику удается перехитрить Родса, обложив золотодобытчиков и импортеров английских товаров большими налогами. Родс старается воздействовать на Крюгера лестью, а затем предлагает ему большую взятку, но эти грязные трюки не срабатывают. Крюгер, который в знак протеста против нарушения англичанами договора, подал, было, в отставку, вновь занимает прежнюю должность, теперь он производит впечатление рассерженного человека, исполненного решимости бороться до конца. На экране появляется еще одна запоминающаяся сцена: в едином порыве негодования восстает вся нация буров, ручейки людей стекаются в одно место, образуя мощный, многолюдный поток, марширующий под бодрую музыку военного оркестра под знаменами, на которых начертано: «Долой Англию!»


Патриотизм и энтузиазм Крюгера и его народа контрастируют с еще одной излюбленной темой национал-социалистической пропаганды, темой предателя своего народа. Сын Крюгера, Ян, целиком англизированный юноша, объявляет себя «пацифистом». Весьма характерно, что делая это заявление, Ян стоит перед своим сердитым отцом по стойке смирно, в типично немецком стиле. Образ пацифиста Яна перекликается с образом скрипача Клауса в «Кольберге», молодого человека, который не желает воевать против армии Наполеона лишь на том основании, что он является гражданином мира, а не узколобым патриотом. Немецкая пропаганда часто поливала грязью немцев-«космополитов», которые якобы презирали свой собственный народ и предпочитали иностранный образ жизни и идеи немецким. Крюгер отрекается от своего сына, заявляя, что идет борьба не на жизнь, а на смерть и никому не дано права отказываться от служения делу нации.


В трактовке Геббельса и Яннингса война буров предстает справедливой, партизанской войной, которую ведет весь народ против иностранной плутократии, нагло поправшей его независимость. Буры в фильме создают настоящую Volksarmee, народную армию, одним из подразделений которой командует восьмидесятидвухлетний старик. Их отличает храбрость и беззаветная преданность правому делу. Контраст с английскими миссионерами — абсолютный. Ян выжидает, рассчитывая прийти к власти с помощью своих благодетелей-англичан, когда буры потерпят поражение. Он произносит тосты за мир, чокаясь с английскими офицерами, классический пример изменника-коллаборациониста. Однако по ходу фильма и его характер подвергается изменениям, причем в радикальной степени. Британский офицер пытается изнасиловать жену Яна, и тот мигом отбрасывает весь свой пацифизм, убивая обидчика. Сын Крюгера возвращается к своему народу подлинным патриотом.


Особое место в фильме «Папаша Крюгер» занимают зверства, совершенные английскими оккупантами. Причем, это не единичные случаи, а официальная установка британского высшего командования. Лорд Китченер предстает бездушным человеконенавистником. «Хватит с меня болтовни о гуманизме!» — кричит он. Будучи не в состоянии подавить сопротивление упрямых буров, отстаивающих каждый клочок земли обычными методами, Китченер прибегает к варварской бомбардировке Претории. Наступающие английские войска гонят перед собой бурских женщин и детей, укрываясь за их спинами. Положение буров становится совсем отчаянным по мере того, как завоеватели применяют все более варварские способы военных действий. Обрадованный воссоединением с сыном, возвратившемся в лоно нации, Крюгер, тем не менее, испытывает большую тревогу за судьбу своего народа. Он отправляется в Европу, надеясь найти там военную и дипломатическую поддержку. Повсюду его превозносят как героя, но, несмотря на всеобщую симпатию, он везде встречает отказ, ибо никто не хочет злить британского льва. В этом месте Яннингс вводит совершенно неправдоподобную сцену, которая лишена всяких исторических оснований, но является типичной для необузданной фантазии Геббельса. Находясь в Париже, слабовольный Эдуард, принц Уэльский, проводит время в разврате и кутежах. Внезапно он получает известие, что его мать, королева, умирает. Эдуард едет к ней, и на смертном одре Виктория, задыхаясь, с трудом выдавливает из себя последние слова-предупреждения. Она говорит сыну, что тот должен положить конец этой войне, которая навлекла на империю «ненависть всех народов». Она боится будущего возмездия, орудием которого и стала Германия в 1940 году.


К 1901 году ситуация для буров стала совершенно безнадежной. Англичане повсеместно организуют концентрационные лагеря, над одним из которых начальствует комендант-садист, внешностью здорово смахивающий на Уинстона Черчилля. Женщины и дети мрут от голода, их кормят испорченной, тухлой пищей. Ясно, что коменданту не нужны эти «бесполезные человеческие отбросы» — термин, применявшийся Геббельсом в 1942 году, когда он критиковал командование немецких лагерей за недопустимую мягкость, которую они якобы проявляли по отношению к военнопленным. В назидание другим, английский комендант устраивает публичную казнь, вешая Яна Крюгера на глазах его семьи. В ходе последней сцены старый Крюгер размышляет в швейцарском отеле о моральном возмездии, которое неизбежно настигнет Британскую империю. Как и в фильме «Кольберг», страдающему герою придаст силы мысль, что все было не напрасно. «Англия выиграла эту войну, но однажды великие народы Земли восстанут против британской тирании и создадут лучший мир». Это плохо завуалированный намек всему миру на то, о чем национал-социалистическая пропаганда и ее средства массовой информации громогласно объявили в 1940 году: «И тогда будет расчищен путь к лучшему миру!»

Интересные факты[править]

После многих лет забвения фильм «Папаша Крюгер» был вновь показан в 1964 году в Афинах. Дело в том, что в связи с событиями на Кипре в Греции были очень сильны антибританские настроения. Все протесты британского посла, который пытался возражать против показа одного из самых известных фильмов Третьего рейха, были оставлены без внимания.[2]

Источники[править]

  1. de:Ohm Krüger (Film)
  2. а б Васильченко А. В. Прожектор Доктора Геббельса. Кинематограф Третьего рейха. — М.: Вече, 2010. — 320 с. ISBN 978-5-9533-4216-2
  3. ru:Штайнхофф, Ганс
  4. В Германии для фильма была придумана специальная оценка — «фильм нации». Подразумевалось, что кинолента, ставшая «фильмом нации», получала все существовавшие ранее оценки: «высокохудожественный фильм», «художественно ценный», «ценный для культуры», «ценный для воспитания молодежи», «ценный для народного воспитания», «ценный для народа», «государственно-политически ценный» и т. д. Впоследствии, в 1941‒1945 гг. такую оценку получили ещё 4 фильма
  5. de:Emil Jannings
  6. ru:Кубок Муссолини (кино)
  7. Роберт Эдвин Герцштейн. Война, которую выиграл Гитлер