Александр Пушкин:Евгений Онегин. Пропущенные строфы. Глава 4/I-VI

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Евгений Онегин


Пропущенные строфы. Глава 4/I-VI
Автор:
Александр Сергеевич Пушкин










La morale est dans la nature des choses.
Necker.[1]

I[2][править]

В начале жизни мною правил
Прелестный, хитрый, слабый пол;
Тогда в закон себе я ставил
Его единый произвол.
Душа лишь только разгоралась,
И сердцу женщина являлась
Каким-то чистым божеством.
Владея чувствами, умом,
Она сияла совершенством.
Пред ней я таял в тишине:
Ее любовь казалась мне
Недосягаемым блаженством.
Жить, умереть у милых ног —
Иного я желать не мог.

II[править]

То вдруг её я ненавидел,
И трепетал, и слезы лил,
С тоской и ужасом в ней видел
Созданье злобных, тайных сил;
Её пронзительные взоры,
Улыбка, голос, разговоры —
Всё было в ней отравлено,
Изменой злой напоено,
Всё в ней алкало слез и стона,
Питалось кровию моей...
То вдруг я мрамор видел в ней,
Перед мольбой Пигмалиона
Еще холодный и немой,
Но вскоре жаркий и живой.

III[править]

Словами вещего поэта [3]
Сказать и мне позволено:
Темира, Дафна и Лилета —
Как сон забыты мной давно.
Но есть одна меж их толпою...
Я долго был пленен одною —
Но был ли я любим, и кем,
И где, и долго ли?.. зачем
Вам это знать? не в этом дело!
Что было, то прошло, то вздор;
А дело в том, что с этих пор
Во мне уж сердце охладело,
Закрылось для любви оно,
И всё в нем пусто и темно.

IV[править]

Дознался я, что дамы сами,
Душевной тайне изменя,
Не могут надивиться нами,
Себя по совести ценя.
Восторги наши своенравны
Им очень кажутся забавны;
И, право, с нашей стороны
Мы непростительно смешны.
Закабалясь неосторожно,
Мы их любви в награду ждём.
Любовь в безумии зовём,
Как будто требовать возможно
От мотыльков иль от лилей
И чувств глубоких и страстей!

V[править]

Признаться ль вам, я наслажденье
В то время лишь одно имел,
Мне было мило ослепленье,
Об нем я после пожалел.
Но я заманчивой загадкой
Не долго мучился украдкой...
И сами помогли оне,
Шепнули сами слово мне,
Оно известно было свету,
И даже никому давно
Уж не казалось и смешно.
Так разгадав загадку эту,
Сказал я: только-то, друзья,
Куда как недогадлив я.

VI[править]

Страстей мятежные заботы
Прошли, не возвратятся вновь!
Души бесчувственной дремоты
Не возмутит уже любовь.
Пустая красота порока
Блестит и нравится до срока.
Пора проступки юных дней
Загладить жизнию моей!
Молва, играя, очернила
Мои начальные лета.
Ей подмогала клевета
И дружбу только что смешила,
Но, к счастью, суд молвы слепой
Опровергается порой!..

Варианты[править]

Эпиграфы[править]

             [ma dimmi] nel tempo de dolci sospiri
                 A che e come concedette amore
                 Che conosciete i dubbiosi desiri?

                             Dante inf<erno> Cant<o> V

                 Собранье пламенных замет
                 Богатой жизни юных лет
  
                             Ба<ратынский>.

[Заголовок:]

Глава четвертая[править]

[А][править]

I.[править]

В начале жизни мною правил
Прелестный, хитрый слабый пол;
Тогда в закон себе я ставил
Его единый произвол;
Душа лишь только разгоралась
И сердцу женщина являлась
Каким то чистым божеством.
Владея чувствами, умом,
Она сияла совершенством.
Пред ней я таял в тишине
Её любовь казалась мне
Недосягаемым блаженством
Жить, умереть у милых ног —
Иного я желать не мог.

II.[править]

То вдруг её я ненавидел,
И трепетал и слезы лил,
С тоской и ужасом в ней видел
Созданье злобных, тайных сил;
Её пронзительные взоры
Улыбка, голос, разговоры,
Всё было в ней отравлено,
Изменой злой напоено,
Всё в ней алкало слез и стона,
Питалось кровию моей...
То вдруг я мрамор видел в ней
Перед мольбой Пигмалиона
Еще холодный и немой
Но вскоре жаркой и живой.

III.[править]

Словами вещего поэта
Сказать и мне позволено:
Темира, Дафна и Лилета
Как сон, забыты мной давно.
Но есть одна меж их толпою
Я долго был пленен одною....
Но был ли я любим, и кем,
И где, и долго ли? ... за чем
Вам это знать? не в этом дело,
Что было, то прошло, то вздор;
А дело в том, что с этих пор
Во мне уж сердце охладело;
Закрылось для любви оно
И всё в нем пусто и темно.

IV.[править]

Дознался я что дамы сами,
Душевной тайне изменя,
Не могут надивиться нами,
Себя по совести ценя.
Восторги наши своенравны
Им очень кажутся забавны;
И право с нашей стороны
Мы непростительно смешны.
Закабалясь неосторожно,
Мы их любви в награду ждём,
Любовь в безумии зовём,
Как будто требовать возможно
От мотыльков иль от лилей
И чувств глубоких и страстей

[После первой строфы Пушкин начал в черновой тетради:]

V.[править]

Признаться ль вам, я наслажденье
В то время лишь одно имел,
Мне было мило ослепленье,
Об нем я после пожалел.

[Вместо третьей строфы была написана другая (без первых четырех стихов):]

Но я заманчивой загадкой
Не долго мучился украдкой...
И сами помогли оне,
Шепнули сами слово мне,
Оно известно было свету,
И даже никому давно
Уж не казалось и смешно.
Так разгадав загадку эту,
Сказал я: только-то, друзья,
Куда как недогадлив я.

[После четвертой строфы начата строфа, совпадающая с окончательной восьмой. Сама четвертая строфа имеет черновой вариант:]

Смешон, конечно, важный модник —
Систематический Фоблас,
Красавиц записной угодник,
Хоть поделом он мучит вас.
Но жалок тот, кто без искусства
Души возвышенные чувства,
Прелестной веруя мечте,
Приносит в жертву красоте
И, расточась неосторожно,
Одной любви в награду ждет,
Любовь в безумии зовет,
Как будто требовать возможно
От мотыльков и от лилей
И чувств глубоких и страстей.

[Далее следовали стихи:]]

Блажен, кто делит наслажденье,
Умен, кто чувствовал один,
И был невольного влеченья
Самолюбивый властелин,
Кто принимал без увлеченья
И оставлял без сожаленья,
Когда крылатая любовь
Небрежно предавалась вновь.
....................

[За этими стихами — еще одна строфа:]

VI.[править]

Страстей мятежные заботы
Прошли, не возвратятся вновь!
Души бесчувственной дремоты
Не возмутит уже любовь.
Пустая красота порока
Блестит и нравится до срока.
Пора проступки юных дней
Загладить жизнию моей!
Молва, играя, очернила
Мои начальные лета.
Ей подмогала клевета
И дружбу только что смешила,
Но, к счастью, суд молвы слепой
Опровергается порой!..

Примечания[править]

  1. «Нравственность в природе вещей.»
    Неккер
    Слова франц. госуд. деятеля Жака Неккера (1732-1804) из книги его дочери Жермены де Сталь «Взгляд на французскую революцию».]
  2. I-IV. ЖЕНЩИНЫ
    Первые шесть строф главы не были введены в ее текст, но первые четыре из них были напечатаны отдельно в журнале «Московский вестник» в октябре 1827 г.: ЖЕНЩИНЫ Отрывок из Евгения Онегина. По изданию: Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1959. Т. 6. Евгений Онегин. — 1937. — С. 207—655.
  3. «Словами вещего поэта»
    Темира, Дафна и Лилета —
    Как сон забыты мной давно.
    Цитата из стихотворения Дельвига «Фани».