Егор Холмогоров:Закавказское Зазеркалье

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Закавказское Зазеркалье — 2'


 

В Баку искусно стравливают претендентов на нефтяную трубу, и с удовольствием наблюдают за их дракой.


В Грузии — строят "общекавказский дом", с тем, чтобы создать из страны "проходной двор


В Армении решают, — что страшнее — экономический кризис, толкающий в объятья США, с их небесплатной "гуманитарной помощью", или же военная угроза от соседей, да и старые дружеские чувства, заставляющие крепить союз с Россией.


И только одна деталь — самый север Карабаха не отвоеван и по сей день. А это значит, что Карабахская война может быть спровоцирована в любой момент

"Где-то, может быть, в бой идет пехота…"

. Так кончалась статья «Закавказское зазеркалье». Это зеркало кавказских событий. А мы говорим о зазеркалье. Если же заглянуть в странный мир закавказского зазеркалья, то мы увидим — Карабахская война не может быть "спровоцирована вновь". Она идет себе и идет. Армяне потихоньку наступают. Просто о ней перестали говорить СМИ. Раньше было: нет человека — нет проблемы. А теперь: нет упоминания в сводке новостей — нет и события. Где-то из окопов стреляют солдаты, где-то бегут в атаку — но раз информационные агентства молчат…

Закавказье — это два мира — реальный и виртуальный. Но миры эти не параллельны, они тесно переплетаются. Вполне реальный чиновник из плоти и крови, будь то в Азербайджане или в Армении или в Карабахе скажет вам, что военный действия не ведутся с 1993 года. А такие же реальные солдаты и после 1993 года и по сей день стреляют в столь же реального противника. Чиновник знает несколько расхожих версий о событиях в Закавказье и ни в одной из них Карабахская война не упоминается. Он, конечно обладает свободой слова и волен высказываться в рамках любой из расхожих версий. Он, конечно, знает о войне, но он не станет выходить за их рамки: ему никто не поручал устраивать сенсаций. И действительно, войны не должно быть, поскольку общеизвестно, что заключено перемирие, идут долгие тяжелые переговоры, которые медленно и постепенно ведут к сближению сторон.

Аналитик, который пишет о том или ином регионе должен дать его цельную картину, желательно подкрепив ее той или иной геополитической теорией. Вот скажем есть страна в определенном геополитическом окружении. В нее есть столица, граница, министерство иностранных дел, области экономики, полезные ископаемые, и т.д. Выступают официальные лица и делают политические заявления. Проходят выборы,  а порой совершаются государственные перевороты. В страну приходят инвестиции, очередные транши иностранных кредитов. Аналитик все это обдумывает, сопоставляет и сравнивает с окружающими странами, делает выводы из заявлений официальных лиц о союзах и альянсах между странами и не вспоминает о той странной войне, где армяне продолжают наступать, но никак не могут взять словно непреступные крепости два опустевших села. Потому что может понадобиться Карабахскую войну разжечь — а для этого те две деревушки — прекрасный повод.

Мы, изучая события в Закавказье ленимся поинтересоваться, есть ли в Азербайджане нефть и газ в тех количествах, которые оправдывали бы поднявшийся шум, Мы знаем, что если в интересах мирового расклада сил им нужно будет быть, они будут, а нет — так ничего и не окажется. Закавказье — это такой регион, где абсолютно все равно, что есть, а чего нет на самом деле.

Вот Грузия требует вывода российских военных баз — дай только повод: скандал на весь мир. Не тут-то  было. Есть поводы, всплывающие тогда, когда нужен скандал (тогда, впрочем можно обойтись и без повода). А вот реальный случай. Решили грузины провести военные учения  и в ходе их приблизились к грузинскому городу Ахалкалаки, населенному армянами. Там расположена одна из российских военных баз. Грузины, конечно, базу брать или армянские погромы устраивать, они так себе мимо идут. К ним с базы парламентеры: не повернетесь на 180 градусов, выводим танки. Танки дело серьезное, развернулись. Вы  читали или слышали где-нибудь, чтобы Грузия на этот эпизод пожаловалась? Нет? А ведь какой замечательный повод для грандиозного скандала! Грузинские войска на собственной территории учения провести не смеют, их танками пужают! Да нельзя Грузии скандалить. Ахалкалаки, повторяем, город армянонаселенный. Следовательно, собыитя могут быть истолкованы как грузино-армянский инцедент (это с какой стати они учения в армянонаселенном городе проводят, раз; да и параламентеры были не только русской национальности, но и армянской — хоть и офицеры российской армии), а положено считать, что между Грузией и Арменией холодный, но устойчивый мир.

В Абхазии по побережью полно армянских сел. И армяне составляли существенную и наиболее боеготовную часть ополчения Абхазии. Армения хоть слово сказала о том, что под молот войны попали десятки армянских сел? Грузия пожаловалась, что против нее воюют армяне?

И это две нейтральные страны, между которыми никаких существенных претензий друг к другу нет. А что дружить на экономической почве выгоднее с Азербайджаном — это частное дело Грузии.

Помните — тогда еще генсек НАТО Хавьер Салана по республикам СНГ ездил. И везде программы новостей показывали, с какой радостью его встречают, как все в НАТО хотят. Вот так ездил он ездил, побывал в Кишиневе, в Тбилиси. Да вдруг пропал. Ни слова, то ли самолет его разбился, то ли устал и домой отправился. Но нет. День проходит, а на другой его радостно уже в Баку встречают. И между делом упоминают, что летел он рейсом Ереван-Баку. А что там в Ереване было? А было то, что сказали ему пару слов не для газеты, да еще, несмотря на их грубость, в республиканской газете опубликовали. И вот что, об этом телезрителям сообщать, тем, которые должны верить, что все наши республики в НАТО должны стремиться? Ведь так потом и сказали: во всех республиках Салану встречали с восторгом.

 

 

А и Б сидели на трубе…

Все эти события происходят в зоне «проектной»

организации территории. Что такое современный политический проект мы рассказали читателю в первой статье. Но теперь наше объяснение следует дополнить. Представим себе субъективное ощущение жителей зоны «проективной» организации. Твое собственное представление о своих пределах, свой собственный образ на практике не вполне соотносится либо прямо противоречит тем шагам, которые ты делаешь на политической арене, порой — не можешь не делать. Ты действуешь определенным образом, не потому, что тебя к этому кто-то непосредственно принуждает, а потому, что некая сила обстоятельств заставляет тебя постоянно, изо дня в день, совершать нечто; причем это нечто не является хаотичным, каждое действие в определенном смысле связано с предыдущим, но не в том, в каком бы ты сам этого хотел. Ты не реализуешься сам по себе, а существуешь лишь как частица более или менее широкого геополитического поля.

При реализации проекта распределение функций между участками территории на геополитическом поле имеет основание, с одной стороны, в планах и намерениях того, кто организует политическое пространство, а с другой — в возможности для занимающего данную территорию народа или государства исполнить эту функцию. Чтобы объяснить, как происходит это взаимодействие, прибегнем к небольшой схеме.

Страну, находящуюся внутри геополитического региона назовем системой А, а геополитическое поле, в которое она включена, системой Б.

В географическом пространстве выделяется ряд точек, на которых в соответствии с закономерностями системы А должны происходить основные события. Это, например, столица, центры региональных субкультур, выделенные точки границы и т.п. Система А обладает некоторым экономическим потенциалом, в ней действуют общественно-политические силы, что влияет на ее внутриполитическое развитие и внешнеполитическую активность. В мировоззренческом (и в частности, в идеологическом) плане для системы А характерен определенный набор стереотипов, сознательных и бессознательных установок, которые являются для него структурообразующими.

Осознание себя происходит через исторические связи, соединяющие прошлое и будущее, определение версии собственной истории, позволяющей вписать настоящее в контекст прошлого и образ будущего. Осознание цели выражается в появление значимого количества лиц, занимающихся определенной профессиональной и общественной деятельностью, объединением этих лиц, созданием структур. Общество, таким образом, начинает финансировать определенные виды деятельности. Пространственная ориентация заключается в формировании образов восприятия различных территорий.

При этом система А в качестве живого, органичного образования, имеет несколько вариантов развития. Для нее возможен выбор между этими внутренними альтернативами, каждая из которых имеет потенциальную возможность стать структурообразующей. Эти внутренние альтернативы могут быть связаны с различными ценностными системами.

Что для системы А означает включение в оформленное геополитическое поле (систему Б)?

Та роль, которую принимает система А, рождается как бы из двух встречных потоков: собственных устремлений системы А и структурных значений, вытекающих из логики системы Б. Первая дает из себя некоторое содержание, которое будет задействовано в геополитической организации региона, а вторая придает ему форму, стыкующуюся с другими функционально-территориальными образованиями региона, — в результате чего система А предусмотренным проектом образом включается в функциональное взаимодействие с ними.

Стимулируется одна из внутренних альтернатив системы А. Система Б воздействует в едином желательном ей направлении на различные уровни системы А. При этом она либо способствует проявлению и закреплению роли системы А, либо, не препятствуя в целом реализации роли системы А, стремится исключить некоторые из признаков этой роли, либо стимулирует отдельные ее стороны, функционально необходимые системе Б.

В последнем случае влияние системы Б воспринимается системой А как наличие аномалий. Так в географическом плане главные события начинают происходить не в тех местах, где следует в соответствии с собственными закономерностями системы А, а в других. Возможны перекосы в экономической сфере, рассогласование деятельности государственных и общественных структур: одни из них непомерно расширяются, другие начинают отмирать. На поверхность общественной жизни выходят динамичные силы, действия которых могут выглядеть непредсказуемо, исходя их логики системы А. Одни слои общественного сознания могут выпячиваться, другие как бы выпадать, а реакции на внешние стимулы казаться нелогичными.

Структура геополитического пространства в неменьшей степени, чем от очертаний проекта, зависит от ролевого поведения включенных в него национально-государственных образований. Возьмем крайние точки. Пусть та роль, которая предполагается для народа в данной организации пространства, может быть им самостоятельно избрана. В этом случае происходит резонанс и народ воспринимает сложившуюся структуру пространства как комфортную для себя. В другом случае, роль или функция, требуемые извне, несовместимы с его установками, и он либо восстает против нее, либо принуждается силой к выполнению той или иной функции (но не роли — исполнить роль заставить нельзя: можно гнать на войну силой, но нельзя силой пробудить военный энтузиазм). В реальной жизни обе эти крайности редки. В наиболее частой ситуации от народа (или государственного образования) требуется выполнение определенной роли в заданной организации пространства, и он может более или менее удачно приспособиться к ней, оставаясь внутренне не вполне удовлетворенным.

 

Что осталось на трубе?

Ушло в

прошлое «Пятиморье». Зато труба осталось. Точнее вопрос о трубопроводе, по которому, если мировым силам будет нужно, потечет бакинская нефть (а если ее паче чаяния окажется слишком мало, нефть, которую в Баку специально завезут). Эта "труба" должна стать составной частью обширного американского геополитического проекта, который получил название ТРАСЕКА или "Великий Шелковый Путь". Цель проекта — связать системой надежных коммуникаций две ведущих в геоэкономическом отношении зоны Восточного Полушария (они же — ведущие союзники США) Европу и Азиатско-Тихоокеанский регион. Эти регионы связан и сейчас, но коммуникационные линии проходят по российской территории. Здесь же она аккуратно обходится: Восточная Европа — Молдавия и Украина — Черное Море — Закавказье — Каспий — Средняя Азия — развилка на Индию и на Китай. Россия как бы охватывается полукольцом из железных дорог, автошоссе, ЛЭП, трубопроводов, на которых бурно кипит жизнь, в то время как российские транспортные артерии (Транссиб, Волго-донско-черноморская система и.т.д.) постепенно хиреют,  лишаясь возможности участвовать в международных торговых перевозках. США на Великом Шелковом Пути претендуют лишь на самую малость — роль сторожа и "гаранта", который, при желании может превратиться и в контролера.

Идея Шелкового пути вызывает восторг в Азербайджане и Грузии. Почему — понять не трудно. Азербайджан заинтересован в ажиотаже вокруг Каспийской нефти и проведении коммуникаций в обход России и Ирана. Для защиты "стратегически важных" грузопотоков в Азербайджане могут появиться войска если и не США, то хотя бы американского союзника — Турции. А это дает шанс на то, что мятежный Карабах будет усмирен руками "Мирового Сообщества". Для Грузии — реализация этого проекта — единственный шанс на выживание как независимого государства. Национальные противоречия раздирают эту страну с совершенно искусственными границами на части и отбрасывают до уровня средневековья, экономически Грузия нежизнеспособна. Другое дело, если страна получит большие инвестиции под налаживание транспортной инфраструктуры от Черноморского побережья до границы с Азербайджаном, а "сторож" коммуникаций наведет порядок в мятежных и полумятежных грузинских провинциях.  Поэтому, как нетрудно догадаться, главным проповедником идеи "Общекавказского дома" является Эдуард Шеварнадзе.

Довольно логично, что в этом "доме" Армения выглядит явно падчерицей. Никакие коммуникации через ее территорию тянуть никто не собирается, а российские базы и карабахский вопрос явственно мешают установлению в регионе американской идиллии. Поэтому вполне закономерно, что армяне выражаются обо всей затее в самых резких тонах: "Кавказ, вернее, “Общекавказский дом”, который вознамерились создать Грузия и Азербайджан, — это не дом, и не общий, а обыкновенный проходной двор, в котором жить будет невыносимо.”

 При этом в Армении понимают, что если события будут развиваться все в том же направлении, то в один прекрасный день республике будет поставлен ультиматум, и будет одно из двух: либо Армения должна будет гордо умереть с голоду, либо платить по счетам, ведь эта самая антиамериканская, за исключением Белоруссии, из бывших советских республик, является крупнейшшим  получателем американской гуманитарной помощи среди стран СНГ и занимает 3 место в мире (после Израиля и Египта) по ее объему на душу населения. Так что Армения, подобно богатырю с известной картины, стоит на развилке между военной и экономической катастрофой, а ее руководители отчаянно маневрируют с тем, чтобы оттянуть тот час, когда придется делать окончательный выбор между Москвой и Вашингтоном.

Главная цель США — любой ценой оторвать от нас бывшие западные и южные части нашей Империи. У американцев есть все основания беспокоиться: "Центром по развитию внешней политики Института Международных Исследований им. Томаса Ватсона при Брауновском Университете в течение двух лет (1996 и 1997) были проведены исследования по проблеме интеграции и дезинтеграции в бывшем Советском Союзе. Анализ вероятных путей и методов интеграционных процессов на территории СНГ, явных или скрытых, прямых или опосредованных, с использованием экономических и политических рычагов, подвел американских исследователей к весьма нежелательному для них выводу о том, что, так или иначе, конечным результатом будет восстановление инфраструктурных, экономических и политических связей, которые были разорваны в 1991 году, и что бывшие страны СССР, ныне независимые, вполне возможно, начнут сближаться, вплоть до полного объединения в одно суверенное государство по всему постсоветскому пространству или на большей его части". Поэтому, если заманить всех в антироссийский рай шелковым пряником не удастся, то придется прибегнуть к "гуманитарному" кнуту — подстегнуть дезинтеграционные процессы в регионе, взорвать все потенциально взрывные точки, а их немало — Абхазия, Аджария, Южная Осетия, Западная Грузия, Ахалкалаки, Карабах, Нахичевань, Лезгинские и Талышские области Азербайджана, Иранский Азербайджан… Тут-то и могут пригодиться две невзятые карабахские деревни. Кавказ тогда может превратиться в полыхающий большими и малыми войнами регион, в котором кому-либо что-либо понять будет уже невозможно, но на который, как из рога изобилия посыплются контингенты западных "миротворцев", а то и их бомбы и "томагавки"… Тогда уже народам Закавказья будет не до поисков политической роли в чужой игре — либо выкинуть врага вон, либо уносить ноги самим…

 

 

Наш ответ Бжезинскому

'. Каковы возможные ответы России?

Вариант первый - деструктивный. Цель — разрубить накидываемую на нашу шею шелковую удавку. Это удобно сделать и в Средней Азии и в Закавказье, но, если говорить только о последнем, то главным элементом плана является резкое усиление Армении, превращение ее в подлинную напичканную оружием крепость, способную выдержать сколь угодно долгую "осаду". Руками армянской армии Россия должна быть способна осуществить любую масштабную военную акцию в регионе. Грузия, при таком развитии событий, напротив — обречена. России придется превратить эту территорию в "черную дыру", разделенную на части враждующими государствами, так, чтобы через нее невозможно было прохождение никаких коммуникаций. При этом над отдельными частями Грузии (Абхазией, Аджарией и Южной Осетией) может быть установлен прямой российский контроль. Азербайджан, при таком варианте, также может быть принесен в жертву, с тем, чтобы нейтрализовать его союз с Турцией. Дело в том, что пантюркизм — не единственная альтернатива развития Азербайджана. Если этнически азербайджанцы ближе к туркам, то религиозно и культурно — к иранцам. Налаживающееся стратегическое партнерство России и Ирана может выразиться в частности в совместном стимулировании в Азербайджане "иранской альтернативы" в противовес турецкой.

Вариант второй — конструктивный. Цель — не дать США оторвать от России Закавказье. Для этого России придется интенсифицировать процессы интеграции в СНГ, до того во многом искусственно сдерживаемые в угоду Западу и из боязни дополнительной военно-политической ответственности. В экономическом смысле это означает прежде всего отказ от странных экономических отношений со странами Закавказья, когда, например, энергоносители продаются им достаточно дорого, чтобы создавать им проблемы, но недостаточно для того, чтобы приносить  России прибыль. Хоть сколько-нибудь энергичные меры по восстановлению экономических связей: дешевые энергоносители, предпочтение товаров бывших братьев иностранным, минимальные экономические субсидии (неспоставимо меньше того, что у нас попросту разворовывается), приведут к обвальному ускорению интеграции. Особенно с учетом того, что в Закавказье после распада СССР лучше никто не зажил и психологически большинство населения все еще живет в Союзе. Закавказским государствам не так сложно будет объяснить, что все национально-териториальные противоречия объективно могут быть сняты только в рамках единого государства, где между Россией, Грузией, Арменией и Азербайджаном не будет жестких границ, равно как и притушены будут локальные национализмы  "титульных этносов", провоцирующие сепаратизм.

Вариант третий — идеальный. Назван так потому, что предполагает апелляцию не столько к прагматическим интересам, сколько к идеальным основаниям геополитики, к общему цивилизационному наследию Закавказских народов — византизму. Грузия и Армения, наравне с Россией некогда входили в единый византийский цивилизационный ареал. Историческая память об этом не утрачена до сиих пор. Сегодня "общевизантийский дом" находится в странном состоянии — по его краям располагаются дальние потомки Византии — Греция, Кипр, Сербия, Болгария, Россия, Армения, Грузия, отчасти — Сирия, а вот в центре располагается явный враг — Турция, наследница уничтоживших Византию Османов и одновременно союзник и главное орудие США в регионе. Армянская дипломатия, как наиболее антитурецкая, активно действует в направлении установления связей с "духовно близкими народами". Рассказывают забавные случаи, когда армяне созывали конференции поствизантийских народов и сами (будучи монофизитами) сочиняли резолюции в поддержку "православного братства". Намечается военное сближение с Сирией, Грецией, Кипром, отчасти — Болгарией. Тем же, хоть и менее интенсивно занимается Россия сегодня. Завтра же она может значительно активизировать эту деятельность, апеллируя к общему историческому прошлому и одинаково не устраивающему всех потенциальных участников влиянию США и Турции на регион. Как только Россия явственно возьмется за патронаж этого проекта, многие из его потенциальных участников заинтересуются им всерьез. В чем его отличия от простого возрождения СССР? Этот проект более тонок, менее явно направлен против США, а значит те приложат меньше усилий по его нейтрализации. Он вызовет меньше беспокойства и у политических элит "независимых государств", которые получат возможность сохранять независимость, при этом пользуясь всеми преимуществами русского протектората.

Мы не беремся сейчас оценивать сравнительные достоинства и перспективы реализации трех указанных нами проектов российских действий в Закавказье. Ясно одно — при любом сценарии — зазеркалье, прежде всего — зазеркалье информационное, должно исчезнуть. России пора честно информировать себя и других о том, что происходит в регионе на самом деле. Иначе может быть слишком поздно и мы узнаем о происходящем только тогда, когда в подковерной борьбе нас положат на лопатки.