Информационное письмо заместителю прокурора г. Москвы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Информационное письмо заместителю прокурора г. Москвы



Автор:
РОД, «Русский Образ»



Опубликовано:
Дата публикации:
20 декабря  2010






Предмет:
Этническая преступность
О тексте:
Переработанный и исправленный вариант того документа, что выкладывался в пятницу.

Предыстория его такова.

Представители «Русского Образа» время от времени участвуют в работе Московской Общественной палаты; на последнее заседание Московской ОП пришел заместитель прокурора г. Москвы с тем, чтобы поговорить о прошедших событиях. Он выразил недоумение по поводу того, что москвичи обвиняют органы милиции и прокуратуры в потворстве этническому криминалу, в том, что к «этническим» преступникам правоохранители якобы подходят намного мягче, чем к русским.

Координатор РО Алексей Михайлов ответил, что такое впечатление складывается уже несколько лет на основе многих «громких» уголовных дел.

Зампрокурора удивился и попросил объяснить ему, о чем идет речь, а еще лучше, изложить на бумаге.

РО обратился к РОДу за помощью в составлении такого информационного письма. В пятницу первый вариант письма отправился в Московскую ОП; переработанный вариант, который вы читаете ниже, в ближайшие дни будет передан зампрокурора, по возможности, на личном приеме.


Уважаемый господин прокурор!

В связи с прошедшими в течение 11-18 декабря в Москве массовыми акциями протеста против разгула этнической преступности и потворства ей со стороны правоохранительных органов, по Вашей просьбе сообщаем наше мнение о причинах происшедшего.

В последние годы как среди политически активных жителей Москвы, особенно молодежи, так и в обществе в целом сложилось убеждение, что правоохранительные органы потворствуют этнической преступности. Основой для этого убеждения стали несколько «громких» и общественно значимых преступлений, расследование (или нерасследование) которых освещалось в прессе.

Назовем некоторые из них в хронологическом порядке.

  • 29 декабря 2006 года был зарезан кавказцем на улице 18-летний Павел Рязанцев. Имеются основания подозревать конфликт на межнациональной почве. Убийство получило определенный резонанс, особенно в среде политически активной молодежи; однако никаких сведений о ходе расследования или о суде над убийцей в СМИ не было и нет. Можно предположить, что расследование убийства было попросту «спущено на тормозах».
    В обществе, особенно среди политизированной молодежи, начало складываться мнение, что к расследованию убийств, совершаемых представителями этнических меньшинств на межнациональной почве, правоохранительные органы относятся халатно.
  • В ночь с 28 на 29 апреля 2007 года в кафе «Пироги» был убит несколькими выстрелами в упор из травматического пистолета 24-летний Евгений Кузнецов; еще один человек, друг Кузнецова, получил тяжелую черепно-мозговую травму. Поводом для нападения и убийства стало то, что молодой человек взял стул из-за столика, за которым отдыхали трое ингушей. Евгений Кузнецов (Лотос) был футбольным болельщиком, фанатом ФК «Локомотив»; его убийство вызвало заметный резонанс в молодежной «околофутбольной» среде. Никаких сведений о ходе расследования или о суде над убийцей в СМИ не было и нет. Можно предположить, что и в этом случае убийство одного человека и тяжкие телесные повреждения, нанесенные другому, фактически не расследовались.
    Мнение, что правоохранительные органы фактически не расследуют убийства русских, совершаемые нерусскими, укрепилось; теперь его начали разделять и футбольные болельщики.
  • В ночь с 30 сентября на 1 октября 2008 года была изнасилована и жестоко убита в нескольких метрах от своего дома 15-летняя Анна Бешнова. Согласно показаниям очевидцев, убийцей был гастарбайтер (как выяснилось впоследствии, узбек). Зверское преступление над несовершеннолетней девочкой получило большой общественный резонанс. Однако никаких сведений о ходе расследования общественность не получала до тех пор, пока 12 октября 2008 года на месте убийства не был проведен массовый народный сход жителей района. Вскоре после этого убийца был задержан — как сообщила пресса, благодаря сотовому телефону убитой, который он забрал у нее и все эти дни спокойно им пользовался! Таким образом, у общественности сложилось впечатление, что преступника можно было бы схватить немедленно; однако правоохранительные органы не вели его поиски, пока общественное давление не заставило их заняться своим прямым делом.
    Зверское убийство юной русской девушки, широко освещенное в прессе, обратило на себя внимание и взволновало самые широкие слои общества — и в обществе распространилось мнение, что при расследовании подобных преступлений милиция и следственные органы попросту не желают работать, пока на них не «надавят».
  • Осенью 2009 года состоялся суд над бандой т. н. «Черных ястребов» — азербайджанцев, которые 6 марта 2008 года напали в метро на двух русских, 16-летнего Павла Новицкого и 19-летнего Федора Маркова, нанесли им ножевые и пулевые ранения, выкрикивая при этом ксенофобные антирусские лозунги. Громкое преступление и суд по этому делу вызвали большой общественный резонанс. Отрадно, что в этот раз дело о насилии над русскими на почве межнациональной ненависти дошло до суда; однако фабула обвинения была составлена таким образом, чтобы максимально облегчить наказание обвиняемым (см. прилагаемый юридический комментарий). Кроме того, не была проведена проверка их причастности к другим аналогичным преступлениям, хотя многие косвенные данные позволяли заключить, что это преступление было для «Черных ястребов» не единственным.
    Общество укрепилось во мнении, что, даже если нерусских преступников, совершающих насилие над русскими, задерживают, и дело доходит до суда — следственные органы ведут дело так, чтобы максимально облегчить участь преступников.
  • 10 июля 2010 года группой чеченцев был зарезан 23-летний Юрий Волков. Еще один человек, друг Волкова, получил серьезные ранения. Преступники были задержаны на месте преступления, однако дальнейшие действия милиции были явно направлены на «развал» уголовного дела: двое из троих задержанных (в том числе убийца) были отпущены на свободу и скрылись. Убитый Волков работал на телевидении и был футбольным болельщиком: его смерть вызвала массовый резонанс как в среде «околофутбольной» молодежи, так и в среде масс-медиа. Однако, несмотря на широкое освещение этого дела в прессе и массовые мирные акции протеста, преступники и сейчас остаются на свободе. Имена сотрудников милиции, отпустивших их на свободу, неизвестны общественности; по всей видимости, никто из них не понес наказания.
    Широкая общественность, и прежде всего молодежь, не могла не сделать из этого вывод, что правоохранительные органы не просто халатно относятся к расследованиям «межнациональных» преступлений, но и активно помогают преступникам избежать наказания.
  • 29 ноября 2010 года на территории Российского Университета Дружбы Народов группой чеченцев был забит насмерть студент-медик, член студсовета РГМУ им. Пирогова Михаил Антончик, и избиты трое его друзей. По словам очевидцев, кавказцы набросились на Михаила в ответ на попытку пригласить их на день рождения. Несмотря на дерзость преступления и наличие свидетелей, до сих пор (более двух недель спустя) не определены подозреваемые; по словам родственников Михаила, цитируемым в СМИ, «вместо поиска убийц следствие выясняет, не был ли Миша русским националистом или футбольным фанатом».
  • 6 декабря 2010 года группой кавказцев был убит выстрелом в упор из травматического пистолета 28-летний Егор Свиридов. Убийцы были задержаны на месте преступления — однако затем все, кроме одного, отпущены на свободу. В результате двое из них скрылись. Имена сотрудников милиции, которые отпустили преступников, неизвестны общественности; по всей видимости, эти люди не понесли никакого наказания.
  • 10 декабря 2010 года в московском метрополитене был зарезан 19-летний Павел Казаков. По словам очевидцев, его убили двое кавказцев за то, что он сделал им замечание по поводу вызывающего поведения. Несмотря на то, что это преступление произошло уже в период нарастающих народных волнений и способствовало дальнейшему нагнетанию напряжения, оно не было поставлено ГУВД под особый контроль (в отличие от уличного убийства киргиза Алишера Шамшиева, происшедшего 12 декабря). Более того: в течение 10-12 декабря руководитель пресс-службы ГУВД Москвы официально отрицал сам факт такого преступления, называя информацию о нем «вбросами и провокацией».

Дальнейшие события вам известны.

Заметим, что мы описываем лишь громкие преступления, произошедшие в последние годы в Москве, и то далеко не все (например, остались за кадром взрывы в метро 29 марта 2010 года, нераскрытое убийство священника Даниила Сысоева и многие другие).

Таким образом, мы можем заключить, что дурное мнение общества о работе правоохранительных органов по борьбе с этнической преступностью складывалось постепенно, на протяжении нескольких лет, и связано с тремя факторами:

  1. Преступления, связанные с деятельностью этнокриминальной среды, зачастую расследуются халатно. Встречаются случаи, когда сотрудники милиции сознательно «разваливают» следствие, предоставляя подозреваемым возможность скрыться. Даже если подобное дело все-таки доходит до суда (как в случае «Черных ястребов»), обвинение формулируется максимально мягко для преступников.
  2. Сотрудники милиции, виновные в халатности при расследовании или в «развале» уголовных дел, не несут никакого наказания, имена их не оглашаются.
  3. Отсутствуют механизмы гражданского контроля над расследованием общественно-значимых дел, практически не ведется освещение расследований в прессе.

Из этого ясно, что может предпринять, со своей стороны, прокуратура г. Москвы для предотвращения народных волнений и установления нормальных рабочих отношений с институтами гражданского общества.

С уважением