Республика Фиуме

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Республика Фиуме[1] с 12 сентября 1919 г. или Итальянское регентство Карнаро (итал. Reggenza italiana del Carnaro)[2] с 8 сентября 1920 года — самопровозглашённое, непризнанное синдикалистское государство в городе Фиуме (сейчас город Риека в Хорватии), существовавшее 16 месяцев под предводительством поэта Габриэле Д`Аннунцио. Республика (регентство) прекратила существование 31 декабря 1920 г.

Территория Фиуме до ноября 1920 г. — оранжевая; присоединённая к Фиуме по Рапалльскому договору — жёлтая
Раздел Фиуме 1924 г., до раздела — белая линия

Cо 2 января 1921 г. — «Свободное государство Фиуме»,[3] с 24 апреля 1921 г. — «Свободное государство Фиуме-Риека», 27 января 1924 г. по Римскому договору[4] разделено между Италией (Фиуме) и Югославией (часть Сусак и север), 22 февраля 1924 г. Фиуме входит в состав королевства Италия.

История Республики Фиуме[править]

Возникновение конфликта[править]

Риека сегодня (Хорватия)

Распад Австро-Венгерской империи, после поражения в Первой мировой войне привёл к раздору в городах Италии и будущей Югославии. Путаница усугублялась тем, что Лондонский договор, подписанный между Италией и державами Антанты не предусматривал присоединения Фиуме к Италии, так как город предполагали оставить единственным портом в Австро-Венгерской империи, последующий распад которой в 1915 году ещё не могли предположить. На момент последней переписи населения, жителями города были в основном итальянцы, а также в значительной степени меньше: венгры, хорваты, словенци и т. д. (в 1910 году для 48,6 % жителей — итальянский являлся родным языком, к 1918 году общая численность национальных меньшинств уменьшилась: теперь 62,4 % говорят на итальянском, а 37,6 % — на других языках).

После краткой итальянской оккупации, город заняли международные англо-франко-американские части (ноябрь 1918 г.). «Вопрос о Фиуме» был обсуждён на мирной конференции в Париже в январе 1919 г.[5] В результате сложных политических интриг союзники решают передать Фиуме новорожденному Королевству сербов, хорватов и словенцев.

Летом 1919 года Джованни Ост-Вентури (Нино),[6] член итальянского национального совета Фиуме, разрабатывает план парамилитарной акции для присоединения города к Италии.[7]

Марш на Ронки[править]

Портрет Д’Аннунцио в униформе ардити

В августе 1919 года конфронтация между итальянскими войсками, населением и частями союзников во Фиуме достигла предела. Происходили уличные бои, были убитые и раненые. Итальянское правительство отозвало расквартированную в городе бригаду гренадеров. Вместо того чтобы, повинуясь приказу, вернуться в Рим, гренадеры остановились в Ронки,[8] местечке в 15 километрах от Фиуме.

В Ронки группа офицеров Первого батальона — лейтенанты Риккардо Фрассетто и Рускони и пятеро младших лейтенантов — поклялись клятвой вернуться в город и присоединить Фиуме к Италии. Они направили послания нескольким видным политическим деятелям (в том числе и Муссолини) с просьбой возглавить их, но все уклонились. Тогда офицеры обратились к Д’Аннунцио с призывом стать их вождём. Младший лейтенант Клаудио Гранжаке 5 сентября вручил обращение поэту.[9]

Comandante in Car.png

10-го Д`Аннунцио вместе с приехавшими за ним лейтенантом Фрассетто, присоединившимся к ним лётчиком Гвидо Келлером, и верным, служивший ему всю войну ординарцем Итало Россиньоли, надев белоснежный мундир подполковника Новарских копейщиков, рано утром на красном кабриолете «Фиат-4», усыпанным лепестками роз, выехал в Ронки. В ожидании грузовиков, которые собирался угнать из военной части Келлер, Д’Аннунцио пришлось заночевать. На следующий день в Кастельнуово к ним присоединились четыре бронеавтомобиля со стрелками. В Ронки их уже поджидал отряд из 196 гренадеров.

В пути участники марша встретились с заграждением. Это был отряд ардити, которому генерал Дзоппи приказал любой ценой остановить экспедицию. Но командир отряда полковник Репетто присоединился к мятежникам.

По дороге колонна из 40 грузовиков обрастала всё новыми сторонниками.

В километре от границы генерал Питталуга, командующий военным гарнизоном Фиуме, командированный туда в ожидании решений мирной конференции в Париже, остановил Д’Аннунцио, собираясь арестовать его. Поэт, вспомнив, как Наполеон, бежавший с Эльбы, распахнул шинель и сказал остановившему его генералу: «Вы узнаете меня? Стреляйте!», — продемонстрировал грудь, покрытую наградами, и предложил целить в неё. Смущённый Питталуга, пожав ему руку, отступил. На самой границе другой генерал — Ферреро смущенно и мягко тоже предложил ему вернуться. Но бронемашина в щепки разнесла пограничный шлагбаум и вся колонна последовала дальше.

Так, без единого выстрела, в 11.45 12 сентября 1919 года отряд (состоявший уже из двух с половиной тысяч бойцов) во главе с Д’Аннунцио вошел в Фиуме, восторженно приветствуемый народом. Этот день поэт назвал Днём Святого Входа и отмечал до конца жизни.[10]


В октябре 1922 г. Муссолини осуществит римейк под названием «Марш на Рим»

Команда Фиуме[править]

В городе на Адриатике возникла «Командо ди Фиуме», которую в качестве Команданте возглавил Поэт-воин. Другими его членами стали Евгений Козельски как приват-секретарь, близко стоящий к футуристам, лётчик Гвидо Келлер в качестве акцион-секретаря, Джованни Джуриати как премьер-министр, полковник Марио Сани как военный министр, майор Карло Райна как начальник штаба и Орацио Педрацци как министр печати и пропаганды.[11] Премьер министр Италии Нити передал командование над итальянскими войсками в регионе генералу Бадольо. Союзные части, находящиеся в Фиуме уходили, а когда генерал Казанова решил вывести военные корабли во главе с броненосцем «Данте» из гавани, то д’Аннунцио без лишних церемоний арестовал его. Чуть позже в Фиуме возник итальянский национальный совет, чьи постановления требовали одобрения Команданте.[7]

Бесконечный карнавал[править]

Italiani di Fiume.png

В Городе Огня, следуя целиком к своей склонности театральным постановкам, Габриэле д’Аннунцио превратил политику в эстетический спектакль «У ардити. К вечеру. Настоящий огонь. Речь, жадные лица — раса, вышедшая из огня. Хоры — открытые звонкие губы — цветы лавры. Выход. Кинжалы блестят зажатые в кулаках. Величие, целиком римское по духу. Все кинжалы вверх. Возгласы. Воодушевленная поступь когорт. Мясо, изжаренное на огне на дровах. Вспыхивающее пламя обжигает лицо — горячечный бред мужества. Рим — цель». Команданте и его легионеры разрабатывали ритуалы фашизма.[7]

Жизнь в Фиуме превратилась в череду бесчисленных празднеств с наркотиками и алкоголем, которыми город снабжал «Красный крест». В течение нескольких недель легионеры растратили всю городскую казну на праздники и марши. Обострялся конфликт между умеренными и между революционерами, возглавляемыми Келлером. Келлер хотел мобилизовать отчаянные элементы против существующего порядка и призывал к тому, чтобы отправить в Фиуме в качестве подкрепления не представляющих опасности обитателей сумасшедших домов. В городе царили хаос и преступность, и все ожидали от д’Аннунцио установления нового порядка. К тому же Италия погрузилась в экономический кризис и была охвачена общественными беспорядками, напоминавшими гражданскую войну.

В конце ноября 1919 года Команданте был уже готов к сдаче и хотел уйти в случае, если итальянское правительство со своей стороны заявит об аннексии Фиуме. Предложение Нитти оккупировать город итальянскими войсками и присоединить его к Италии в обмен на уход легионеров было принято национальным советом. Женщины Фиуме и легионеры отвергли этот план, и, в конце концов, колеблющийся д’Аннунцио встал на их сторону и аннулировал результаты проведенного по предложению Нитти референдума. Радикалы Келлера образовали комитет общественной безопасности, и Джуриати ушёл с поста премьер-министра. Шло бегство из города ранее умеренно националистически настроенных легионеров, и дело дошло до митингов против власти Команданте.[12]

Регентство Фиуме[править]

Провозглашение Регентства Карнаро

В этой ситуации в декабре 1919 года посланец национал-синдикалистов, стоявших на позициях левого фашизма, Альцесте де Амбрис прибыл в Фиуме. Де Амбрис намеревался обратить легионеров на свою сторону в качестве союзников против Муссолини, распространить из Фиуме революционный процесс на всю Италию и стать новым премьер-министром в правительстве д’Аннунцио. Так как Муссолини всю больше склонялся вправо, де Амбрис предупреждал, что фашизм может выродиться в орудие в руках буржуазии, направленное против революции. Он требовал от Команданте, что последний акт драмы Фиуме должен быть сыгран в Риме. В январе 1920 он заявил о своей готовности вместе с легионерами и революционерами из числа леваков выступить походом на правых на Рим, но союз с социалистами не осуществился. Также не удалось установить прямых контактов с Советским правительством в Москве. Результатом нового альянса с национал-синдикалистами стало провозглашение Carta del Carnero — Конституции Фиуме. Габриэле д’Аннунцио был провозглашен регентом Фиуме, а Альцесте де Амбрис — премьер-министром. Конституция должна была стать образцом для будущей национал-синдикалистской Италии: «Фиуме это самый дальний пост, это самая отдаленная скала итальянской культуры… Из Фиуме дух итальянской нации освещал и освещает берега и острова…». Достойно упомянуть то, что из крупных итальянских газет текст документа не был выслан лишь в газету Муссолини «Пополо д’Италия».[12]

Анархо-коммунизм[править]

Зимой возникли проблемы.

Нитти фактически объявил блокаду и разрешил пропускать к осаждённым только самое необходимое для жизни. Был запрещён даже въезд машин Красного Креста. Хлеб исчез. Продовольствие выдавали по карточкам, его распределение было плохо организовано, рабочие бастовали. Команданте выступал с речами в социалистическом духе, стараясь убедить хозяев улучшить условия труда рабочих.

Но в городе всё равно было весело.

Блокада вдохновила Д’Аннунцио на дерзкую мысль — поскольку море было свободно и в Фиуме постоянно прибывали новые силы (самого же местного населения в Регентстве было не так много, — около 45 тыс. жителей), в том числе эскадрильи и корабли, он дал разрешение (и благословение) грабить проходящие в заливе суда. Лётчики вроде Гвидо Келлера превратились в летающих воров.

Город жил практически без денег, наступил своего рода анархо-коммунизм. Магазины закрылись, всё добытое и награбленное распределялось между солдатами и жителями. Часто солдатам приходилось заимствовать висящее на веревках белье, но жители не обижались — не ходить же защитникам свободы в рванье.[10]

Кроме лётчиков, слетевшихся со всей Италии, в Фиуме прибыл ряд видных коммунистов и анархистов, таких как Антонио Грамши, Никола Бомбаччи, Эррико Малатеста,[13] Анна Кулишофф (Анна Моисеевна Розенштейн) и др.[5]

Официальный бюллетень Регенства Карнаро 26 декабря 1920 г. об ожесточённых боях и расстреле дредноутом «Андреа Дориа» граждан Фиуме[14]

Падение Регентства[править]

12 ноября 1920 года Италия подписывает в Рапалло договор, по которым почти вся Далмация, отходит к Королевству сербов, хорватов и словенцев. Фиуме-Риека признавалась обеими сторонами независимым государством. Кольцо войск, окружающее город, начинает сжиматься, рейд блокируют правительственные крейсеры.

В качестве протеста против договора Келлер совершил рискованный вылет на самолете и сбросил на здание парламента в Риме ночной горшок, наполненный репой. Муссолини признал, что Италия не была в состоянии вести новую войну, и отказал легионерам в запрашиваемой помощи. В Рождественский сочельник началось наступление правительственных войск на город.

На последнем заседании 26 декабря Д’Аннунцио объявил Совету об отставке — своей и правительства.

31 декабря военный министр Фиуме Хост-Вентури и генерал Феррарио подписали пакт о сдаче города.

4 января 1921 года началась эвакуация легионеров. Команданте напутствовал их, обещая продолжать борьбу уже в Италии.

12 января город покинули и корабли, остались лишь Д’Аннунцио и несколько офицеров. На прощальном ужине Команданте сказал своим сторонникам: «Товарищи, я клянусь вам, что я намеревался умереть. Я подготовил свою душу к этому, и внутри меня эта жертва совершилась. Но после братоубийственного обстрела я понял, что Италия этого не стоит».

18 января Команданте произнес с трибуны свою последнюю речь, прощаясь с жителями. Она завершилась словами: «Да здравствует любовь! Алал!» В тот же день вместе с лейтенантом Басси, младшим лейтенантом Тонна и с теми же верными ординарцем Россиньоли и шофером Джакомо Бассо, с которыми он приехал, Д’Аннунцио покинул Фиуме в сопровождении нескольких грузовиков с документами и личными вещами.[10] Одно из первых в мире государств под руководством поэта заканчивает свое существование.

Свободный город Фиуме[править]

Граница между итальянским Фиуме и югославским пригородом Сусак — мост через реку Eneo

Закончилось «Регентство», но не история самого «свободного государства».

Существование Фиуме как независимой территориальной единицы итальянское государство явно не устраивало. В апреле 1923 года в Турине генерал Векки произнес речь, которая содержала требование о включении югославянской Далмации в состав Италии. А уже в сентябре 1923 года в городе был спровоцирован мятеж, возглавленный местными фашистами. Итальянское правительство сразу же, под предлогом защиты мирных жителей, высадило в городе итальянский десант. 27 января 1924 года в Риме был подписан итало-югославский так называемый договор «О дружбе», по которому Фиуме отходил к Италии. По условиям договора Италия аннексировала территорию города Фиуме, тогда как к Югославии отошёл г. Сусак и северные территории. Формальная аннексия Фиуме Италией произошла 16 марта 1924 года. Граница между странами прошла по реке Речица (итал. Eneo). Таким образом, Римский договор отменил действие Рапалльского договора.

Правительство республики Фиуме не признало договора и продолжало существовать в изгнании, несмотря на то что международная Лига Наций раздел 7 апреля 1924 года признала законным. В 1945 году Фиуме была взята югославскими войсками и в 1947 году официально присоединена к СФРЮ (переименована в Риеку); бо́льшая часть итальянского населения покинула город.

Оценка современников[править]

Ленин первоначально[15] заявил, что Д’Аннунцио, благодаря его репутации и личности, был единственным, кто сможет быть в состоянии поддерживать революцию пролетария на полуострове, непризнанная Советская Россия была единственной государством признавшем «Республику Фиуме»,[5] хотя непосредственные отношения установлены не были.

Позднее, в ходе обострения отношений с «рабочей оппозицией», большевики осознали, что «Хартия Карнаро» представляет для них большую идеологическую опасность, и стали трактовать события в Фиуме, как балаган и карнавал, устроенный богемой и аристократами. Острее всех охарактеризовал событие Маяковский:[16] «Фазан красив, ума ни унции. Фиуме спьяну взял Д’Аннунцио».

Государственная атрибутика[править]

Флаг Регентства Карнаро

Государства без гимна и флага не бывает, композитору Паскуале ла Ротелла был заказан гимн Фиуме. Он выступал во Фиуме с благотворительным концертом в пользу детей города, за что был удостоен золотой медали Фиуме. Музыкант принялся за работу, вдохновленный обещанием Д’Аннунцио написать слова. Гимн был исполнен с огромным успехом 8 августа 1920 г.,[17] но так и остался без слов.

Д’Аннунцио сам рисовал эскизы флага и герба крошечного государства и 12 сентября 1920 г. в годовщину «марша на Ронки» над площадью Данте взвилось новое пурпурное знамя. На нем в золотом круге уробора (кусающего себя за хвост змея, символа вечности) красовалось серебряное созвездие Большой Медведицы. В нем была заключена надпись «Quis contra nos» — вторая часть изречения «Если Бог с нами, кто против нас».

Stamp Fiume 1920 25c Annunzio.jpg

Одновременно были выпущены почтовые марки номиналом в 5, 10, 20 и 25 чентезимо. На самой дорогой марке изображен Команданте, его лицо как будто написано не с натуры, а с изваяния. Рядом написано: «Hic manebimus optime» («Нам лучше остаться здесь» — слова легендарного легионера в осажденном галлами Риме, когда сенаторы предложили бежать).

Фиуме не нужна была конституция, так как правитель заявлял о присоединении к Италии, следовательно, жить надо было по итальянским законам. Но Д’Аннунцио вместе с Альцесте де Амбрисом разработал свою конституцию как образец для всего мира, давая понять, что именно Фиуме является лабораторией, где рождается будущее человечества.­

12 августа в театре Фиуме, после того как Де Амбрис произнес краткую вступительную речь, Д’Аннунцио торжественно заявил о рождении «Свободного государства Фиуме, или Регентства Карнарского», для которого уже написана конституция. 27 августа Д’Аннунцио представил Национальному совету и мэрии небольшой томик с текстом конституции, так называемую «Хартию Карнаро» (итал. «Carta di Carnaro»).[18][19]

Конституция Фиуме[править]

Caratcarnaro.gif
Текст Конституции (итал.)

Государственное управление[править]

Согласно принципу Монтескье о разделении властей, конституция Карнаро предусматривала независимость законодательной, исполнительной и судебной власти. Эта власть основывается на коммунах, регионах и корпорациях.

Если коммуна — это федерация семей, регион — это федерация коммун, корпорация — это федерация рабочих, объединенных профессий. Корпорация не является организацией оппозиционно настроенных против государства рабочих, постоянно требующих все больших уступок. Она интегрирована в социальное тело, составляя одну из важнейших его частей, она — «юридическое правомочное лицо, пользующееся полным признанием государства; она получает полную автономию, самоуправление, выборы своих представителей и директоров, она защищает интересы своих членов и заботится об их благосостоянии». Она составляет, в сущности, маленькую республику внутри большой. Или, если угодно, живой организм, выполняющий свою определенную функцию внутри социума. Параграф 9 признает преобладание прав рабочих над правами собственников. Но, в отличие от коммунистов, государство Карнаро не отнимает собственность, не берёт на себя роль арбитра и распорядителя.

Конституция вообще сводит роль государства к минимуму. И ограничивает даже власть Команданте. Он обладает всей полнотой власти только в случае военной опасности. После окончания срока полномочий «он может быть заменен другим, смещен или изгнан».

Попытка создания подобного государства была задушена в самом начале. Она не устраивала ни капиталистов, ни коммунистов.[10]

Корпорации[править]

Фиумская конституция являлась первой попыткой установить корпоративное государство на практике.

Каждый в зависимости от рода занятий должен быть членом одной из десяти корпораций. Каждая из корпораций имеет номер и представляет собой определенный класс общества.

  • первая — наёмные рабочие, крестьяне и мелкие ремесленники;
  • вторая — управленцы и технические специалисты;
  • третья — финансовые служащие;
  • четвертая — собственники и хозяева предприятий;
  • пятая — коммунальные работники;
  • шестая представляет интеллигенцию: учителей, людей искусства и студентов;
  • седьмую составляют лица либеральных профессий;
  • восьмая включает в себя работников кооперативов;
  • девятая — моряков.

Самая интересная — десятая корпорация, не имеющая официального названия, в которой состоят «загадочные силы прогресса и приключений», люди будущего, эдакая элита, — как «Арманен Орден» Гвидо фон Листа.

Система корпораций затрагивает практически все ветки власти: они формируют одну из палат парламента, избирают определенные министерские должности, суды, призванные рассматривать трудовые конфликты, представляющие все корпорации, кроме десятой, обеспечивая таким образом, по мнению авторов, гармоничное функционирование общества.

Каждая корпорация обладала политическими правами. Она избирала своих консулов и выражала свою волю на собраниях. Самоуправление было гарантировано автономией в заключении договоров, установлении предписаний и обычного права, к тому же происходило самофинансирование через обложение членов налогами. Корпорация представляла интересы своих членов и должна была способствовать росту их авторитета. Наряду с взаимопомощью и заботой о больных и инвалидах им вменялись в обязанность также и социальные функции. Каждая корпорация должна была из своих рядов избирать депутата в Совет уполномоченных.[7]

Законодательная власть[править]

Парламент состоял из двух палат: Совета лучших (итал. Consiglio degli Ottimi) и Совета корпораций (итал. Consiglio dei Provvisori). Первые избирались всеобщим тайным голосованием на десять лет по квоте: один сенатор на тысячу жителей. Совета лучших должен собираться раз в году на короткое заседание и принимать законы и декреты в отношении уголовного и гражданского кодексов, полиции, обороны, среднего образования, искусства и отношения коммун с государством, назначать министров обороны и МВД-юстиции. Вторая палата, совет «Provvisori» должен был состоять из 60 делегатов и пропорционально представлять все корпорации (за исключением десятой) в более-менее равной пропорции, и также как и сенат иметь строго определенные полномочия, находящиеся в рамках управления экономикой, и трудовыми отношениями, назначать министров экономики и труда. Раз в году обе палаты заседали совместно, образуя Великий национальный совет (итал. Arengo del Carnaro), который занимается внешними отношениями и финансовой политикой, высшим образованием и конституционными реформами.

Исполнительная власть[править]

Совместное заседание («Arengo») также назначало семь министров — ретторов (rettori):

  • Иностранных дел.
  • Финансов.
  • Образования.
  • Полиции и правосудия.
  • Обороны.
  • Народного хозяйства.
  • Труда,

причём министр иностранных дел является также премьер-министром.

Все 7 министров избирались на один год.

Реттора по внешней политике как primus inter pares, также как реттора по финансам и реттора по образованию избирали обе палаты Национального совета, в то время как Совет лучших избирал ретторов по внутренней политике, праву и обороне, а Совет корпораций — ретторов народного хозяйства и труда.[7]

Раз в семь лет «Arengo» собирается на специальное заседание — обсуждать конституционные реформы, хотя они могут быть приняты в любое время, если так пожелает треть граждан.

Судебная власть[править]

Судебная власть относилась к компетенциям:

  • Верховный суд (Corte della Ragione, буквально «Суд Разума»).
  • Коммунальный суд (Buoni Uomini, буквально «Хорошие люди»).
  • Суд по трудовым спорам (Giudici della Lavoro).
  • Гражданский суд (Giudici Togati, буквально «Судьи в тогах»).
  • Уголовный суд (Giudici della Maleficio).[20]

Коммуны[править]

Коммуны обладали значительной автономией. Они заведуют начальным образованием, назначают коммунальных судей и полицию, собирают налоги, проводят в жизнь законы, и вообще ведают всеми делами, вне компетенции местных отделений законодательной, исполнительной и судовой власти. Коммуны также могут принимать местные законы, утверждаемые провинцией, и заключать между собой договоры, с одобрения центральных властей.

Армия[править]

Вооружённые силы носят милиционный характер, и в мирное время не существует регулярной армии, но проходят регулярные учения. Служить обязаны все: мужчины в войсках, а женщины работать в больницах и на заводах.

Команданте[править]

Но вся эта система сдержек и противовесов теряет всякое значение, если национальный совет решит назначить Команданте (итал. Comandante). Эта должность напоминает диктатора Римской республики. Когда государство находится в опасности, одному человеку предоставляется вся полнота власти: законодательной, исполнительной и военной. «Arengo» определяет срок, на который назначается диктатор, «не забывая, что в Римской республике диктатура длилась шесть месяцев». По окончании срока диктатуры национальный совет может оставить Команданте в должности, назначить другого на его место, или даже наказать. Правда, до тех пор власть диктатора неоспорима.[21]

Права и свободы[править]

Согласно Конституции гражданам гарантировались: «личная свобода» (итал. habeas corpus); бесплатное начальное образование; оплата труда, обеспечивающая достойную жизнь; гражданские права в полном объеме вне зависимости от пола, расы и религиозной принадлежности; прожиточный минимум для безработных. Конституционно закреплялась своеобразная концепция прав собственности: отныне никто не мог претендовать на имущество, если оно не было приобретено непосредственно за счет личных трудовых усилий. Д’Аннунцио выдвинул лозунг «труд без утомления» (итал. fatica senza fatica); он исходил из того, что труд не должен вытеснять радостей жизни, а мистифицированный социалистами феномен «отчуждения» можно победить благодаря внедрению артистизма в саму ткань повседневной работы.

Фундаментальным принципом организации государства была объявлена музыка, поэтому карнавальные шествия не прекращались ни днем, ни ночью. Постулировался приоритет возможно более полной свободы гражданина. Был введён абсолютный запрет на насилие.[22]

Однако, лица, находящиеся вне закона, уклоняющиеся от воинской службы, нерадивые плательщики налогов и тунеядцы не имели никаких политических прав.[7]

Из всех известных правителей Д’Аннунцио был самым милосердным и снисходительным: награды раздавал направо и налево, провинившихся судил по собственному «инстинкту справедливости». Казней не было, самое жестокое наказание — высылка из города. Изгнанники покидали республику со слезами.[23]

Высшее руководство Республики[править]

Команданте (Comandante) — Габриэле Д’Аннунцио.

Секретарь (Segretario d’Azione):

Премьер министры (Capo di Gabinetto):

Секретарь (министр) иностранных дел:

  • бельгийский интернационалист и поэт Леон Кохницки.[26]

«Министр» культуры:

  • маэстро Артуро Тосканини.[27]

Руководитель пропаганды и печати:

  • Орацио Педрацци.(итал. Orazio Pedrazzi).[11]

Заместитель[28] главнокомандующего:[11]

  • олимпийский призёр 1908 года (серебро) по фехтованию генерал Санте Чеккерини.[29]
  • командир местных легионеров в Фиуме капитан Джованни Хост-Вентури (1920).[6]

Начальник штаба:

  • майор Карло Рейна (итал. Carlo Reina); затем:
  • полковник и поэт Марио Сани (итал. Mario Sani).[11]

Командующий морским флотом:

  • герой Первой мировой войны[30] капитан Луиджи Риццо.[31]

Ссылки[править]

  1. it:Impresa di Fiume
  2. it:Reggenza italiana del Carnaro
  3. it:Stato libero di Fiume
  4. it:Trattato di Roma (1924)
  5. а б в ita.anarchopedia. Aspetti libertari dell’impresa di Fiume
  6. а б it:Giovanni Host-Venturi
  7. а б в г д е Рихард Шапке. Габриэле Д’Аннунцио: Поэт И Воин
  8. it:Ronchi dei Legionari
  9. В Италии его чаще называли Поэтом. Д’Аннунцио — единственный, кто удостоился такой чести после Данте.
  10. а б в г Елена Шварц. Крылатый циклоп. Путеводитель по жизни Габриэле Д’Аннунцио
  11. а б в г Leonardo Malatesta. L’Arma dei Carabinieri e l’impresa di Fiume
  12. а б Инфофорум
  13. ru:Малатеста, Эррико
  14. Fiume, l’Istria o la Dalmazia. Bibliografia ragionata
  15. На конгрессе Коминтерна в Москве?
  16. В.Маяковский. Советская азбука. Ф.
  17. В день второй годовщины Д’Аннунцио полета на Вену: it:Volo su Vienna
  18. it:Carta del Carnaro
  19. La Carta del Carnero — Une constituzione scomoda
  20. en:Charter of Carnaro
  21. Итальянское регенство Карнаро: город-государство под властью поэта Д’Аннунцио
  22. Александр Большаков. Государство д’Аннунцио: опыт аристократического анархизма на республиканской почве
  23. Габриэле Д’Аннунцио. // Дистопия
  24. it:Alceste de Ambris
  25. anarchopedia Alceste De Ambris
  26. it:Léon Kochnitzky
  27. ru:Тосканини, Артуро
  28. Номинальный Главнокомандующий — Габриэле Д’Аннунцио
  29. it:Sante Ceccherini
  30. День, когда лейтенантом Риццо был потоплен австро-венгерский дредноут «Сент-Иштван», празднуется в Италии как День флота.
  31. it:Luigi Rizzo