Готфрид Федер

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Кабала процентов»)
Перейти к: навигация, поиск
Готфрид Федер, 1930

Готфрид Федер (нем. Gottfried Feder, * 27 января 1883, Вюрцбург — † 24 сентября 1941, Мурнау-ам-Штаффельзее) — немецкий экономист, политик, основатель «Немецкого союза борьбы с долговым рабством» («Deutschen Kampfbund zur Brechung der Zinsknechtschaft», 1919), один из основателей Немецкой рабочей партииDeutsche Arbeiterpartei») — впоследствии НСДАП,[1] и органической урбанистики.[2]

Фундаментальной основой современного мирового могущества транснациональной олигархии является обретение ею, в ходе долгой и упорной борьбы, права производить международные деньги и давать их в долг под проценты.

Если по какой-то причине она утратит это право, её безграничной власти придёт конец.


Готфрид Федер

Биография[править]

Сын государственного служащего Ханса Федера и Матильды Федер (урождённой Луц). После обучения в школе в Ансбахе и Мюнхене он изучал инженерное дело в Берлине и Цюрихе (Швейцария).

С 1905 года, дипломированный инженер-строитель, в 1908 году стал партнёром в строительной компании в Мюнхене,[3] которая впоследствии была особенно активна в Болгарии, где он построил ряд официальных зданий.[4] В 1918 году построил одно из первых в мире железобетонных речных судов.[3]

Слом кабалы процентов и DAP[править]

Увлекался политэкономией. К концу 1-й мировой войны пришел к убеждению, что ответственными за экономический крах Германии являются финансовые и промышленные круги. Федер выступал за сохранение капитализма, прежде всего производственного сектора — заводов, шахт, машиностроения, но в то же время выступал с идеей «преимуществ обязательного общественного труда».

В 1917 г. основал «Немецкий боевой союз для уничтожения процентного рабства».[5] Безуспешно пытался заинтересовать своими идеями Курта Эйснера, коммунистического лидера Баварской революции 1918 [6] и народного депутата (министра) финансов (нем. Volksbeauftragter für Finanzen) республики — Сильвио Гезеля.[7]

Федер становится членом Общества Туле и совладельцем издательства Франца Эгера, выпускающего газету и прокламации общества, выступающего против баварских большевиков. Будучи совладельцем издательства Федер поддерживал контакты с бароном Францем фон Файлитцем (нем. Franz von Feilitzch),[8] членом Общества Туле, а в особенности с Максом Аманном, который от поста директора издательства Эгера вскоре перешёл к должности генерального директора издательства национал-социалистической партии; с доктором Гутберлетом (нем. Wilhelm Gutberlet) и с Гойсом (нем. Theodor Heuss), также принадлежавшим к обществу.[9]

В начале 1919 г. становится одним из первых членов и одним из пяти[10] основателей Немецкой рабочей партии (нем. Deutschen Arbeiterpartei, DAP). Партбилет № 531.[11] В 1919 г. Федер публикует свой основной труд «Brechung dеr Zinsknechtschaft» — Манифест слома кабалы процентов.

В мае 1919 г. Федер разрабатывает «Программу Немецкой рабочей партии». Основные пункты ее заключаются в следующем:

  • суверенные права собственности на землю сохраняются за государством,
  • запрет частной продажи земельных участков,
  • замена римского права немецким народным правом,
  • национализация банков и уничтожение «вечного процента» путем постепенной амортизации капитала.

Отношение к евреям в партии ещё относительно мягкое; они не могут больше становиться судьями, учителями и вождями германского народа, но могут посылать своих представителей в парламент соответственно цифре еврейского населения. Это — программа на будущее. Что касается требований настоящего момента, то «они укладываются в рамки требований других „левых партий“ и поэтому нет надобности перечислять их здесь». Так буквально говорится в «Фёлькишер Беобахтер» (тогда газета называлась еще «Мюнхенер Беобахтер») от 31 мая 1919 г.[12]

Федер и Гитлер[править]

Решающее значение для карьеры Гитлера имели военно-политические курсы, на которые он записался. На этих курсах он в июне 1919 г. впервые услышал лекцию Готфрида Федера и пришел от неё в восторг. Разграничение между «продуктивным-созидательным» (нем. schaffende) и «спекулятивным-паразитическим» (нем. raffende) капиталом, и установка Федера, что борьба должна была вестись не против всего капитала как такового, но лишь против паразитического капитала (преимущественно банков),[13] встретили также горячее одобрение начальника Гитлера, майора Хирля.[12]

Экономические идеи Федера, стали одной из причин вступления Гитлера в DAP.[14] Готфрид Федер стал его наставником в области финансов и экономики. Он был вдохновителем оппозиции Гитлера «еврейскому финансовому капитализму».

Федер вместе с Гитлером, А. Дрекслером и Д. Эккартом был автором «Двадцати пяти пунктов» — программы НСДАП, оглашённой на собрании в мюнхенской «Хофбройхаус» 24 февраля 1920 года, а также автором государственной и экономической программы НСДАП («Тридцати девяти пунктов»),[15][16] куда ему удалось включить концепцию обязательного труда (пп. 10—14,16—18). Рассматривал национал-социалистическое движение как противоположность современному «капитализму и его марксистским сателлитам».

В партийной организации Федер становится редактором «Национал-социалистической библиотеки», где собираются и публикуются труды, критиковавшие план Дауэса, масонство, капиталистическую торговлю, еврейскую прессу и др. Одновременно Федер был редактором журналов «Дер Штраймер» («Борец»; Форшхейм), «Ди Фламме» («Пламя»; Нюрнберг), «Хессенхаммер» («Молот Гессена»; Дармштадт). В этот период Федер считался интеллектуальным идеологом нацизма.

Федер и Штрассер[править]

Во время «Пивного путча» 8 ноября 1923 г. Федер вошёл во временное национальное правительство, в качестве министра экономики.[17]

После ареста Гитлера и ряда членов НСДАП 9 ноября 1923 Федер возглавил одну из фракций НСДАП, противостоявшую другой группе во главе с Г. Штрассером. Фракция Штрассера пыталась предложить свою программу партии вместо программы «25 пунктов» Федера-Гитлера.

В 1924 г. Федер избирается членом Рейхстага.

В 1925‒26 гг. фракция Штрассера предложила свою Бамбергскую программу, в ответ в 1927 г. Федер написал книгу «Программа НСДАП и ее мировоззрение»,[16] включающую уже 39 пунктов, в которой проповедовал агрессивный антикапитализм.

Государственная деятельность[править]

14 октября 1930 г. Федер представляет в Рейхстаг законопроект, предлагающий заморозить все банковские проценты на уровне 4 % годовых, а также предусматривавший экспроприацию собственности банковских и биржевых компаний, руководители которых были евреями. Тогда же Федер заявил в Рейхстаге, что НСДАП планирует создать на Востоке зону мелких крестьянских хозяйств и ликвидировать крупные нерентабельные поместья. Все эти установки Федера были реализованы после прихода к власти НСДАП.

С января 1931 г. становится сотрудником Отдела экономической политики НСДАП, а с июня 1932 руководителем (под)отдела государственной экономики. С этого времени Федер начинает сближаться с Штрассером и его командой.

В 1931 году вместе с Шульце-Наумбургом основывает «Боевой союз немецких архитекторов и инженеров» (нем. Kampfbund deutscher Architekten und Ingenieure).[18]

2 апреля 1932 г. в «Фёлькишер Беобахтер» Федер публикует хозяйственную программу НСДАП, ставшую впоследствии основой для Программы Рейнхардта.

"Предстоящее великое преобразование, заявлял Федер, разумеется, нельзя провести в один день, нельзя также сразу создать работу, но то, «чего можно достигнуть одним ударом, после того как национал-социализм переступит порог политической власти, это немедленное предоставление работы. С этой целью предусмотрено большое количество разного рода работ, о которых в настоящий момент нельзя, да и не следует подробно говорить. Все же можно утверждать, что каждый, кто внимательно занимается этими вопросами, должен был почувствовать и убедиться в том, как серьезно и добросовестно соответствующие отделы имперского руководства национал-социалистической партии заняты разрешением проблемы создания работ. Одним из первых мероприятий явится практическое осуществление идеи трудовой повинности. Без каких бы то ни было трудностей в кратчайший срок по крайней мере 500 тыс. человек могут быть охвачены трудовой повинностью… Вторым мероприятием, которое также может вовлечь в хозяйственный процесс по крайней мере полмиллиона людей, является технически простая налоговая мера: вовлечение квартирного налога в хозяйство таким образом, что до 75 % квартирного налога будут слагаться, если финансовым управлениям будут представлены расписки о произведенных ремонтных работах в собственных домах. Несомненно, во всей Германии на следующий же день раздастся стук молотков, начнется побелка, покрытие крыш, укладка полов и проводка электричества, штукатурка и окраска».[12]

Однако, с приходом к власти Гитлер перестал оказывать активную поддержку Федеру, так как позиция последнего могла осложнить отношения партии с крупным капиталом, концепция сотрудничества с которым была разработана Кругом Кепплера и Рабочей группой Шахта. Яльмар Шахт при этом утверждал Гитлеру, что экономическая модель Федера приведет к краху экономики Германии. Сближение Гитлера с представителями германских олигархов выбило почву из-под ног Федера.

Федер получает относительно незначительную должность, — в июле 1933 он был назначен статс-секретарем Имперского министерства экономики, которое возглавил Курт Шмитт — руководитель крупнейшей страховой компании.

С 1 апреля 1933 г.[19] по 6 декабря 1934 г.[20] Федер одновременно является рейхскомиссаром по вопросам поселений (нем. Reichskommissar für das Siedlungswesen), после увольнения Федера задачи развития поселений будут переданы в Министерство труда.

Опубликовав работу «Борьба против высших финансов», где пытался развивать свою антикапиталистическую программу, и будучи рейхскомиссаром по организации новых поселений, Федер попытался создать поселения фермеров, объединив их вокруг больших городов. Это вызвало протесты как со стороны Германской организации фермеров (если города станут самообеспечиваемыми и «независимым» фермерам сложно будет торговать), так и от представителей крупной тяжёлой промышленности (возникнут сложности при расширении и модернизации производств).

К 1934 г. Федер не только сближается со своими бывшими противниками из социалистического крыла НСДАП, но и вместе с 63 депутатами рейхстага, близких к Штрассеру (Эрнст Граф цу Ревентлов, Франц Штёр, Карл Кауфман, Отто Вагенер,[21] Константин Хирль) составил «антипартийную группу Штрассера — Федера».[22]

С 22 июня 1934 г. — рейхсминистром экономики назначается Ялмар Шахт. 30 июня 1934 г. в «ночь длинных ножей» убиты Штрассер, Юнг, Рём, производятся чистки аппарата, в этот момент Шахт интригой отправляет госсекретаря министерства Федера в отставку.

Последние годы жизни[править]

В ноябре 1934 г. Федер становится почётным профессором в Берлинском техническом университете.

4 декабря 1934 г. идея Федера о замораживании процентных и инвестиционных ставок отчасти была реализована в Законе о распределении прибыли корпораций.

6 декабря 1934 г. Федер был отправлен во временную отставку с поста рейхскомиссара. Преподаёт в университете, с 1936 года — заведующий кафедры урбанистики инженерного факультета Берлинского технического университета.[3]

Впоследствии Федер рассматривал Третий рейх, как «измену революции». Преследованиям не подвергался.

В 1939 году публикует свою основную работу по урбанистике «Новый город» (нем. Die Neue Stadt).

В 1940 году во время разработки плана операции против Англии Федер предложил использовать специальные железобетонные блокгаузы — «военные крокодилы» — на 200 человек, которые можно было сконцентрировать у побережья Англии и переправить на них десант.[23]

Социально-экономическая революция[править]

Смысл кредита[править]

«Задачей народного хозяйства является удовлетворение потребностей населения, нуждающегося в дешёвых и доброкачественных товарах, а не забота о рентабельности заемных капиталов. Капитализм подточил свою основу, подчинив производство и потребление личным интересам владельцев биржевого и банковского капитала. Капиталистические банки не только требуют непомерного вознаграждения за предоставление производителям чужих денег, но и отбирают от своих должников, в качестве залога, значительную часть их имущества — во всяком случае такие ценности, которые стоят много больше, чем отданные в заем ссудные капиталы. Действительный же смысл кредита заключается в том, что владелец скопленных денег не может или не умеет их лично использовать, а потому и отдает свой капитал такому доверенному лицу , которое нуждается в деньгах для расширения какого-либо производственного дела. Если эта ссуда поможет производителю добиться лучших результатов, то он в благодарность за оказанную помощь не толь¬ко добровольно отдает свой долг, но и сам пожелает поделиться с кредитором своими прибылями. Следовательно, всякий процент на капитал, если он только не является условной долей кредитора в коммерческой прибыли должника, не имеет никакого морального оправдания и ничем не отличается от открытого ростовщичества».[24]

Слом кабалы процентов[править]

Убежденный в ответственности промышленных и финансовых кругов за экономический крах Германии, Федер к концу первой мировой войны выступил с оригинальной концепцией «подневольного экономического труда». Её положения, соединявшие достижения капитализма с идеей строгого государственного регулирования экономики, вошли в знаменитые 25 пунктов партийной программы НСДАП. Опирающиеся на принципиальное заявление об ответственности каждого гражданина перед обществом, они придавали Программе социалистический смысл. Провозглашалась необходимость национализации промышленных трестов, безвозмездная конфискация земли для общественных нужд, изъятие из частной собственности крупных магазинов и сдача их внаем по низким ценам мелким производителям. Ростовщичество и спекуляция рассматривались как тягчайшие преступления против нации, наказываемые смертной казнью, несмотря на расу, национальность и общественное положение. Венчающим требованием являлось уничтожение нетрудовых доходов и «процентного рабства». Этим впечатляющим требованием обозначалась самостоятельная теория преодоления всевластия непроизводительного капитала, удушающего свободный труд и влекущего мировую экономику к хаосу.

Все труды Федера были посвящены разоблачению «золотого интернационала» — «огромной всемирной тирании денег, надгосударственной власти финансов, возвышающей себя над всеми правами народов». Лавинообразный рост большого ссудного капитала, превышающий все разумные пределы, достигается с помощью процента и сложного процента. При этом, по подсчетам Федера, соотношение ссудного и промышленного капитала составляет не менее 20 : 1. Это «обеспечивает ленивое восседание на троне небольшого числа денежных властителей за счет работающих наций». На проценты от ссудного капитала, продолжал Федер, работает вся масса трудящихся, в то время как средние и мелкие капиталисты ничего не имеют от этих процентов, потому что все они без остатка забираются у них в виде налогов. Резко критикуя современный капитализм, ученый не отрицал производительной роли капитала: «Капитал должен быть — труд должен быть. Но если труд зарабатывает мало — капитал сам по себе не должен зарабатывать ничего». Эта простая истина грубо нарушается уже в течение полутора столетий, со времени отмены всех ограничений на взимание процентов в середине девятнадцатого века. Радикальное средство для оздоровления страдающего человечество Готфрид Федер видел в «сломе кабалы денежных процентов», что даст возможность провести резкое увеличение всех прямых и косвенных налогов, которые сегодня текут в кошельки большого ссудного капитала.

Глубокие идеи Федера сохраняют революционное значение в двадцать первом веке, когда роль государства в жизни народов сократилась до степени управления делами крупных финансовых групп. Это мировое ограбление наций банковскими воротилами и «биржевыми бандитами» приобрело бесстыдно открытый характер в России. — Отсюда, из исторического центра сопротивления торгашескому миру должен исходить первоначальный импульс к тотальному освобождению человечества от власти обезумевшего капитала, тому, что Готфрид Федер назвал «сломом кабалы процента».[25]

«Разрушение процентного рабства — это тот стальной стержень, вокруг которого вращается всё, это требование больше, чем просто финансово-политическое, со своими предпосылками и влиянием, оно распространяется столько же на политическую жизнь, сколько и на экономическую. Оно является также основным требованием экономических воззрений и, таким образом, глубоко проникает в жизнь каждого отдельного человека. От каждого оно требует решения: служить народу или предаться безграничному личному обогащению. Это, таким образом, означает решение социального вопроса».[26]

Заинтересованность в наёмном труде[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Цинскнехтшафт

«Заинтересованность в наёмном труде», «зависимость от наёмного труда» — экономическая теория, выдвинутая Готфридом Федером. По Федеру существование Германии зависит прежде всего от искоренения экономических факторов, порождавших эту заинтересованность.

В наёмном труде «заинтересован» крестьянин, фермер, вынужденный брать кредит, съедающий прибыль от его труда, вынужденный обслуживать ипотечный кредит. «Заинтересован» рабочий, получающий средства существования, нищенскую зарплату за наёмный труд. «Заинтересованы» все, кто вынужден зарабатывать себе на хлеб, тогда как капиталисты получают доходы, не работая.

«Заинтересованность» всего народа разрушительна, так как отдаёт самые важные суверенные права во власть денег, а также контроль над наиболее важными налогами и тарифами (скажем, по плану Дауэса). Поэтому решение социального вопроса заключается в уничтожении этой «заинтересованности в наёмном труде»:

  • либо служение народу,
  • либо безграничная власть частного, прежде всего еврейского капитала.[27]

Дефляция как форма участия в прибыли[править]

«Мы требуем участия рабочих и служащих в прибылях крупных коммерческих предприятий» — так гласил 14 пункт Программы НСДАП.

Предложение об участии в прибыли на крупных предприятиях — древнее (вечное, исконное) требование. Оно вызывает оживленные дискуссии тут и там. Готфрид Федер, первый народный хозяйственник движения, придал ему новое толкование, значительно изменившее смысл требования. Участие в прибыли свелось к понижению цен. Это становится понятно из его комментария к критике прочих толкований данного понятия. «Источник требований, связанных с участием в прибыли, кроется либо в корыстолюбии: тогда они являются капиталистическими по своей внутренней сути, — либо в зависти: тогда они становятся марксистскими». Истинное участие в прибыли начинается в том случае, когда дивиденды крупных акционерных обществ перестают выплачиваться акционерам, а заменяются удешевлением товаров и продуктов массового спроса. Почему, например, гигантские Красильные заводы Германии остаются только капиталистической дойной коровой для акционеров общества АО Farbindustrie — монополиста, диктующего свою волю? Оно в лучшем случае делится доходом со своими рабочими и служащими, одновременно повышая цены.[28] В чем состоит суть участия в прибыли? В ликвидации незаработанных доходов.

При ближайшем рассмотрении таковые оказались тоже весьма многогранным понятием. Разве не бывает незаработанных доходов, полученных благодаря одаренности, таланту, счастью или случаю? В суть этой проблемы не вникают. Однако есть еще вопрос трудности практического осуществления. Как на него ответить? «Как скоро в национал-социалистическом государстве решится вопрос участия в прибыли, здесь не обсуждается».[29] Остается только понижение цен, волшебное слово, посредством которого и осуществляется наделение доходом национального производства народных масс[30]

Государственные долги[править]

Призыв разрушить процентное рабство в основных чертах объясняется так: «Задача народного хозяйства должна заключаться в удовлетворении потребностей, а не в обогащении, того, кто дает ссуды. Финансовая область должна стоять на службе у государства. Финансовые органы не имеют права образовывать государство в государстве».[31]

Готфрид Федер говорит об освобождении народа и государства от процентной задолженности крупному капиталу: «Государство не должно делать долгов, поскольку в этом нет необходимости. Государство нельзя отождествлять с частным лицом, взявшим кредит и вынужденным влезть в долги. Это экономически неверно. Государство — это средоточие высшей власти, оно может то, чего не может частное лицо, — делать деньги! Государство это делало совершенно глупо во время инфляции. Оно делало это также с использованием инфляционной марки и имперской марки, после того как предоставило своей высшей властью свободу Имперскому банку. Это высшее право на создание денег государство, вполне вероятно, может реализовывать и более эффективно, избегая опасности инфляции. Правда, только в том случае, если оно будет осуществлять большие общественные задачи (строительство гидроэлектростанций, дорог), избегая залезать в долги, посредством выпуска беспроцентных ценных бумаг при отсутствии наличных денег. Другими словами, ситуация, когда с легкостью изготавливают бумажные денежные знаки, означает — и мы все это пережили — инфляцию. Но есть логичное решение: выпуск государственных ценных бумаг не вызывает инфляцию в том случае, когда производятся новые ценности. То, что сегодня воплощение значимых в народно-хозяйственном плане задач осуществляется через займы, по меньшей мере странно. Именно здесь, как уже говорилось выше, был бы простор для осуществления законного права государства на выпуск денег».[32] [30]

Государство без налогов[править]

«Мир управляется безответственным финансовым капиталом. Накопление богатств происходит не в реальной, а в денежной форме. Лица, составившие себе состояние в деньгах, отнюдь не думают о приобретении товаров у производителей, а навязывают им свои деньги в качестве займа под высокий процент. В результате товары не потребляются, а производитель оказывается во власти ненасытных кредиторов. Зависимость производства от ростовщиков углубляется задолженностью государства, связанного по рукам и ногам мировым финансовым капиталом. Вместо заботы о национальном хозяйстве современное капиталистическое государство отдает свои силы на выколачивание налогами необходимых средств для удовлетворения своих многочисленных кредиторов. Частный производитель оказывается вдвойне задолженным: прямо своему банкиру и косвенно, через государство, международным финансовым кругам.

Подобное ненормальное положение создалось из за боязни государства прибегнуть к эмиссии беспроцентных казначейских бонов, обеспеченных возникающими ценностями, при финансировании общественных работ и предприятий государственная сектора. При этом забывается, что государство, отказываясь от своего естественного права создавать деньги для самофинансирования, лишает себя возможности облегчить налоговое бремя населения. Так немецкое крестьянство, уплатив 30 % своего дохода частным кредиторам, остальные 2/3 дохода отдает на уплату „реальных“ налогов, не принимающих во внимание действительную доходность крестьянского хозяйства и идущих в первую очередь на покрытие убытков государства, возникающих от налоговых привилегий держателей государственных облигаций. Доход германских „земель“ от местных налогов и дотации Рейха идут почти исключительно на уплату процентов по местным государственным займам. В тех же случаях, когда земли не желают покрывать свои долги из налоговых поступлений, они повышают в несколько раз цену своих услуг, как это, например, делает Бавария при продаже электрической энергии своих водных станций. Конечно, нацистское государство должно прибегать к выпуску казначейских бонов только в том случае, когда оно финансирует какое-либо строительство. Ликвидация государственной задолженности, делающаяся возможной при эмиссии бонов, еще не означает полного отказа от взимания налогов. Государство без налогов является лишь далёким идеалом национал-социализма. Впредь до осуществления этого идеала государство должно стремиться к покрытию своих административных расходов доходами от прямых налогов прогрессивного характера и налогами на потребление предметов роскоши. Полное освобождение массового потребления, общего оборота и транспорта от всякого обложения станет постепенно возможным при росте производственных доходов государственного сектора и ликвидации долгов государства. Ликвидация эта выразится в превращении займов, находящихся в руках частных держателей, в беспроцентные вклады на текущем счету государственных банков и почтовых сберегательных касс. Решимость государства встать на путь широкой эмиссии беспроцентных казначейских бонов и развития жиро-расчетов приведет не только к уменьшению налогового бремени из-за ликвидации займов, но и к бурному расцвету капитального строительства».[24]

Деньги Федера[править]

Привязка денежной массы к золоту — это «самообман, золотое безумие для национальной экономики».Общественный труд в целом является единственной субстанцией денежных знаков.[33]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Деньги Федера

Учение Гезеля Федер считал «ересью», а самих последователей Гезеля называл «jüdischen Bluthunden gemeinsame Sache gemacht» («еврейские бладхаунды,[34] делающие общее дело»).[5]

Новый город[править]

Макет «идеального города»
Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Новый город Федера

Будучи прежде рейхскомиссаром по делам поселений, сопредседателем «Боевого союза германских архитекторов и инженеров», возглавляя кафедру урбанистики Берлинского Технического университета в 1939 году Федер издаёт свой труд «Новый город» (нем. Die Neue Stadt). Это можно считать нацистской попыткой построить новый город-сад в соответствии с принципами национал-социализма.

Каждый город должен был быть полностью автономным и самодостаточным. Выдвинув величину 20 тысяч для населения идеального города, Федер подошёл к дальнейшему вполне системным образом. Он выбрал все города довоенной Германии с примерно этой численностью жителей — таких оказалось 72, и обсчитал решительно все по 115 видам услуг, вплоть до выяснения размеров зала судебных заседаний, габаритов участка здания суда, планировки пекарен, размещения торговых лавок и мастерских.

Студенты и аспиранты кафедры изготовили детальные макеты «идеального» города национал-социалистической Германии, в котором причудливо соединились романтика готического прошлого и нацистские реалии.

Федер один из первых сделал попытку рассматривать город как органическое целое. тщательно рассчитал все детали своего идеального города, включая размер средней школы (на 500 учащихся), число пекарен (25 на 100 рабочих мест) и т. п. Федер следовал схеме ступенчатого обслуживания: магазин для ежемесячных покупок, магазинчик для еженедельных, лавка — для повседневных, в точности ответив ступенчатой схеме партийной структуры: горком НСДАП, квартальные ячейки партии и партийные лидеры в каждом «соседстве». Поскольку нацистская идеология была фактически светской религией, в составе общественных зданий города есть и ратуша, и клуб (коммунальный центр), и даже музей, но церкви нет. Размерность города определилась численностью его жителей 20 тысяч, а радиус эффективного влияния, то есть обслуживания города деревнями и фермами составил 10 км.[2]

Ссылки[править]


  1. Nationalsozialistische Deutsche Arbeiterpartei (NSDAP)
  2. а б Владимир Глазычев. Урбанистика. Европа. 2008.
  3. а б в de:Gottfried Feder
  4. ru:Федер, Готфрид
  5. а б de:Brechung der Zinsknechtschaft
  6. Сергей Воропаев. Энциклопедия Третьего Рейха. ЛОКИД-МИФ. Москва. 1996. ISBN 5-87214-023-3 ISBN 5-320-00069-3
  7. de:Münchner Räterepublik
  8. Совладелец издательства Franz Eher Verlag
  9. Арийские традиции. Список членов «Общества Туле»
  10. Gottfried Feder und das zinslose Geld
  11. de:https://de.wikipedia.org/wiki/Liste_von_NSDAP-Parteimitgliedsnummern
  12. а б в Конрад Гейден. История германского фашизма. М.-Л.: Госсоцэкономиздат, 1935 г. — 434 с.
  13. Галкин А. А. Германский фашизм. Изд. 2-е, доп. М-.: Наука, 1989. — 352 с, ил. ISBN 5-02-008986-9
  14. 12 сентября 1919 года в мюнхенской пивной Штернеке Федер выступал на собрании Немецкой рабочей партии (громил «спекулятивный капитал» стран-победительниц). На смену Федеру вышел другой оратор и стал спорить с ним. Этот оратор утверждал, что первостепенной задачей всех баварцев является не борьба с иностранным капиталом, а отделение Баварии от остальной Германии. Присутствующий на собрании Гитлер не мог с этим смириться, и произнёс свою первую речь. Темперамент Гитлера был отмечен Антоном Дрекслером, который дал будущему фюреру, когда тот собрался уходить, свою брошюру «Мое политическое пробуждение». Через несколько дней Гитлер получил по почте открытку, в которой Дрекслер сообщал ему, что он зачислен в Немецкую рабочую партию. Мельников Д. Е., Черная Л. Б. Преступник номер 1. Нацистский режим и его фюрер. — М.: Новости, 1981. — 432 с.
  15. Feder-Gottfried-Das-Programm-der-NSDAP(нем.)
  16. а б Готфрид Федер. Программа и мировоззрение НСДАП. Пер. с немецкого К. Сметанникова — Витебск; «Сябры», 2007. — 72 с.
  17. Юрий Михальчишин. «Пивной путч» и «Поход на Рим»
  18. de:Kampfbund deutscher Architekten und Ingenieure
  19. de:Reichskommissar
  20. Welcher Wochentag war der 6.12.1934?
  21. de:Otto Wagener
  22. Отто Штрассер. Гитлер и я. Ростов-на-Дону. «Феникс». 1999 ISBN 5-222-00645-X
  23. Волков Ф. Д. За кулисами второй мировой войны. М. Мысль. 1985 80 с.
  24. а б Ижболдин Б. Германский национал-социализм. Журнал «Новый Град» № 8. 1934
  25. Игорь Бестужев. Культура и искусство в Германии 1933—45 гг. Опыт национального правления
  26. Feder G. Das Herzstueck unseres Programms // Nationalsozialistische Jahrbuch. 1927. S. 32.
  27. Хайнц Хене. Чёрный орден СС. История охранных отрядов
  28. Feder G. Das Herzstueck unseres Programms // Nationalsozialistische Jahrbuch. 1927. S. 60.
  29. Feder G. Das Herzstueck unseres Programms // Nationalsozialistische Jahrbuch. 1927. S. 58.
  30. а б Хельмут Шрайнер. Национал-социализм перед вопросом веры. Иллюзия или Евангелие. Берлин-Шпандау, 1931 // Сергей Кормилицын. Орден СС. Иезуиты империи. О чем не принято говорить
  31. Feder G. Das Herzstueck unseres Programms // Nationalsozialistische Jahrbuch. 1927. S. 33.
  32. Feder G. Das Herzstueck unseres Programms // Nationalsozialistische Jahrbuch. 1927. S. 52.
  33. Готфрид Федер. Манифест слома кабалы процентов
  34. „Они [бладхаунды] очень трудолюбивы, могут часами обнюхивать незнакомую территорию, выясняя, кто и когда здесь бывал.“ // Википедия