Константин Крылов:Dixi/54: Об отношении к Западу

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск


N [../index.htm <на сервер Традиция]

[0.htm <К ОГЛАВЛЕНИЮ]

[http://www.polit.ru/documents/189172.html Россия

и Запад: общность или отчуждение?  ВЦИОМ]

54 2

КОНСТАНТИН КРЫЛОВ КАК
Я
УЖЕ
СКАЗАЛ
      ОБ
ОТНОШЕНИИ
К
ЗАПАДУ
     

    БЕЗ ГНЕВА И ПРИСТРАСТИЯ
  Москва, 14 Марта 2000 г.   Как известно, отношения между людьми бывают или хорошими, или плохими. Бывает, правда, что эта унылая определённость разнообразизтся какими-нибудь сложными душевными терзаниями: не зря ведь нежный Катулл сказал про odi et amo, и не так уж редко встречается это самое “ненавижу и люблю”. Впрочем, не обязательно тревожить умолкнувший звук божественной эллинской или там латинской речи, достаточно послушать чью-нибудь пьяную болтовню на тему “любови гробовой”: “…охти, ребяты, вот ведь прям убил бы Вальку, изменщицу, тварь паскудную, своими б руками удавил… а ведь поманит пальчиком – опять за ней побегу… эх, наливай да пей, жисть моя наскрозь порватая, не могу я без неё жить, и с ней жить не могу, вот ведь, пымаешь ты, какая загогулина…” Однако, такое состояние духа ничуть не приятнее перемежающейся лихорадки, да и к тому же крайне неудобно в плане обустройства дел, поскольку не позволяет установить сколько-нибудь внятные отношения, потому как становится абсолютно непонятно, делать-то что: али в ноги кидаться, али морду бить. В результате обычно делается и то и другое – с понятными последствиями. Интересно в этом плане пронаблюдать за эволюцией мнений “дорогих россиян” по поводу Запада и всего с ним связанного. Прежде всего, бросается в глаза тот факт, что по мере течения времени это отношение становится всё менее и менее истеричным. Массовая пламенная любовь к “стране святых чудес” (под каковыми понимались главным образом хорошие дороги, “мерседесы”, сотовые телефоны, и вежливые полицейские), характерная для начала девяностых, утихла, равно как и не менее массовая, хотя и задавленная и лишённая права голоса, ненависть к победившему врагу. Каково бы ни было отношение русских людей к западной цивилизации, оно стало заметно спокойнее. Несколько вспышек (например, во время косовского конфликта) скорее выпустили поднакопившийся пар и тем самым поспособствовали охлаждению, нежели разожгли новые пламёна. А это значит, что истерика прошла, и появилась какая-то определённость. Однако, эта определённость почему-то не поддаётся простой и ясной формулировке. Особенные же трудности возникают при попытке ответить на простейший вопрос: так всё-таки, мы теперь хорошо мы (в массе своей) относимся к Западу или плохо? С одной стороны, вроде бы “после всего, что нам они сделали” (а сделали много: Косово, Чечня, скандалы там всякие – не говоря уж о временах более ранних, то есть об уничтожении СССР) любви меж Россией и Западом явно не прибавилось. В частности, позиции фанатичных “патриотов заграницы” сейчас выглядят, скажем так, несвоевременно. Запад уже воспринимается обывателями в качестве источника неприятностей, а то и просто врага. Соответственно, патриотизм (с отчётливым антизападным флёром) стал если не определяющим, то, по крайней мере, вполне респектабельным умонастроением. Казалось бы, непримиримая оппозиция, для которой радикальное антизападничество всегда было чем-то вроде символа веры #1 1, может довольно потирать руки. Но не тут-то было. Дело в том, что и ненависть к Западу (тайная, задавленная, запрещённая, объявленная чем-то крайне постыдным, но никуда не девающаяся) тоже как-то поутихла. Люди, не так давно громогласно возмущавшиеся всякими западными кознями и пороками (“а ещё у них безнравственность и порнография разная”), зачастую просто теряют интерес к этой теме, более того – позволяют себе вполне одобрительно отзываться о западных общественных институтах. “А у немцев хорошо сделано то-то и то-то”. Современный русский может вполне спокойно совмещать в своей загадочной душе искреннюю веру в то, что Запад – враг, и его цель – превращение России в сырьевой придаток, но при этом столь же спокойно рассуждать о желательности присоединения России к зоне евро (а то и к НАТО #2 2). При этом, надо сказать, пресловутой “амбивалентости” стало не больше, а меньше. Если раньше обиженный патриот в своих гневных филиппиках против проклятых буржуинов зачастую напоминал того самого мужика, который всё грозился прибить “Вальку-изменщицу” #3 3, а истовый поклонник западных ценностей иной раз не мог скрыть прорывающейся досады на своих кумиров, то теперь все эти душевные терзания воспринимаются как нечто смешное и несвоевременное. Что же, однако, пришло им на смену? Прежде всего, следует заметить, что российский патриотизм (как система взглядов) больше не включает в себя изоляционизм – поскольку таковая позиция теперь считается заведомо проигрышной. Не секрет, что поборники “особого пути России” выглядели (да и были на самом деле) глухими оборонцами, мечтавшими о высоком заборе, за которым “бедная нищая Русь” могла бы отсидеться и окрепнуть – поскольку на вольном воздухе Запад её окончательно добьёт своей бездуховностью. Ныне же утвердилась точка зрения, согласно которой за забором можно разве что окончательно и бесповоротно протянуть ноги, а главным строителем всяческих заборов (а также “санитарных кордонов” и “балтийско-черноморских дуг”) вокруг Родины-матери является именно Запад, который, оказывается, всё-таки побаивается разгромленной и ограбленной им страны, а потому не хочет терпеть даже самоего вида ея. Соответственно, патриотизм и антизападничество состоят в том, чтобы всеми силами на этот самый Запад лезть, всячески ему тем самым досаждая, или, на худой конец, просто не давая забыть о своём существовании (что Запад с величайшим облегчением и сделал бы, решись “русский вопрос” так, как планировалось). То же самое относится и к делам внутренним. Страх перед внедрением на Руси заморских порядков сменился пониманием того, что Запад сам пуще нашего боится реальной рецепции в России эффективных технологий в какой бы то ни было области – технической, экономической, и уж тем более социальной. Бояться же следует не насаждения на святой Руси буржуазной демократии, а плавной эволюции до состояния банановой республики (почти уже совершившейся). В садовых головах наших “западников” тоже происходила некая идейная эволюция. Если вкратце подвести её итоги, то они таковы: Запад, продолжая оставаться привлекательной моделью общественного устройства, утратил (или, по меньшей мере, поставил под сомнение) свой статус идейного лидера и морального авторитета. Запад для наших “западников” всегда был чем-то бОльшим, нежели просто совокупностью богатых и хорошо управляемых государств, выбившихся в планетарные лидеры. Запад был для них “солнцем свободы, крепостью духа, нашей опорой, нашим союзником” (этот панегирик написал в своё время ни кто иной, как Александр Исаевич Солженицын). Однако, как выяснилось, для существования полноценного культа необходим известный уровень отдалённости от кумира. Близкое знакомство с солнцем свободы прибавило, может быть, желания устроить у себя сравнимые по удобству порядки – но изрядно подорвало доселе непререкаемый авторитет западных идеологических институций. Многим российским гражданам, воспитанным на той идее, что “в свободной стране средства массовой информации никогда не врут” было тяжко и стыдно наблюдать за антисербской, а потом и антирусской истерикой, учинённый самыми независимыми в мире СМИ, а откровенная поддержка чеченских братков слишком живо напомнила приевшиеся советские штампы насчёт поддержки империалистами реакционных режимов. На фоне мерзкого фарса вокруг генерала Пиночета, некогда взлелеянного самой цитаделью демократии, а ныне списанного за ненадобностью, а потому в оказавшегося хорошей дичью для гуманитарной охоты, всё это смотрелось особенно рельефно. Разумеется, о радикальном сближении позиций (и тем более о каком-то консенсусе хотя бы по “западному вопросу”)говорить пока рано. Наши либералы всё ещё остаются в душе “подданными французского императора — и даже их нынешнее разочарование в Их Величестве von Abendland’е далеко ещё не тождественен переходу на национально-ориентированные позиции. Тем не менее, и сумрачный изоляционизм, и идея полной безоговорочной капитуляции перед Цивилизованным Миром, можно уже спокойно списать в расход, предоставив право их торжественно похоронить “акулам пераиз числа модных колумнистов. Dixi.


[Файл:Http://1000.stars.ru/cgi-bin/1000.cgi?dixikrylovsite

[../index.htm <на сервер Традиция]

[0.htm <К ОГЛАВЛЕНИЮ]

[http://www.rossia.org/forum/ Форум

Россия
org
]

Файл:Http://top.list.ru/counter?js=na;id=28435;t=56