Лавр Георгиевич Корнилов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Лавр Георгиевич Корнилов

Лавр Георгиевич Корни́лов (18 (30) августа 1870, Усть-Каменогорск — 13 апреля 1918, близ Екатеринодара) — российский военачальник, генерал; путешественник-исследователь, военный дипломат; герой русско-японской и Первой мировой войн; участник февральской революции, верховный главнокомандующий русской армии (1917); один из организаторов и лидер Белого движения; 23 февраля 1918 возглавил Ледяной поход Белой армии, который положил начало Белому движению в России.

Факты[править]

До начала Первой мировой войны Корнилов лишь недолго служил в войсках во время Русско-японской войны. До этой войны и после неё он работал военным атташе в Китае, нередко совершая конфиденциальные разведывательные экспедиции по этой стране. В результате будущий генерал обрёл немалый опыт профессионального дипломата и разведчика, и в этом он был намного сильнее, чем в командовании воинским соединением.

В российской революционной практике в августе 1917 г. в листовках Комитета народной борьбы с контрреволюцией в первые официально и печатно был использован термин «Враг народа», который впоследствии получил столь широкое распространение и применение, в отношении генерала Л. Г. Корнилова.

В книге воспоминаний, изданной в советское время, когда имена руководителей белого движения были предметом однозначно отрицательных оценок, А. А. Брусилов не раз упоминал о достоинствах Корнилова («Он был очень смелый человек…», «безусловно храбрый человек») и замечал: «Теперь, когда он давно погиб, я могу только сказать: „Мир праху его“». В то же время на протяжении всей книги не было сказано ни единого слова о воинских достоинствах Л. Г. Корнилова, который возглавлял дивизию в составе армии Брусилова.

Цитаты[править]

  • «Армия обезумевших тёмных людей, не ограждённых властью от систематического разложения и развращения, потерявших чувство человеческого достоинства, бежит. Меры правительственной кротости расшатали дисциплину, они вызывают беспорядочную жестокость ничем не сдерживаемых масс. Смертная казнь спасёт многие невинные жизни ценой гибели многих изменников, предателей и трусов» (11 июля 1917)

Отзывы и воспоминания современников[править]

Вышеупомянутый А. А. Брусилов вспоминал, что «Корнилов свою [48-ю пехотную] дивизию никогда не жалел: во всех боях, в которых она участвовала под его начальством, она несла ужасающие потери, а между тем офицеры и солдаты его любили и ему верили. Правда, он и себя не жалел, лично был храбр и лез вперёд очертя голову».

Адъютант Корниловского ударного полка поручик князь Н. И. Ухтомский писал о своём командире:

Проведя большую часть своей сознательной жизни на окраинах России, в борьбе за ее величие, счастье и славу, ему некогда было размышлять о преимуществах того или иного политического строя. Генерал Корнилов был государстволюбцем, для которого понятие «Россия» имело мистическое, почти божественное значение. Он служил монархии, Романовым лишь постольку, поскольку царь олицетворял для него идею Великой России.

А. И. Деникин писал о Корнилове в своих «Очерках русской смуты»:

Суровый и честный воин, увлекаемый глубоким патриотизмом, не искушенный в политике и плохо разбиравшийся в людях, с отчаянием в душе и с горячим желанием жертвенного подвига, загипнотизированный и правдой, и лестью, и всеобщим томительным, нервным ожиданием чьего-то пришествия, — искренне уверовал в провиденциальность своего назначения. С этой верой жил и боролся, с нею же и умер на высоком берегу Кубани.

По воспоминаниям генерала от инфантерии В. Е. Флуга, генерал-лейтенант А. С. Лукомский полагал, что М. В. Алексеев и Деникин успешнее «вели бы дело на Юге России, а Корнилов сумел бы лучше Колчака повести дело в Сибири».

Память[править]

В Краснодаре 13 апреля 2013 г. состоялось открытие памятника генералу от инфантерии Л. Г. Корнилову в память 95-й годовщины со дня его гибели. Правда, организаторы церемонии сообщили, что памятник ещё не полностью готов. Помимо открытой обозрению статуи генерала, возле него будут воздвигнуты ещё три конные фигуры из бронзы. По мысли авторов проекта, эти кони должны символизировать «потерянную армию и трагическую судьбу всего белого движения».

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Гребенкин И. Н. Генерал Л. Г. Корнилов: штрихи к портрету // Отечественная история. — 2005. — № 4. — С. 108‒123.
  • Егоров А. Н. Кадеты и выступление генерала Л. Г. Корнилова: дискуссионные проблемы историографии // Вопросы истории. — 2005. — № 8. — С. 157‒166.
  • Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов // Вопросы истории. — 2006. — № 1. — С. 55‒84.