Ленский расстрел

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Ленский расстрел 1912 года»)
Перейти к: навигация, поиск

Ле́нский расстрел — трагические события 4 [17] апреля 1912 года на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, расположенных в районе города Бодайбо на притоках Лены реках Витиме и Олёкме.

Местность[править]

Чтобы добраться до приисков, требовалось преодолеть 400 км от Иркутска до Жигалово, откуда спуститься на тысячу с лишним километров по Лене до Витима, а затем подняться по Витиму на 300 км до Бодайбо — центра «Лензолота». Если летом этот путь можно было преодолеть по воде, а зимой на санях по льду, то в весеннюю и осеннюю распутицу сообщение с внешним миром становилось почти нереальным. Как только «Лензолото» купило Ленско-Витимское пароходство и Бодайбинскую железную дорогу, связывавшую прииски с пристанями на Лене и Витиме, оно превратилось в государство в государстве.

Собственники и управители приисков[править]

Со временем пакетами акций обзавелись одиозная вдовствующая императрица Мария Фёдоровна, бывший председатель Комитета министров С. Ю. Витте, бывший министр торговли и промышленности В. И. Тимирязев.

Депутат-черносотенец Н. Е. Марков 2-й, выступая в Государственной думе 18 апреля 1912 года, посетовал по этому поводу, что скоро нельзя будет понять, кто такой Тимирязев: «сегодня он во главе этого Ленского предприятия, завтра он опять во главе министерского поста, получает стотысячные оклады — где начинается министр и где кончается аферист, уж скоро нельзя будет разобраться».

Немецкий историк М. Хаген отметил, что в состав правления «Лензолота» «входили несколько персон с еврейскими фамилиями, и не было ни одного директора с собственно русским именем». «Директором-распорядителем» был барон Альфред Горациевич Гинцбург,[1] директорами правления — М. Е. Мейер и Г. С. Шамнаньер, кандидатами в члены правления — В. М. Липин, Б. Ф. Юнкер, А. В. Гувелякен, членами ревизионной комиссии — В. В. Век, Г. Б. Слиозберг,[2] Л. Ф. Грауман, В. 3. Фридляндский и Р. И. Эбенау.

По словам ещё одного думца А. С. Шмакова, основателем «династии», владевшей Ленской кампанией, был «Иевзель Гинцбург, занимавшийся винными откупами, равно как [и] казёнными подрядами и поставками, особенно же снабжением [русских] войск, — по наставлениям талмуда, в Крымскую войну».

Причины забастовки[править]

Еврейская деловая газета «Биржевые ведомости» в номере от 9 апреля 1912 года отметила, «что политической подкладки в этой трагической забастовке не было, а была лишь защита самых элементарных нужд и прав».

Если верить работе «Правда о Ленских событиях» (М., 1924) за авторством А. М. Никитина, который в составе думской комиссии во главе с небезызвестным А. Ф. Керенским побывал на приисках в 1912 году, то последней каплей, переполнившей чашу народного терпения, стал отпуск в лавке «Лензолота» жене рабочего Завалина Степаниде замороженного мяса, в котором оказался конский половой орган.

Жёны рабочих, которых также (в том числе больных и беременных) выгоняли на работы (в том числе тяжёлые), якобы заявили горному инженеру К. Н. Тульчинскому, что, «помимо нашего труда, от нас ещё требуют и наше тело».[3]

Хроника расстрела[править]

В ночь на 4 апреля 1912 года были арестованы 10 членов центрального стачечного комитета — Е. Я. Мимоглядов, А. А. Соболев, Э. Ю. Думпе, И. С. Розенберг, Т. М. Соломин, А. Е. Герасименко, И. А. Будевиц, Р. И. Марчинковский, Д. В. Журанов-Иванов, В. В. Вязавов. Арест выборных, которых рабочие считали «лицами неприкосновенными», так как они были выбраны по требованию самой администрации, спровоцировал шествие трёх тысяч бастующих к Надеждинскому прииску, где располагалась администрация.

Рабочие шли с семьями, оружия не имели. Бастующих встретили жандармский ротмистр Н. В. Трещенков и солдаты, которыми командовали штабс-капитаны Лепин и Санжаренко. Когда прогремел первый залп, кто-то бросился бежать, кто-то лёг на землю. Несмотря на то, что никаких агрессивных действий рабочие не предпринимали, стрельба не прекратилась. Инженер Тульчинский, находившийся среди рабочих, выжил чудом.

Данные о жертвах[править]

Разнятся.

Мнения[править]

Одиозный историк Ю. Н. Жуков, обычно выдаваемый за некоего патриота-сталиниста, ляпнул сто лет спустя после трагических событий на Лене в интервью «Литературной газете»:

Ленский расстрел мирной демонстрации рабочих многим открыл глаза. Впервые после поражения революции 1905 года в обществе появилось понимание того, что царский режим[sic!] мало изменился после Манифеста 17 октября, «даровавшего» политические свободы.[4]

Примечания[править]

  1. Гинцбурги состояли в родстве с Ротшильдами.
  2. Генрих Борисович Слиозберг?
  3. Имеются в виду отнюдь не мужья.
  4. Обстоятельства невозврата

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]