Claire de Lune:Миссия комиссара Яковлева

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Миссия комиссара Яковлева»)
Перейти к: навигация, поиск
Claire de Lune:Чёрная месса революции

Данная статья является продолжением темы: Чёрная месса революции.

Начало: Попытки освободить Царскую Семью: миф или реальность?.

Миссия комиссара Яковлева[править]

Личность комиссара Яковлева долгое время была окутана тайной. О самом комиссаре и о цели его миссии ходили разные легенды. Самой первой была версия, выдвинутая следователем Н.А. Соколовым, что Яковлев был посланником немцев и его целью был вывоз Царя в Москву для осуществления планов германского правительства по использованию России в своих интересах. В своем расследовании личности Яковлева и обстоятельств его приезда в Тобольск в апреле 1918 года Соколов допускает ряд неточностей, что впрочем, вполне понятно: ему приходилось опираться лишь на косвенные свидетельства, полученные в ходе следствия. Соколов не знал и не мог знать, кто скрывался за фамилией Яковлева.

Даже современные авторы продолжают считать Яковлева ставленником германцев. «Силой, стоявшей за Яковлевым, — пишет А. Уткин. — был Мирбах».

Александров отвечает категорично: Яковлев был иностранным агентом, но скорее не германским, а английским.

Большевики о личности Яковлева упорно молчали, приводя о нем только одно свидетельство — предатель. Одним из первых о Яковлеве заговорил бывший член Уральского Областного Совета П.М. Быков. Быков, хотя и признает, что Яковлев был посланцем ВЦИКа, пишет, что Яковлев вел двойную игру и на самом деле был предателем.

Касвинов выдвигает несколько версий, касающихся личности Яковлева, не подтверждая ни одной из них и пытается представить действия Яковлева как авантюру.

В советское время о Яковлеве больше всего сообщил Г.З. Иоффе. Он же впервые утвердительно дал его подлинное имя — Константин Мячин (см. Иоффе Г.З. Крах Российской монархической контрреволюции).

Но наиболее полно биография Мячина изложена в книге А.Н. Авдонина «В жерновах революции». Эта работа окончательно признала, что за именем комиссара Яковлева скрывался большевик-подпольщик Константин Алексеевич Мячин.

Таким образом, личность Мячина-Яковлева вполне определенна: это был террорист, убежденный большевик, никогда не изменявший движению, личный знакомый Свердлова, человек, находившийся если не в большевистском руководстве, то, во всяком случае, очень к нему близкий. При этом Яковлев так или иначе соприкасался со многими людьми, которые сыграли в судьбе Императора Николая II зловещую роль. Мог ли такой человек стремиться спасти Царскую Семью? Ответ на этот вопрос очевиден: он мог это сделать только в том случае, если такую задачу ему поставили бы в центре. Но центр ставил Яковлеву совершенно противоположные задачи.

Яковлев вспоминал, что при встрече Свердлов задал Яковлеву один весьма характерный вопрос: «Ты заветы уральских боевиков не забыл еще? Говорить должно не то, что можно, а то, что нужно». Запомним эти слова Свердлова, они очень важны для понимания миссии Яковлева.

Куда приказал Свердлов перевезти Царскую Семью? Сам Яковлев на этот вопрос отвечает категорично: Свердлов приказал отвезти Царскую Семью в Екатеринбург. Зачем? А.Н. Авдонин пишет:

«...Даже сейчас, когда документы связанные с этой перевозкой, стали известны причина перевозки но-прежнему остается неясной».

Постараемся осветить эти неясные причины.

Наиболее вероятной из них нам представляется желание германского руководства забрать у большевиков контроль за Царской Семьей в свои руки. По-видимому, в германских военных кругах, которые к концу войны играли все большую роль в правительстве Германии, пришли к выводу, что независимо от будущего государственного устройства России нахождение Императора и Наследника в их руках будет соответствовать интересам Германии.

В начале 1918 года никто не знал, куда качнется маятник истории. По словам Милюкова, немцы опасались, что в случае краха большевиков "...какие-либо иные элементы, враждебные им (т.е. немцам), воспользовались личностью Николая Александровича и Его Сына" (см. Россiйскiй Архивъ. с 263).

Необходимо напомнить, что 1918 год был последним годом существования кайзеровской Германии, внутри которой революционные подпольщики готовили такой же переворот, что и в России в феврале 1917. В Германии сильно активизировалась деятельность масонских лож. Между германскими монархистами и германсики революционерами шло противостояние. В таких условиях для военных кругов Германии было небезразлично, в чьих руках останется русский Император и его Сын. Вот почему представляется более чем вероятным, что весной 1918 года большевистское правительство получило от германского командования, имевшего в Москве огромное влияние, приказ вывезти Императора Николая II и Цесаревича Алексея Николаевича в Москву, с последующей, вероятно, целью вывезти их в Германию.

В принципе для большевистского правительства с точки зрения политической выгоды передача Царской Семьи в руки немцев не представляла большой опасности. Большевики были готовы восстановить в России карикатурную монархию и. воспользовавшись этим, спокойно скрыться с награбленным. Как говорил Лев Троцкий, «если мы кому и сдадим власть, то только монархистам».

Сомневаться в том, что СНК, получив от немцев приказ перевезти Царскую Семью в Москву, выполнил бы его, практически не приходится.

Если предположить, что немцы отдали приказ о перевозе Царя в Москву, то, скорее всего, они бы адресовали его Ленину как главе Совета Народных Комиссаров, так как, во-первых, из всех большевистских руководителей Ленин был наиболее тесно связан с немцами и имел хорошие личные отношения с Мирбахом, а во-вторых, Ленин представлял исполнительную власть, то есть силу, способную к действию. Если предположить, что Ленин получил такое распоряжение от немцев, он должен был создать отряд для перевозки Императора под руководством надежного человека и снабдить его мандатом.

Здесь нужно сказать два слова о мандате комиссара Яковлева. До сих пор неизвестно, что было написано н этом мандате и кем он был подписан. История об этом умалчивает, непонятно, существует ли сегодня сам подлинник этого документа. Полковник Коблылинский свидетельствовал, что мандат Яковлева был подписан Свердловым и Аванесовым. Конечно, можно предположить, что Кобылинский не помнил всех обстоятельств, но странно, что он забыл фамилию председателя Совнаркома Ленина, но запомнил фамилию секретаря ВЦИК Аванесова...

Говоря о вынужденной подчиненности большевиков германскому генштабу, было бы наивно предполагать, что они слепо шли у последнего на поводу. Внешне выполняя все германские требования, большевики вели свою собственную игру, используя, в свою очередь, немцев в собственных целях. Безусловно, это касалось и судьбы Царской Семьи.

Среди самих большевиков также не было единства. Здесь были свои группы и течения, опиравшиеся на различные, не всегда полностью друг с другом согласные заграничные силы. Безусловно, особняком в большевистскому руководстве стоял Я.М. Свердлов. О нем еще будет отдельный разговор. Свердлов был представителем интересов тайного заграничного сообщества или сообществ, чьи структура и роль в русской революции до конца не известны. В своей деятельности Свердлов руководствовался в первую очередь не интересами большевистского правительства, а интересами тех сил, которые поставили его у власти. Передача немцам Царской Семьи была даже в какой-то степени выгодна для большевиков, так как делала из них «гуманных спасителей» Царской Семьи и давала им прекрасную возможность после своего поражения скрыться в той же Германии, да и в любой другой стране.

Но то, что было выгодно для большевиков как правительства, было совершенно противно той части большевиков во главе со Свердловым, которую можно условно назвать «сектантами». Для «сектантов» главной целью было не удержаться у власти любой ценой, а нанести любой ценой максимальный вред православной России. Россия издавна рассматривалась «сектантами» как самый ненавистный и опасный враг. Главой этой России был Царь. Поэтому передача его в руки германцев, которая, безусловно, означала бы сохранение ему жизни, вовсе не входила в планы «сектантов» и их иностранных руководителей.

Именно поэтому перевод Царя в Москву был крайне невыгоден Свердлову. Ведь одно дело убить Царя в каком-нибудь отдаленном городе, а другое — в центре Первопрестольной. Свердлов решил не довезти Царскую Семью до Москвы, спрятав её в Екатеринбурге.

Причем первоначально Свердлов, видимо, собирался вывезти Царскую Семью силами уральских отрядов, списав впоследствии всю ответственность на их "самостоятельность".

В Тобольск был отправлен екатеринбургский отряд. Кроме того туда же из Омска вышел омский отряд, а из Тюмени — тюменский. Появление этих отрядов, больше похожих на банды, было обставлено таким шумом, что известие об их появлении дошло даже до Государя, который записал в своем дневнике 22 марта:

«Утром слышали, как уезжали из Тобольска тюменские разбойники-большевики на 15 тройках, с бубенцами, со свистом и с гиканьем. Их отсюда выгнал омский отряд!»

Яковлев пишет в своих воспоминаниях, что «екатеринбургские комиссары пытались войти в соглашение с охраной Романовых и перевезти их в местную тобольскую тюрьму. Однако охрана категорически отказалась исполнить просьбу Уральского и Тобольского Советов».

На самом деле на позицию «отряда особого назначения» повлиял полковник Кобылинский, который заявил, что в случае перевода Царской Семьи в тюрьму всему отряду придется отправляться нести службу туда же. Эта перспектива не обрадовала солдат охраны, и они выступили против совета. Между тем, екатеринбургский, омский и тюменский отряды враждовали друг с другом. Свердлову становилось понятно, что над его планами нависла серьезная опасность. Нужно было срочно брать ситуацию в свои руки.

И вот в Тобольск прибывает человек Свердлова - некто П. Хохряков. Его целью было установление контроля над Тобольском. Ему это вполне удалось: 9 апреля он был избран председателем городского совета. Это, кстати, показывает всю несостоятельность утверждения, будто бы вся власть в городе находилась в руках меньшевиков и эсеров.

Однако, Свердлов был не так наивен, чтобы не понимать, что Кобылинский не отдаст Царскую Семью в руки таких деятелей, как Хохряков, тем более при создавшейся в городе напряжённой атмосфере.

На этом фоне приезд вежливого интеллигентного официального представителя правительства комиссара Яковлева, имевшего мандаты от первых лиц большевистского руководства и, безусловно, их предписание перевезти Царскую Семью в Москву, должен был дезориентировать и Кобылинского, и «отряд особого назначения» и облегчить им выдачу Царской Семьи только Яковлеву, а не кому-то другому.

И Свердлов ведёт тщательную подготовку миссии комиссара Яковлева.

На заседании Президиума ВЦИК принимается решение о перевозе Царской Семьи в Москву. Но уже через 5 дней на другом заседании ВЦИК принято решение о перевозе на Урал.

На первом заседании присутствовали посторонние, в том числе эсеры. На втором - только "свои", потому Свердлов мог не скрывать конечной цели. При этом ему даже выгодно было, если слух о перевозе Царя в Москву дойдёт до Тобольска: тем самым создавалась конфликтная ситуация, которую Свердлов впоследствии умело обыграл.

Таким образом, одна часть задания комиссара Яковлева была ложной и предназначалась для немцев и некоторой части большевистского руководства, другая - подлинной, абсолютно секретной, и касалась только Свердлова лично. По первому заданию Яковлев якобы был вывезти Царя в Москву, а на самом деле - вывезти всю Царскую Семью в Екатеринбург, и при этом Яковлев должен был играть роль человека, всеми силами стремившегося выполнить задание Свердлова, но не сумевшего этого из-за противодействия «своевольных» уральцев.

Свердлов заранее ставит в известность уральских большевиков только о том постановлении ВЦИК, в котором говорится о Екатеринбурге, и страшно торопит Яковлева: "действуй быстро и энергично, иначе опоздаешь". Причину спешки Свердлов называет сам: начнется распутица, и придется ждать пароходного сообщения до Тюмени, что очень нежелательно. Почему? Потому что при варианте сухопутного перевоза Царской Семьи Свердлов мог объяснить остановку Царя в Екатеринбурге «своеволием» уральцев, которые остановили поезд, перевели стрелки, захватили состав и т.д. и не дали ему проехать в Москву, а объяснить аналогичное при речной перевозке — намного труднее. Кроме того дальнейшее пребывание Царской Семьи в далеком Тобольске при совершенно неясном будущем для большевиков и угрозе отпадения Сибири от Советов грозило провалом планам Свердлова.

И.Ф. Плотников, анализируя телеграмму Свердлова в Екатеринбург, пытался доказать, что Свердлов хотел, чтобы Царь был убит по дороге уральцами, а вся ответственность легла бы на Яковлева. Однако, подобные объяснения Плотникова абсолютно надуманные. Во-первых, Свердлов не имел привычки разбрасываться верными ему людьми, а Яковлев был, несомненно, предан Свердлову. Кстати, ни Белобородов, ни Голощекин, ни другие исполнители екатеринбургского злодеяния не только не понесли никакого наказания за свою «самостоятельность», но наоборот - были открыто поддержаны Свердловым и ВЦИКом. Представляется весьма сомнительным, чтобы Свердлов, отправляя Яковлева в Тобольск, вынашивал планы последующей его «подставы». Во-вторых, почему, если Яковлев должен был перевезти в Екатеринбург только Царя, по дороге должна была погибнуть, по Плотникову, вся Царская Семья? В-третьих, зачем Свердлову был нужен этот сложный и запутанный гамбит? Он мог совершенно спокойно дать четкие указания Яковлеву уничтожить самому «груз по дороге» или не препятствовать сделать это уральцам. Скрывать в таком случае цель убийства от Яковлева и давать при этом ему мощную охрану было просто нелепо. Или И.Ф. Плотников сомневается, что кровавый террорист Яковлев, на совести которого были десятки человеческих жизней, испугался бы пролить кровь Царскую?

Если Свердлову было бы необходимо, чтобы Государь был убит по дороге, то можно не сомневаться: Яковлев выполнил бы этот приказ, и никакие уральцы в этом случае ему бы не понадобились. Однако очевидно, что Яковлев имел четкий приказ Свердлова довезти «груз живым» в Екатеринбург.

Таким образом, учитывая все вышеизложенное, можно сделать следующие выводы.
1. Вывоз Царской Семьи из Тобольска был инициирован определенными германскими кругами. В этом смысле следователь Соколов был прав, когда писал, что это немецкое намерение было вызвано не заботой о благополучии Царской Семьи, «а обслуживанием немецких интересов».

2. Свердлов и большевистское руководство в целом, не будучи в состоянии напрямую отказать немцам, было вынуждено согласиться на перевоз Царской Семьи в Москву или иное подконтрольное немцам место. Но Свердлов при этом имел свои собственные намерения в отношении Царской Семьи и, воспользовавшись германским указанием, решил перевезти Царскую Семью в подконтрольный именно ему город.

3. Яковлев выполнял особое задание Свердлова, состоящее в том, что он должен был, создав видимость отправки Царской Семьи в Москву, на самом деле перевезти ее в Екатеринбург и сдать местным властям. Таким образом, нельзя не признать, что следователь Соколов ошибался, когда считал, что «Яковлев пытался увезти Царскую Семью далее Екатеринбурга, выполняя возложенное на него поручение».

Итак, 22 апреля 1918 года отряд Яковлева вошел в Тобольск, где ему предстояла нелегкая задача выполнить первую часть личного приказа Свердлова...


Продолжение темы: Путь в Екатеринбург.