Михалевы чины

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Михалевы чины


Автор:
Чешская народная








Язык оригинала:
Чешский язык



Жил на свете купец, денег у него куры не клевали. И был у него сын Михаль, уже́ совершеннолетний. Как-то он и говорит отцу:

— Папаша, в нашем городе, как в медвежьем углу, тут ничего не увидишь. Что мне здесь сидеть? Отпустите меня свет поглядеть, счастья попытать.

— Верно говоришь, сыночек, иди. Погляди, как люди живут, своё дело самостоятельное заведи.

Михаль взял с собой денег, сколько хотел, и отправился Никакой торговли он не завел, только шлялся по разным городам и кутил.

Когда растранжирил все деньги, записался в солдаты. Вскоре пишет домой: «Я, дескать, уже́ капрал; у капрала расходов много, надо тратиться на целый эскадрон».

Ну, папаше денег считать не приходилось, тодько сунул руку в кошель и послал ему. Михалёк наш опять за свое: кутил, пока все деньги не вышли. Снова пишет домой: «Меня, дескать, повысили, пришлите еще». Этак, пока он дойдёт до генерала, облупит папашу дочиста!

Так он все чины «прошёл». Наконец, и правда, пишет, что стал генералом. «Пришлите, мол, денег, да ещё — коляску и лошадей». Отцу это показалось чудно.

— Ишь ты, проклятый мальчишка! Знаешь что, мамаша, отвезу-ка я ему деньги сам, по крайности разузнаю, правду ли пишет.

— Правильно, — говорит жена, — свой глаз всего лучше. Взял купец две коляски, две пары лошадей, чемодан

денег и поехал. Приехал акурат в тот город, где войска были на ученьях. А Михалёк то был барин большой — солдат простой!

Испугался Михалёк:

«Господи Иисусе! Папаша сюда приехал!» Побежал он к генералу, пал перед ним на колени:

— Уступите мне на время вашу квартиру! Как только папаша уедет, я хорошо заплачу!

Ну, тот видит, что подмазка будет жирная, отдал Ми-халю свою квартиру. И генерал не прочь иной раз хапнуть. Вот Михаль и стал генералом — на один день. Нарядился в генеральский мундир, принял своего папашу замечательно, угостил на славу. Лакеи им подают, серебро так и звенит. Папаша попировал, повеселился, оставил Михалю деньги, коляску и лошадей и уехал домой.

Дома говорит жене:

— Верно, мать, — наш Михалёк генерал! До самой смерти будет в роскоши жить.

Михалёк отдал генералу коляску и лошадей, а денежки У него не долго продержались: быстро гла́зки то протер. Что ж ему оставалось делать? Взял и дезертировал из армии. Когда бежал, пришлось ему пробираться через императорский сад. Вот прокрался он туда и слышит: в беседке этот самый генерал с принцессой разговаривает. А Михалёк зашёл сзади и подслушивает:

— Моя милая, разлюбезная, уже́ столько лет мы с тобой гуляем, а ещё ни разу вместе не спали!

— Ах, какие пустяки! Это очень просто: в девять часов Подойди под моё окно, брось в стекло песком, я спущу тебе пояс.

Михаль подождал в саду. В половине девятого взял горсть песка и бац в окно. Она сейчас же спустила ему пояс, солдат и взобрался. Что они там делали? Ну, известно, не сказки рассказывали, потому что вскорости принцесса оказалась с кузовком. Между поцелуями Михаль ей и говорит:

— Моя разлюбезная, мне нужны деньги на целый полк.

— Вон, — мол, — сундук, возьми сколько хочешь. Михаль набрал себе денег, прихватил ещё и её именной

перстень: дескать, подари мне его на память, — и положил себе в карман. Через минуту — акурат в девять часов — приходит генерал и раз песком в окно. Принцесса спрашивает:

— Что такое?

— Кто-то нас подслушал, этого ещё недоставало! Нет ли у тебя здесь ночного горшка? Брось ему в голову.

У принцессы ночной горшок был тяжёлый, мраморный. Схватила его и — бац! — швырнула прямо в лицо генералу, всю морду ему расквасила.

Под утро солдат ушёл. А она в темноте и не узнала, кто это с нею был: то ли от любви охмелела, то ли дура Такая была. Утром генерал идёт мимо дворца, она сейчас же — к нему. А он фыркает:

— Отойди от меня прочь. Вчерась бросила мне в глаза́ ночной горшок.

— Не может этого быть! Ведь ты со мною спал.

— Бес его знает, кто с тобою спал!

— Ах, дура я этакая!

Сейчас побежала она по всем ювелирам и говорит им:

— Если кто-нибудь принесёт вам на продажу мой именной перстень, сейчас же задержите этого человека и пришлите ко мне.

А Михаль опять загулял, закутил. Вот прокутил все деньги и пошёл продавать перстень. Пришёл как раз к тому мастеру, который этот перстень делал. Тот для отвода глаз торгуется с ним, а сам в это время послал за принцессой. Она сейчас же приехала со стражей и забрала Михаля.

Да теперь-то ей всё равно деваться было некуда: уже́ последний месяц ходила. Накупила ему королевских нарядов, и поженились. Стал Михаль королем.

Вот пожили они немного вместе, он и говорит ей:

— Разлюбезная моя супруга, хочу я проведать своих

родителей. Не думай, что я из каких-нибудь простых. У нас денег куры не клюют. Один я сколько их расшвырял! Если через год и день не вернусь, поезжай следом за мной.

И сейчас же нарисовал ей, куда ехать.

Вот Михаль заехал на постоялый двор, сел за карты и тут же проиграл все деньги, что у него с собой были. Осталась у него только одежда и конь. На втором постоялом дворе проиграл и коней и мантию. На третьем постоялом дворе всё оставил: куда девалась и королевская звёзда! Чтоб не бегал голышом, дали ему старую рубаху, шапку и ночные туфли и выпроводили вон: иди, мол, с богом!

Бежит он домой, а купец из окна выглянул:

— Господи Иисусе! Наш оборванец плетётся! Вот так генерал!

Жена говорит:

— Не пускай его в дом, на черта он здесь нужен! Запри в овчарню.

Купец загнал его в овчарню, и стал наш Михаль муштровать овец. Строил их в шеренгу, в колонну, в каре — по-всякому.

Ждёт принцесса Михаля, а он всё не возвращается. Она уж и траур надела. Как прошёл год и день, запрягла карету четверней и пустилась за ним. Приезжает на первый постоялый двор. Се́ла за карты и выиграла кучу денег, ещё больше, чем он там оставил! На втором постоялом дворе отыграла и коней и золотую мантию. Ну, игроки то сразу поняли, в чём дело. На третьем постоялом дворе отыграла королевскую звёзду и одежду, больше ничего и брать не хотела. После этого едет прямо к купцу.

Там все так и вытаращили глаза́:

— Глянь, какая-то княжна сюда едет!

Сняла она у купца две комнаты. Когда накрыли ей к обеду, спрашивает купца:

— Есть ли у вас сын?

— Есть.

— Велите ему подавать на стол. Купцу деваться некуда, зовёт Михаля:

— Иди, тебя дама важная требует.

Самому совестно за парня, даже и не посмотрел на него. Вот Михаль понёс суп и растянулся на пороге. — Проклятая, — мол, — борода! Под ногами путается!

А он за этот год ни разу не брился и не переодевался. Когда принёс миску супа, принцесса и говорит:

— Поди сюда, кушай со мной.

Он сел к столу, и стали они вместе обедать. А на кухне купец уже́ бранится:

— Чего этот проклятый лодырь за вторым не идёт? Что он там делает?

Заглянул в столовую — и скорей к жене:

— Ну, что ты скажешь! Ведь он там расселся, обедает вместе с ней, жрет прямо из миски, как свинья!

— Возьми плётку и отлупи его!

Купец со всех ног — в столовую, а принцесса говорит:

— Я ему разрешила.

Пообедали они, пото́м принцесса велела принести котёл воды́ и послала за парикмахером. Вымыла Михаля, нарядила в королевские одежды, приколола королевскую звёзду и послала за купцом и купчихой.

— Ваш сын?

Они так и обмерли. Ползают на коленях, просят прощения. А Михаль говорит:

— Ну, ну, не наваливайтесь! Не видите: я — король! Сейчас же они все свои лавки и дом продали и поехали с Михалем во дворец. И живётся им там лучше, чем мне. Ещё бы!