Антон Юрьевич Мухачёв

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Мухачёв, Антон Юрьевич»)
Перейти к: навигация, поиск

Русский предприниматель националист. Родился 26 декабря 1976 на Украине.


  • Генеральный директор ООО «Торговый дом Кудиново» (торговля стройматериалами).;
  • предполагаемый лидер националистической группировки «Северное Братство»;
  • Разрабатывал концепцию государства «Светлая Русь»;
  • известный в кругах единомышленников как Тони Флай (Tony Fly - производное от фамилии Мухачев, http://tony-fly.livejournal.com/);
  • Осужден на 9 лет в колонии строгого режима Савеловскиv районным судом г. Москвы;
  • По мнению русских правозащитных организаций, "дело Мухачёва" является классическим случаем "охоты на ведьм": всё преступление Антона состояло в том, что он открыто называл себя русским националистом.

Выступление в суде[править]

Все мы в обычной повседневной жизни практически никогда не задумываемся над мотивами наших поступков. Работа, дом, семья и прочие заботы не позволяют нам хотя бы на миг замереть, посмотреть на себя со стороны, заглянуть внутрь себя и задать вопрос: «Правильно ли я живу?». Но, главное честно на этот вопрос ответить.

Сегодня 25 месяцев и 10 дней как я вырван из суеты, избавлен от рутины. И у меня было достаточно времени разобраться в тех причинах, что привели меня в столь безрадостное место.

Одних детей воспитывают только родители, других жизни учит двор. Я же свои принципы и жизненные идеалы впитал из книг, среди которых рос и чьи герои были моими лучшими друзьями. Джек Лондон, Вальтер Скотт, Александр Дюма – вот мои учителя и их лекции заложили основу моего мировоззрения.

В начале 90-х страны нашего детства не стало. Новые люди в новой стране стали культивировать новые идеалы. На моих глазах такие понятия как честь, достоинство, справедливость, совесть постепенно теряли свое значение. Зачастую их упоминание вызывало лишь усмешку у собеседников и об этом становилось неловко говорить.

Деньги встали во главу угла. И с малых лет подрастающее поколение теперь уверено, что все в этом мире можно купить. Не скорою, все последние годы меня раздирали противоречия. С одной стороны, я жил в Москве, занимался бизнесом, преуспевал в карьерном росте, зарабатывал те самые деньги. Но с другой стороны, я видел, что большинство людей стремится лишь к обогащению и комфорту. И это естественно и было бы нормально, если бы при этом наше общество столь стремительно не деградировало духовно и морально.

И зная, что рано или поздно семья появится и у меня, я не понимал, как можно вырастить психически здоровых детей среди той похабщины, грязи и насилия в котором мы сегодня живем. Школьный учитель уже давно не авторитет. Из телевизора наши дети очень быстро узнают про секс, но никогда не поймут, что такое любовь. Уехать в деревню или заграницу – это не выход, это бегство. Если этот мир дурно влияет на наших детей, то мир стоит изменить. Чем я, собственно, и занимался – изменением мира.

Но я никогда не считал, что для достижения этой цели мне самому необходимо насилие или деструктив. Разрушение – не мой стиль. Мне по душе созидание. Именно из-за этой склонности моя работа всегда была связана с производством. И типография, и кирпичный завод – все это созидание чего-то нового во благо, но не против. Из-за желания творить, а не ломать, я занимался концертной деятельностью. Я был уверен, через музыку легче всего проникнуть в души людей и донести до них свои принципы, повысить культурный уровень, заинтересовать молодежь чем-то еще, кроме денег и пива. Но где здесь экстремизм?

Мне ставят в вину распространение книг. Но эти книги давали читателю толчок к развитию, в том числе и развитию собственного мнения об окружающем мире. Меня обвиняют в изготовлении Оберегов, действие которых заключалось в укреплении и защите светлых сторон характера человека. Странно, что в подобных вещах вообще можно кого то обвинять, но мое обвинительное заключение – одна большая странность. У меня создалось впечатление, что следствие, таки не обнаружив в моей жизни конкретных преступлений, решило покарать меня за мои убеждения. И весь судебный процесс прокурор из всех сил и в меру своей фантазии пытался меня демонизировать, создавая образ негодяя. Получилось у него или нет – решать вам, ваша честь. Но основа моей деятельности – это пропаганда здорового образа жизни, крепкой семьи, твердой морали. И это мое личное понимание национализма. Да, я никогда не боялся открыто и публично признать: я – русский националист! Более того, я горжусь этим, так как знаю истинное значение этого слова.

«Национализм во мне столь естественный, что никогда никаким интернационалистам его из меня не вытравить». Это не мои слова, это утверждение Дмитрия Ивановича Менделеева. И если такие великие люди как Александр III, Столыпин, Суворов, Достоевский подчеркивали необходимость национального самоопределения, то почему же мне нельзя заявить: «Я – русский националист!» без опасений политического преследования со стороны власти за мое мировоззрение. Мне далеко до этих людей, но я делал все, чтобы высшие идеалы были привиты хотя бы у моего окружения. Я всего лишь занимал активную гражданскую позицию в надежде вернуть утерянным понятиям их былую значимость.

И как раз благодаря мои принципам, я бы никогда не решился на то, что пытается мне приписать ФСБ и прокуратура – на мошенничество. Такое устаревшее на сегодняшний день понятие как Дружба, не позволило бы мне украсть хоть рубль у тех, кто дал мне работу, жилье, возможность воплощать свои задумки. Я надеюсь, что и вы, ваша честь, отчетливо видите, что те люди, кого следователи отчаянно пытались изобразить потерпевшими, таковыми себя не считают. Отказ от гражданского иска. Не признание какого-либо ущерба. Отсутствие ко мне претензий, о чем неоднократно заявлялось в суде. Эти люди хорошо знают меня и мои убеждения, на 100% уверены в том, что я не мошенник. Но им в затылок дышит ФСБ и надо быть сумасшедшим, чтобы вопреки их рекомендациям пытаться меня защитить, рискуя своим бизнесом и подвергая опасности свои семьи.

А то, что семя Шариковых, мечтающее о возврате в 37-й год, способно на самые низкие и мерзкие гнусности уже давно ни для кого не является секретом. И для моей семьи тем более.

«Экономические» статьи в моем деле появились за несколько дней до окончания срока содержания под стражей по «политической» статье – 282. На мою жену завели уголовное дело по «политическим» статьям именно тогда, когда закончилось следствие по моему делу, но вину я так и не признал, как бы меня ни «уговаривали». Из-за моей несговорчивости мои жена и дочь не могут жить в тихом семейном счастье. Работа, бизнес, свобода – я много потерял. Но это все ничто, по сравнению с тем, что я мог бы потерять, если бы переступил через принципы, предал бы веру в собственные идеалы и согласился бы наполнить мыльный пузырь уголовного дела лживыми и несоответствующими действительности показаниями, столь необходимыми следствию.

Вы интересовались у меня, ваша честь, что это за война между Светом и Тьмой, о которой я говорил на одном из концертов. Честь, достоинство, справедливость, совесть, дружба и любовь – это Свет. Ложь, угрозы, шантаж, давление, избиения, гнилое и непрофессионально состряпанное уголовное дело – это Тьма. И вы, ваша честь, своим решением склоните чашу весов в пользу той или иной стороны. Какой бы ни был приговор, я все равно был, есть и буду счастлив, ибо люблю и любим. Но я хочу сейчас только одного. Чтобы ваше решение было основано на тех принципах о которых я сегодня говорил. На справедливости, то есть на справедливой оценке представленных в суде доказательств. И вашей совести, Ваша Честь!

Савеловский суд.

14 сентября 2011 г.

Интернет[править]