Борис Иванович Николаевский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Николаевский Борис Иванович»)
Перейти к: навигация, поиск
Борис Иванович Николаевский
Boris Ivanovich Nikolayevskiy.jpg
Род деятельности: профессиональный революционер, историк
Дата рождения: 8 октября 1887
Место рождения: Белебей
Дата смерти: 22 февраля 1966
Место смерти: Нью-Йорк
Мать: Евдокия
Супруга: Анна Михайловна Бургина
Вероисповедание: православный
УДК 92

Борис Иванович Николаевский (8 октября[1] 1887, Белебей — 22 февраля 1966, Нью-Йорк) — российский политический деятель, более известный как историк.

Биография[править]

Родился в семье священника, мать звали Евдокией. Учился в гимназии в Самаре, а затем в Уфе.

В 19031906 годах — большевик, затем меньшевик.

В 1904 году, будучи гимназистом, был впервые арестован за принадлежность к молодёжному революционному кружку, судим за хранение и распространение нелегальной социал-демократической литературы. В тюрьме провёл около шести месяцев.

В общей сложности до революции арестовывался восемь раз, на короткие сроки. Дважды отпускался по амнистии 1905 года. За участие в первой русской революции приговорён к двум годам. Бегал из тюрем, три раза ссылался.

Революционной деятельностью занимался в Уфе, Самаре, Омске, Баку, Петербурге, Екатеринославе. В 19131914 годах работал в легальной меньшевистской «Рабочей газете» в Петербурге.

В марте 1917 года возглавил Комитет общественной безопасности в Красноярске, где находился в ссылке.[2]

После Октябрьской революции, в 19181920 годах как представитель ЦК меньшевиков ездил с поручениями от партии по всей России. С 1920 года — член ЦК партии меньшевиков.

В феврале 1921 года вместе с другими членами ЦК меньшевистской партии был арестован и после 11-месячного заключения выслан из РСФСР за границу. В эмиграции (в Германии, Франции, с 1940 года в США) продолжал принимать активное участие в политической деятельности партии меньшевиков. Постановлением от 20 февраля 1932 года был лишён, вместе с семьёй Троцкого и рядом других эмигрантов, советского гражданства.

Историк[править]

Политическая деятельность Николаевского не была в его жизни главным — он был прежде всего историк.

Его заслуга перед Россией и русской историей состоит в том, что начиная с 1917 года он собирал, хранил (и сохранил для потомков) ценную коллекцию архивных материалов. После Февральской революции, когда революционеры по всей стране громили центральные и местные архивы (особенно полицейские), Николаевский, как представитель ВЦИКа Советов, вошёл в комиссию по изучению архива Департамента полиции. В 1918 году вместе с П. Е. Щёголевым он составил проект организации Главного управления по архивным делам. И именно Николаевский убедил тогда большевика Д. Б. Рязанова (Гольденбаха) взяться за спасение архивов. В 19191921 годах Николаевский стоял во главе историко-революционного архива в Москве, выпустил ряд книг по истории революционного движения в России и на Западе.

Как социал-демократа Николаевского в первую очередь интересовала история революционного движения в России и в Европе. Но его интересы как историка шли далеко за пределы спектра, ограниченного узкими рамками социал-демократии. Он был чуть ли ни единственным меньшевиком, пытавшимся понять трагедию власовского движения и оправдать его (чем обрушил на свою голову многочисленную критику однопартийцев). Его способность списываться с людьми самых разных политических взглядов, от монархистов до коммунистов, заставлять их относиться к нему как к историку с полным доверием, убеждать их в необходимости написания мемуаров или же составить подробные ответы на многочисленные и конкретные вопросы — поражает исследователей.

Как собиратель архивов Николаевский оставил восемьсот с лишним коробок архивных материалов. Ныне они хранятся в Гуверовском институте (Станфорд, Калифорния, США). Как историк и публицист, он опубликовал большое количество статей на русском и основных европейских языках. Уделяя много времени архивам, переписке с людьми и политической деятельности, Николаевский был в то же время менее продуктивен как автор собственных книг.

Нравственные же качества Николаевского-историка далеко не всегда оказывались на высоте (см. ниже).

Критика[править]

Осенью 1933 года еврейские адвокаты профессор Матти и Г. Бруншвиг подали в суд города Берна жалобу с требованием возбудить уголовное преследование за распространение так называемых «Протоколов Сионских мудрецов» организацией швейцарского Национального фронта.

В качестве свидетеля с еврейской стороны на Бернский процесс был приглашён и Николаевский.

По утверждению публициста О. А. Платонова, Николаевский, заявив на процессе, что происхождение «Протоколов» упирается в русскую тайную полицию и её агентов, дал ложные показания. Сам он прекрасно знал, что полиция не имела отношения к делу, поскольку изучал её архивы, но тем не менее пошёл на поводу «общепринятой» версии, утверждавшей, что русский духовный писатель С. А. Нилус получил в 1904 или 1905 году для публикации рукопись, сфабрикованную полицией. Эта версия была заведомо ложна хронологически, поскольку «Протоколы» начали распространяться в России не с 1905 года, а гораздо раньше, и могли появиться ещё в 1-м издании книги Нилуса «Великое в малом» (1902), но были включены им только во 2-е издание (1905).

Николаевский действительно втайне считал, «что Рачковский вообще к составлению Протоколов отношения не имел и иметь не мог ни на одном этапе своей карьеры». Соврал же историк на процессе, исходя из посылки, что эта ложь во спасение поможет борьбе с Гитлером.[3]

По оценке литературоведа Н. А. Богомолова, Николаевский был также далеко не безупречен в том, что касалось сообщаемых им сведений об истории и современном (на момент его жизни) состоянии советской литературы.[4]

Семья[править]

Жена — Анна Михайловна Бургина (18991982), его многолетний ассистент (вначале была женой И. Г. Церетели[5]).

Брат Николаевского Владимир был женат на сестре А. И. Рыкова.

Некоторые сочинения[править]

Основные труды[править]

Прочие работы[править]

  • П. Н. Милюков // Социалистический вестник. — 1943. — № 9—10.
  • Из летописи советской литературы // Социалистический вестник. — 1946. — № 1.
  • Чернов как идеолог // На рубеже. — 1952. — № 3—4. — С. 5—8.
  • М. Чернов. (19 ноября 1873 — 15 апреля 1952) // Чернов В. М. Перед бурей. Воспоминания. — Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1953. — С. 5—16.

Примечания[править]

  1. Некоторые источники, «исправляя стиль», называют даты 20 октября и даже 2 ноября.
  2. Островский А. Кто стоял за спиной Сталина? — СПб.: Нева, М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — С. 47. ISBN 5-7654-1771-X, ISBN 5-224-02997-X
  3. Хагемейстер М. В поисках свидетельств о происхождении «Протоколов сионских мудрецов»: издание, исчезнувшее из Ленинской библиотеки / Авториз. пер. с нем. Е. Земсковой // Новое литературное обозрение. — 2009. — № 96.
  4. Богомолов Н. А. Что видно сквозь «железный занавес» // Новое литературное обозрение. — 2009. — № 100.
  5. Писательницы России (Материалы для биобиблиографического словаря) / Сост. Ю. А. Горбунов.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Крылов В. В. Его страстью был архивизм // Отечественные архивы. — 1995. — № 3. — С. 25—36.
    • электронная версия — в сокращённом виде (без сносок)
  • «Спасибо, что готовы поделиться сведениями». Из переписки М. А. Алданова и Б. И. Николаевского. (1930—1950) / Публ. О. Будницкого // Источник. — 1997. — № 2. — С. 56—76.
  • Письма Б. И. Николаевского Б. К. Суварину / Публ., вст. ст. и прим. В. Е. Корнеева // Вопросы истории. — 1998. — № 10. — С. 111—126.
  • Даниельсон Е. Архивы русских эмигрантов в Гуверовском институте // Вестник архивиста. — 2001. — № 1. — С. 202—211.
  • Платонов О. А. Загадка Сионских протоколов. — М.: Алгоритм, 2004. — 832 с. ISBN 5-9265-0149-0
  • Ненароков А. П. В РГАСПИ создан мемориальный кабинет Б. И. Николаевского // Отечественные архивы. — 2006. — № 6. — С. 133.