Николай Александрович Морозов (революционер)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Николай Александрович Морозов
Morozov1910.jpg
1910 год
Дата рождения: 7 июля 1854
Место рождения: имение Борок, Мологский уезд, Ярославская губерния, Российская Империя
Дата смерти: 30 июля 1946
Место смерти: посёлок Борок, Некоузский район, Ярославская область, РСФСР, СССР
Отец: Пётр Алексеевич Щепочкин
Мать: Анна Васильевна Морозова
Этническая принадлежность: русский
Вероисповедание:  ?
УДК 92

Николай Александрович Морозов (25 июня (7 июля) 1854, усадьба Борок, Мологский уезд, Ярославская губерния, Российская Империя — 30 июля 1946, посёлок Борок, Некоузский район, Ярославская область, РСФСР, СССР) — русский революционер-народник. Своего рода предтеча творцов «новой хронологии».

Биография[править]

Незаконнорожденный сын богатого помещика Петра Алексеевича Щепочкина и его крепостной крестьянки Анны Васильевны Морозовой, которая, получив вольную, была приписана к сословию мещан.

До 14 лет получал домашнее образование.

В рядах революционеров оказался, не кончив ещё и 5-го класса гимназии.

В 18711872 годах стал вольнослушателем Московского университета.

В 1875 году был направлен «чайковцами» в Швейцарию в редакцию газеты «Работник», издававшуюся в бакунистском духе. В Женеве вступил в местную секцию Интернационала бакунистской ориентации.

При возвращении в Россию в марте 1875 года ещё на границе был арестован и провёл три года в тюрьме.

В августе 1878 года появился в Санкт-Петербурге и сразу же был принят в организацию «Земля и воля», признававшую террор одним из способов дезорганизации существующего строя.

В августе 1879 года после раздела организации стал одним из учредителей «Народной воли» и членом её руководящего органа — Исполнительного комитета. Вместе с Л. А. Тихомировым был назначен редактором газеты «Народная воля». Однако вскоре был удалён в бессрочный отпуск в Швейцарию.

В декабре 1880 года посетил К. Маркса в Лондоне. По возвращению же в Россию вновь был арестован на границе.

В феврале 1882 года проходил по делу 20-ти народовольцев и был приговорён к бессрочным каторжным работам, заменённым императором Александром III пожизненным заключением. В марте 1882 года был переведён из Трубецкого бастиона Петропавловской крепости в её Алексеевский равелин.

В августе 1884 года был переведён из Алексеевского равелина Петропавловской крепости в одиночную камеру новой, только что построенной Шлиссельбургской крепости, где пробыл до 28 октября 1905 года. Поскольку заключённые могли получать только религиозную литературу, попросил Библию и начал изучать Апокалипсис и книги пророков.

На волю вынес из тюрьмы 26 томов рукописей.

Автор «Откровения в грозе и буре» (М., 1907), «Пророков» (М., 1914) и семитомного труда «Христос» (М.‒Л., 19241932, кн. 1‒7), в которых, пользуясь неверными астрономическими наблюдениями, вырвал Иисуса Христа из времени правления Августа и Тиберия и отнёс к середине IV века. Автор предисловия к не менее слабой книге А. Немоевского «Бог Иисус» (Пг., 1920).[1]

Член масонской ложи «Полярная звезда» (Санкт-Петербург).[2]

В 1911 году был вновь осуждён на год тюрьмы (в Двинской крепости) за сборник стихов «Звёздные песни», в которых царское правительство усмотрело «призыв к ниспровержению существующего строя».

В 1915 году стал корреспондентом либеральной газеты «Русские ведомости».

Летом 1916 года издал в Москве своё исследование по проблеме «вздорожания жизни», в котором рекомендовал изъять, подобно правительству императора Александра I, из обращения две трети бумажных денег и сжечь их, но не объяснил, каким образом государство могло бы извлечь из оборота миллиарды бумажных рублей.[3]

Горячо приветствовал Февральскую революцию 1917 года.

В августе 1917 года был привлечён А. Ф. Керенским к участию в Государственном совещании.

В сентябре 1917 года стал членом Совета республики Демократического совещания, задуманного как некий Предпарламент.

Участвовал в выборах в Учредительное собрание. После разгона Учредительного собрания ушёл из политики.

В первые послереволюционные годы предпринимал попытки хлопотать за некоторых своих арестованных знакомых, используя личные связи, в частности, знакомство с Ф. Э. Дзержинским.

С 1934 года — почётный член АН СССР.

Умер в доме, где родился.

Отзывы и воспоминания современников[править]

П. А. Кропоткин писал самому Морозову:

Я так сжился с тобой в мыслях, пока ты сидел в заточении, ты стал мне таким дорогим и милым братом, что я не могу писать тебе на холодное «вы».

Н. С. Гумилёв так откликнулся на «Звёздные песни» Морозова:

Неужели в почтенные лета автора можно дебютировать книгой стихов, имея подобный запас образов, приемов и закристаллизированных переживаний? Или это та научная поэзия, о которой столько говорят во Франции Ренэ Гиль и его сторонники? Нет, там все по строено на искании синтеза между наукой и искусством, а в стихах Николая Морозова мы не видим ни того, ни другого. Одно великолепное презрение к стилю, издевательство над требованиями вкуса и полное непонимание задач стиха, столь характерные для русских поэтов-революционеров конца XIX столетия, да разве еще шаблонность переживаний, тупость поэтического восприятия и бесцеремонность в обращении с вечными темами — вот стихи Морозова.

И с горьким упреком хочется сказать этому герою наших дней, шлиссельбургскому узнику, ученому и врагу царей от лица оплевываемой справа, попрекаемой слева, робко притаившейся современной русской поэзии:

Зачем вы посетили нас
В глуши забытого селенья?..[4]

Академик С. И. Вольфкович, состоявший в постоянной переписке с Морозовым и бывший в курсе его научных планов и открытий, свидетельствовал, что и на 91-м году жизни Николай Александрович «был более страстен и смел, чем многие из нас, [которые были] на 40‒50 лет моложе его».

Историография[править]

Советский историк В. А. Твардовская писала в книге «Н. А. Морозов в русском освободительном движении» (М., 1983):

Он вышел на волю ученым мирового масштаба, сделав в царской тюрьме крупнейшие открытия в области естествознания, физики, химии, математики и других наук. Его наследие — не только национальная гордость России, но и общечеловеческое достояние.[5]

Интересные факты[править]

  • Поскольку Морозов был убеждённым материалистом, то он пришёл к выводу, что если в Новом Завете сбываются пророчества Ветхого Завета, то это значит, что Ветхий Завет не мог быть написан ранее Нового Завета.[6] То есть налицо отсутствие у «учёного мирового масштаба» логики.
  • Во второй англо-бурской войне симпатии шлиссельбургского узника оказались на стороне Британской империи, вытеснявшей из Южной Африки республики Трансвааль и Оранжевое Свободное государство, основанные голландцами. Морозов посчитал, что в интересах цивилизации в Южной Африке должна господствовать новая «прогрессивная и предприимчивая» английская раса, а не «патриархальная и довольно-таки невежественная раса старинных голландских переселенцев». Таким образом, Морозов разошёлся с большей частью русского общества, демонстрировавшей сочувствие бурам.
  • За работу «Периодические системы строения вещества: теория образования химических элементов» (М., 1907) Морозову по представлению Д. И. Менделеева была присуждена honoris causa (без защиты диссертации) степень доктора наук.
  • И. Е. Репин написал четыре портрета Морозова.

Примечания[править]

  1. Немировский А. И. Евангельский Иисус как человек и проповедник // Вопросы истории. — 1990. — № 4. — С. 114.
  2. Соловьев О. Ф. Масонство в России // Вопросы истории. — 1988. — № 10. — С. 14.
  3. Страхов В. В. Общественные проекты в сфере государственных финансов России 1914‒1917 годов // Вопросы истории. — 2006. — № 11. — С. 26.
  4. Федор Сологуб и др.
  5. Цит. по: Итенберг Б. С. К юбилею Валентины Александровны Твардовской // Отечественная история. — 2001. — № 6. — С. 110.
  6. Самылов О. В. К вопросу о границах научного познания: историзм против антиисторизма // Теория и практика сервиса: экономика, социальная сфера, технологии…

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Шевеленко А. Я. Апокалипсис и его сюжеты в истории культуры // Вопросы истории. — 1996. — № 11‒12. — С. 16‒38.
  • Данилевский И. Н. Традиционное летосчисление и «новая хронология» // Вопросы истории. — 1998. — № 1. — С. 16‒29.
  • Бронштэн В. А. Н. А. Морозов — предтеча творцов «новой хронологии» // Вопросы истории. — 1998. — № 6. — С. 168‒173.
  • Мифы «новой хронологии» академика А. Т. Фоменко // Новая и новейшая история. — 2000. — № 3. — С. 3‒57.
  • Твардовская В. А. Николай Морозов: от революционера-террориста к ученому-эволюционисту // Отечественная история. — 2003. — № 2. — С. 50‒72.
  • Пелевин Ю. А. Александр Дмитриевич Михайлов // Вопросы истории. — 2011. — № 6. — С. 43‒69.