Николай Давидович Жевахов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Николай Жевахов»)
Перейти к: навигация, поиск
Николай Давидович Жевахов
Nikolay Davidovich Zhevahov.jpg
Род деятельности: государственный деятель
Дата рождения: 24 декабря 1874
Место рождения: Пирятинский уезд Полтавской губернии
Дата смерти: точно не установлена
Место смерти: точно не установлено
Отец: Давид Дмитриевич Жевахов
Мать: Екатерина Константиновна Вульферт
Вероисповедание: православный
УДК 92

Николай Давидович Жевахов (24 декабря 1874, Пирятинский уезд Полтавской губернии — 1938 или после 1939) — российский князь, монархист, член Русского Собрания. Товарищ обер-прокурора Святейшего Синода (15 сентября 1916 — 28 февраля 1917) Н. П. Раева. Духовный писатель.

Биография[править]

Брат-близнец Иоасафа (Жевахова) (в миру Владимира). Принадлежал к русской ветви древнего грузинского рода князей Джаваховых, которые считали своим родоначальником Картлоса — внука Иафета, первого владетеля Кавказа и родоначальника грузин. Рос в родовом имении Линовица, которое принадлежало его отцу коллежскому советнику Давиду Дмитриевичу Жевахову (18431907), и в Киеве, где у матери, Екатерины Константиновны, урождённой Вульферт (18471917), был собственный дом на Сретенской улице.

Образование получил сначала во 2-й Киевской гимназии, затем в Коллегии Павла Галагана и, наконец, на юридическом факультете Императорского университета св. Владимира в Киеве.

Ещё будучи студентом, в 1897 году получил свою первую награду — тёмно-бронзовую медаль за труды по первой всеобщей переписи населения.

В 1898 году, окончив курс университета с дипломом 2-й степени, поступил на государственную службу. В начале своей карьеры занимал различные мелкие чиновничьи должности в Киевской судебной палате и в канцелярии киевского генерал-губернатора.

Около 1900 года познакомился в Киеве с С. А. Нилусом.

В мае 1902 года занял хлопотную должность земского начальника в своих родных местах. В бытность земским начальником Жевахов впервые попробовал себя на поприще политического публициста. В 1904 году на страницах консервативного журнала «Гражданин», издававшегося князем В. П. Мещерским, печатались его «Письма земского начальника».

В конце апреля 1905 года он был причислен для дальнейшей службы к Государственной канцелярии в отделение свода законов. Перебрался в Санкт-Петербург.

В августе 1906 года предпринял первую попытку уйти в монастырь, вознамерившись остаться в Боровском монастыре, чему воспротивились родители. Вскоре познакомился с протоиереем Александром Маляревским, давним почитателем св. Иоасафа Белгородского. После этой встречи в конце 1906 года начал работу по собиранию материалов о св. Иоасафе.

После погребения отца, умершего в января 1907 года, более года странствовал по России в поисках материалов для книги о св. Иоасафе. Именно в это время он познакомился с архиепископом Курским и Обоянским Питиримом (Окновым), будущим митрополитом Петроградским и Ладожским, которому посвящено немало тёплых воспоминаний на страницах его мемуаров. Плодом трудов Жевахова стали три тома «Материалов для биографии святителя Иоасафа Горленко, епископа Белгородского и Обоянского», которые были изданы в Киеве в 1907—1911 годах.

Естественным завершением трудов Жевахова стало прославление св. Иоасафа. Канонизация состоялась 4 сентября 1911 года. По окончании работ над книгами о белгородском чудотворце 18 марта 1910 года Жевахов удостоился аудиенции у государя императора. В 1912 году получил благодарность Его Императорского Величества за поднесённую книгу «Святитель Иоасаф Горленко, Епископ Белгородский и Обоянский».

Ввиду частых отлучек из Петербурга, связанных со сбором материалов о св. Иоасафе, был переведён на должность помощника статс-секретаря Государственного совета.

4 мая 1909 года стал действительным членом Русского Собрания, однако ничем особенным на этом поприще себя не проявил.

В 1910 году совершил паломническое путешествие в итальянский город Бари, где покоятся мощи его небесного покровителя св. Мирликийского Николая Чудотворца. В июне 1913 года был избран в пожизненные действительные члены Императорского Палестинского Православного общества с выдачей серебряного знака за услуги, оказанные Барградскому комитету при Палестинском обществе. За организацию строительства храма и странноприимного дома в Бари ему было пожаловано 6 мая 1914 года звание камер-юнкера Высочайшего двора.

1 января 1915 года Жевахов за отличие был произведён в статские советники, что предполагало лишение придворного звания камер-юнкера, однако он добился того, чтобы ему, в качестве особой Высочайшей милости, оставили придворное звание.

15 сентября 1916 года императорским указом был назначен исправляющим должность товарища обер-прокурора Святейшего Синода, с оставлением в придворном звании. 6 декабря того же года был награждён орденом Св. Владимира 4 степени, к которому его представляли ещё за три года до того.

1 января 1917 года был пожалован званием камергера Высочайшего Двора и произведён в чин действительного статского советника.

В конце января 1917 года новый товарищ обер-прокурора Святейшего Синода отбыл в инспекционную поездку на Кавказ. Вернувшись в столицу 24 февраля, застал первые признаки революционного брожения. На заседании Святейшего Синода 26 февраля пытался инициировать обращение Синода к населению, которое бы грозило церковными карами всем участникам беспорядков, однако не встретил поддержки со стороны архиереев, которые отвергли его предложение.

Резко отрицательно отнёсся к февральским событиям 1917 года, назвав их впоследствии в своих воспоминаниях не иначе как «ужасной катастрофой».[1] В революциях 1917 года увидел прежде всего козни масонов и евреев.[2]

1 марта 1917 года по приказу Керенского был арестован и до 5 марта находился в заключении в так называемом министерском павильоне Государственной думы, как товарищ министра «прежнего режима». После освобождения жил то в имении сестры под Петербургом, то у матери в Киеве, то в имении у брата в Полтавской губернии. Ему удалось исхлопотать себе пенсию от Временного правительства за свою 18-летнюю государственную службу.

Во второй половине лета он вновь приехал к сестре, поближе к столице. До 8 ноября 1917 жил в её имении, и только увидев наступление анархии, боясь подвергнуть сестру опасности, выехал в Киев.

В течение полугода страшных чекистских преступлений скрывался с братом в скиту Пречистыя Богородицы. Их приютил игумен в благодарность за пожертвования скиту со стороны Владимира.

В середине сентября 1918 года Николай Жевахов уехал в Харьков. Затем, спасаясь от наступавших большевиков, бежал в Ростов-на-Дону. Во время передвижений по югу России был несколько раз ограблен, оказался без средств к существованию, без крова и даже почти без одежды и был в отчаянии. Но был приглашён к себе митр. Питиримом, которого считал давно умершим и по которому в Киеве даже служились панихиды. Вторую половину ноября и декабрь 1919 года провёл в Пятигорске на крохотном подворье Второ-Афонского монастыря, настоятелем которого и был митр. Питирим.

Предвидя скорую агонию деникинского дела, в последний день декабря 1919 года вместе с митр. Питиримом уехал в Екатеринодар. В середине января 1920 года приехал в Новороссийск, где оформил необходимые документы для отъезда за границу. Присоединился к группе архиереев, которая отправлялась в Сербию на старом грузовом пароходе «Иртыш».

В эмиграции оказался без каких-либо средств к существованию. Имея репутацию «распутинца» и «реакционера», не мог рассчитывать на помощь не только либеральных, но и консервативных кругов эмиграции, в том числе большинства оказавшихся за границей архиереев. С 9 февраля по сентябрь 1920 года он жил в Сербии, где выступил одним из инициаторов создания русско-сербского общества, которое было открыто 20 июля 1920 года, и был избран его председателем. В своей речи при торжественном открытии общества попытался обозначить новые задачи для объединения славянства. Выражал надежду, что «славянская идея объединит вокруг себя всех христиан для совместной борьбы с врагами Христа» — иудеями и масонами.

Вскоре ему удалось связаться с бежавшим от большевиков председателем Императорского Православного Палестинского общества князем А. А. Ширинским-Шихматовым, и в 1920 году он был назначен заведовать подворьем св. Николая, которое являлось собственностью Палестинского общества.

В январе 1921 года совершил поездку в Германию, где зарождалось тогда националистическое движение. В январе 1922 года по настоянию своих берлинских друзей побывал в Мюнхене, где встречался и общался с одним из идеологов немецкого национализма М. Э. Шейбнер-Рихтером. Шейбнер-Рихтером был представлен фельдмаршалу Э. Людендорфу, который был одним из лидеров местного правого движения. В Германии познакомился и с другими лидерами немецких правых: графом Э. Ревентловым и с переводчиком «Протоколов Сионских мудрецов» на немецкий язык, издателем консервативного журнала «Ауф форпостен» Л. Мюллер фон Гаузеном.

Следует отметить, что Жевахов и раньше симпатизировал немцам, слыл большим германофилом, а теперь, увидев подъём национального движения в Германии, был просто восхищён. Он вспоминал:

Мой приезд в Берлин, в этот момент, не мог пройти незамеченным для немцев, и я, как лично знавший Нилуса и ведший с ним переписку, неожиданно очутился в самом центре этого бурного, здорового национального движения, смягчавшего у меня горечь сознания той печальной роли, какую сыграла Германия в отношении России, в роковую для обеих стран войну.

Жевахов привлекался профессором Э. Флейшгауэром к созданию энциклопедии «Сегила Вери», посвящённой изучению иудаизма и связанных с ним явлений.[3]

О последних годах жизни Жевахова достоверно почти ничего не известно. По некоторым предположениям, он умер в 1947 году в Вене в лагере для перемещённых лиц.

Некоторые сочинения[править]

Критика[править]

Как замечает А. Д. Степанов, Жевахов в своих «Воспоминаниях» пытался поставить под сомнение богоизбранность древнееврейского народа и во времена до Рождества Христова и пришёл к «опасной идее» противопоставления Ветхого и Нового Завета.

Примечания[править]

  1. Стогов Д. Февральский переворот 1917 года глазами консерваторов // Русская народная линия, 15.03.2007
  2. Фирсов С. Л. Православная Церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. — СПб.: Изд-во РХГИ, 1996. — С. 19. ISBN 5-88812-033-2
  3. Платонов О. А. Загадка Сионских протоколов. — М.: Алгоритм, 2004. — С. 406—407. ISBN 5-9265-0149-0

Ссылки[править]

Литература[править]