Николай Лебедев:За правду о нашей Великой Победе

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

За правду о нашей Великой Победе



Автор:
Николай Лебедев

Наше дело правое, и победа будет за нами









Предмет:
антисталинизм


За прошедшие со времени окончания войны десятилетия, ее события, а так же все то, что ей предшествовало, явились предметом политических спекуляций. Черные дела превратились в заслуги, а заслуги в преступления. Но этого мало. Жалкая кучка людей, возомнившая себя хозяевами нашей жизни, приватизировав, а, точнее, украв у народа власть, деньги, собственность, теперь покушается, в своих демагогических целях, на самое святое, что у нас есть, на нашу Великую Победу. Эта банда считает возможным указывать нам, детям и внукам победителей, кого мы должны считать героями, а кого нельзя. Эта неблаговидная песня была рождена политиками еще советского времени. Ее запевалами выступили руководитель СССР конца 50-х, начала 60-х годов Н.С. Хрущев, а потом бывший генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев. Оба они, со своими приспешниками, пошли на прямое искажение истины, только для того, чтобы обосновать свой предательский, в сущности, троцкистский курс на сворачивание в послевоенном СССР социалистических преобразований.

Хрущев, этот затаившейся в сталинские времена троцкист, придя к власти, стал выполнять «левую» программу Троцкого, конечно же, без ссылок на автора. Этот курс поддержала большая часть партийной номенклатуры как в центре, в ЦК, так и на местах, в обкомах, райкомах и так далее. Эта политика заключалась в ускоренной «пролетаризации» страны. Она включала в себя: разгон МТС, преобразование колхозов в совхозы, изъятие у крестьян приусадебных участков, гонения на православную церковь, уничтожение неперспективных деревень, перевод на хозрасчет хозяйственной деятельности предприятий, приведшее к банкротству ряда важнейших отраслей народного хозяйства и к прекращению выполнения многих государственно важных проектов, таких как строительство железнодорожных магистралей, крупных промышленных предприятий и объектов. В частности, с этого момента началась деградация изобретательской деятельности, приборостроения, ракетостроения. Высвободившиеся средства были бездарно растрачены на тупую распашку целины и распространение посевов кукурузы на север, а главное, на «помощь братским движениям и партиям», тем самым реанимируя известную идею Троцкого о «мировой» революции. Разрушив сталинский план восстановления и развития сельского хозяйства, Хрущев привел страну к типично троцкистскому действу – расстрелу рабочих в Новочеркасске.

Сменивший Хрущева Брежнев, несколько заморозил артисталинскую риторику. Но во всем другом он пошел дальше Хрущева. За предоставление преференций в торговле нефтью и газом, он решился на сговор с США и, вопреки всем имеющимся у него данным, признал как действительный факт их «лунную» аферу, никогда не состоявшийся полет американцев на Луну. Мало того, что этим он предал десятки тысяч ракетчиков, трудившихся на благо своей страны, но еще и посадил свой народ на нефтегазовую «иглу». Именно тогда из КПСС стали уходить честные люди. Зато на их место косяком повалили проходимцы, карьеристы, взяточники. Воровство в государственном масштабе и коррупция, как раковая опухоль, стали распространятся в СССР со скоростью степного пожара. Таким образом, к середине 80-х годов руководство страны в основном подготовилось к политическому перевороту: к разрушению СССР, как государства; к переходу социалистической общенародной собственности в частные руки, выходцев из все той же партийной номенклатуры и торговой мафии, к ликвидации социальных прав трудящихся, обрекающей нас на нищету и вымирание. Руководил этим процессом Горбачев. А чтобы идейно обосновать свои действия, он вновь взялся за артисталинскую риторику, не останавливаясь при этом перед наглой ложью и прямой фальсификацией документов. Важное место в ней заняла оценка действий Сталина перед войной (договор о ненападении) и во время войны (число потерь). Оценка же эта бралась не из воздуха, а преподносилась в том виде, в какой ее видят заклятые «друзья» России – США и Англия.

Вызывает сожаление, что в деле очернения своего Верховного Главнокомандующего приняли участие ряд видных военных того времени, во главе с маршалом «победы» Г.К. Жуковым. Их активная роль в этом деле объясняется и карьерными соображениями, и попыткой приукрасить свою роль в войне и, по возможности, затушевать темные страницы своей боевой биографии. Имена многих из них, в памяти воевавших, запечатлелись далеко не громкими победами, но бездумно пролитой солдатской кровью, подлыми подставами соседей, неуемной жаждой выдвинутся в глазах более высокого начальства. Именно они «смело» укладывали батальоны перед траншеями врага, считая, что «бабы еще нарожают». Среди них были, например, такие генералы как Москаленко, Ротмистров, Соколовский, Гетман и ряд других. За первым из них, на Воронежском фронте, прочно укрепилось прозвище «истребителя своих людей, танков и артиллерии». Второго, не единожды ловили на подаче лживой информации. Его прямой «заслугой» было создание мифа о Прохоровке. По вине Ротмистрова это был действительно очень тяжелый бой. Это о нем Сталин сказал: «Каким же м…м надо быть, чтобы за два часа спалить целую танковую армию».

Народ, оглушенный потоками лжи и фальсификаций, льющимся с экранов телевизора, не то что поверил этой демагогии, но был просто парализован. Собственно этого «перестройщики» и «демократы» и хотели. Им необходимо было, чтобы на период совершения ими их грязных дел народные массы были бы деморализованы.

Но вот прошло немного времени. Ложь, на то она и ложь, стала отступать под давлением неумолимых фактов. Имя Сталина, вопреки демагогам, превратилось в знамя народного сопротивления захватчикам. Оно как бы говорит нам, что «наше дело правое, и победа будет за нами».