Новая хронология Фоменко/Критический анализ погрешностей методов хронологизации

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Но́вая хроноло́гия (Фоменко) — теория математиков Фоменко и Носовского, радикально пересматривающая всю хронологию истории человечества.

Сторонники Новой хронологии подвергли критике физические основания и обоснованность применения известных, претендующих на независимость и объективность, естественно-научных методов датировки предметов: дендрохронологии и радиоуглеродного анализа. Возражения против этих методов и конкретных случаев их применения состоят в следующем.

Критика дендрохронологии[править]

Файл:NewGorodScale.jpg
Дендрохронологическая шкала Новгорода статистически не обоснована

Подвергаются критике как теоретические основания метода, так и корректность конкретных исследований, проведённых с его помощью.

Отсутствие обоснования метода в целом[править]

Существует несколько распространённых методик проведения первичных измерений, обработки и представления результатов дендрохронологического исследования. Однако все эти методики недостаточно обоснованы с точки зрения применимости по параметрам достоверности и воспроизводимости. Используемый в них математический аппарат крайне беден и не отвечает требованиям современной статистической науки. Зачастую в работах с использованием дендрохронологии вообще не сообщается, какими методиками пользовались исследователи, что не позволяет воспроизвести и независимо проверить результаты исследований. Приводимые исследователями-дендрохронологами статистические параметры (см. Дендрохронология) критики полагают необоснованными.

Трудности дендрохронологических исследований Восточной Европы[править]

Дендрохронологические исследования сталкиваются с целым рядом проблем (см. Битвинскас Т. Т. «Дендроклиматические исследования»,— Л.: Гидрометеоиздат, 1974):

  • Корреляция между шириной годовых колец на пробах разной высоты на одном и том же дереве составляет 0,88-0,97.
  • Корреляция ширины колец одновременно высаженных по-соседству деревьев менее 0,5.
  • Годовые изменения ширины колец зависят от возраста дерева: у молодых деревьев ширина колец возрастает, у зрелых — экспоненциально убывает.
  • Годовая ширина колец дерева зависит от местного климата и условий роста дерева, солнечной активности, от высоты взятия пробы.

Чтобы учесть эти и другие факторы, необходима обработка и усреднение большого количества измерений разновозрастных деревьев исследуемой местности. Это можно было бы сделать, сняв контрольные пробы с долгоживущих деревьев большого абсолютного возраста, однако в Восточной Европе таких деревьев нет. Хотя дендрохронология в настоящее время и располагает большой массой материалов по американским секвоям, карельскому сосняку, европейскому дубу, эти материалы не могут использоваться для датировки восточноевропейских археологических находок.

В условиях отсутствия общепринятой, чётко выверенной и статистически обоснованной методики оказывается невозможным ни проверить результаты исследования, ни определить хотя бы границы возможных погрешностей, а значит использовать эти результаты как достоверные невозможно.

Критика дендрошкалы Великого Новгорода[править]

Особое внимание как критиков, так и защитников дендрохронологических методов уделяется результатам исследований по дендрохронологии Восточной Европы. Один из самых интересных и разработанных районов дендрохронологических исследований на территории России — район Новгорода. Дендрохронологические результаты Б. А. Колчина и Н. Б. Черных, которые в начале 70-х годов ХХ века составили шкалу для Новгорода на основании исследования ширины годовых колец деревьев, вошедших в новгородскую мостовую, преподносятся как достоверные, однако Новая хронология это отрицает, поскольку обоснования Новгородской шкалы не предъявлены.

Критики утверждают, что использованная для района Новгорода методика не имеет строгого научного обоснования, поскольку не была систематически описана в монографиях авторов ни в первых изданиях, ни в последующих. По дендрохронологии Великого Новгорода выпущены две книги Б. А. Колчина и Н. Б. Черных: «Дендрохронология Восточной Европы. Абсолютные дендрохронологические шкалы 788—1970» (М. 1977) и «Дендрохронология и археология» (М. 1996). Однако представленные в этих работах материалы непригодны для математической проверки, поскольку имеют вид не привязанных к шкале графиков без соответствующих табличных значений.

Таким образом, есть основания полагать, что новгородская шкала была искусственно приближена к априорным датировкам (о чём и сообщает В. Л. Янин в первом издании своей научной монографии «Я послал тебе бересту»). В итоге происходят курьёзы, подобные описанному в публикации А. Т. Фоменко и Г. В. Носовского «К вопросу о „Новгородских датировках“ А. А. Зализняка и В. Л. Янина. О том, как бересту конца XVIII века они датируют XI веком» (Вестник РАН, т. 72, № 2, 2002, стр. 134—140). Ответ на эту статью был опубликован в том же номере «Вестника РАН» ([1]). В комментарии редакции говорится: «Опубликованная выше совершенно объективная, на взгляд редакции, оценка очередного сочинения А. Т. Фоменко как абсолютно непрофессионального с точки зрения историков и археологов полностью исчерпывает данную тему.»

По мнению исследователей — дендрохронологов, абсолютная денрохронологическая шкала Великого Новгорода полностью обоснована и достоверна, основана на ясном статистическом анализе. Были проанализированы тысячи образцов брёвен с IX по XX век (включая образцы с 250 кольцами и выше). Приведённый в книге «Дендрохронология Восточной Европы» (М., Наука, 1977) полный отчёт об этом исследовании с подробным описанием методики исследователи считают вполне строгим и достаточно полным.

Критика радиоуглеродного анализа[править]

Радиоуглеродный (РУ) метод датирования базируется на измерении процентного содержания радиоактивного изотопа углерода 14С в органике и расчётах возраста образца на этом основании.

Проблемы методики[править]

Изначально идея Либби опиралась на следующие гипотезы:

  1. 14C образуется в верхних слоях атмосферы под действием космических лучей, затем перемешивается в атмосфере, входя в состав углекислого газа. При этом процентное содержание 14C в атмосфере является постоянным и не зависит ни от времени, ни от места, несмотря на неоднородность самой атмосферы и распад изотопов.
  2. Скорость радиоактивного распада является постоянной величиной, измеряемой периодом полураспада в 5568 лет (предполагается, что за это время половина изотопов 14C превращается в 14N).
  3. Животные и растительные организмы строят свои тела из углекислоты, добываемой из атмосферы, и при этом живые клетки содержат тот же процент изотопа 14C, что находится в атмосфере.
  4. По смерти организма его клетки выходят из цикла углеродного обмена, но атомы изотопа 14C продолжают превращаться в атомы стабильного изотопа 12C по экспоненциальному закону радиоактивного распада, что и позволяет рассчитать время, прошедшее со времени смерти организма. Это время называется «радиоуглеродным возрастом» (или, для краткости, «РУ-возрастом»).

У этой теории, по мере накопления материала, стали появляться контрпримеры: анализ недавно умерших организмов иногда даёт очень древний возраст, или, наоборот, проба содержит столь огромное количество изотопа, что вычисления дают отрицательный РУ-возраст. Некоторые заведомо древние предметы имели молодой РУ-возраст (такие артефакты объявлялись поздними подделками). В итоге оказалось, что РУ-возраст далеко не всегда совпадает с истинным возрастом в тех случаях, когда истинный возраст можно проверить. Такие факты приводят к обоснованным сомнениям в случаях, когда РУ-метод применяется для датирования органических предметов неизвестного возраста, и РУ-датировка не может быть проверена. Случаи ошибочного определения возраста объясняются следующими известными недостатками теории Либби (эти и иные факторы проанализированы в книге М. М. Постникова «Критическое исследование хронологии древнего мира, в 3-х томах»,— М.: Крафт+Леан, 2000, в томе 1, стр. 311—318, написанной в 1978 году):

  1. Непостоянство процентного содержания 14C в атмосфере. Содержание 14C зависит от космического фактора (интенсивность солнечного излучения) и земного (поступление в атмосферу «старого» углерода из-за горения и гниения древней органики, возникновения новых источников радиоактивности, колебаний магнитного поля Земли). Изменение этого параметра на 20 % влечёт ошибку в РУ-возрасте почти в 2 тысячи лет.
  2. Не доказано однородное распределение 14C в атмосфере. Скорость перемешивания атмосферы не исключает возможности существенных различий содержания 14C в разных географических регионах.
  3. Скорость радиоактивного распада изотопов может быть определена не вполне точно. Так, со времён Либби период полураспада 14C по официальным справочникам «изменился» на сотню лет, то есть, — на пару процентов (этому соответствует изменение РУ-возраста на полторы сотни лет). Высказывается предположение, что значение периода полураспада значительно (в пределах нескольких процентов) зависит от экспериментов, в которых он определяется. Некоторые противники метода пошли ещё дальше, и заявляли, что сама скорость распада изотопа может быть непостоянной, возможно, завися от каких-то внешних условий, полей и сил. Учитывая, во что принятие такого предположение выльется для ядерной физики, его нельзя воспринимать иначе как курьёз.
  4. Изотопы углерода не являются вполне эквивалентными, клеточные мембраны могут использовать их избирательно: некоторые абсорбировать 14C, некоторые, наоборот, избегать его. Поскольку процентное содержание 14C ничтожно (один атом 14C к 10 миллиардам атомов 12C), даже незначительная избирательность клетки в изотопном отношении влечёт большое изменение РУ-возраста (колебание на 10 % приводит к ошибке примерно 600 лет).
  5. По смерти организма его ткани не обязательно выходят из углеродного обмена, участвуя в процессах гниения и диффузии.
  6. Содержание 14C в предмете может быть неоднородным. Со времени Либби физики-радиоуглеродчики научились очень точно определять содержание изотопа в образце; заявляют даже, что они способны пересчитать отдельные атомы изотопа. Разумеется, такой подсчёт возможен только для небольшого образца, но в этом случае возникает вопрос — насколько точно этот небольшой образец представляет весь предмет? Насколько однородно содержание изотопа в нём? Ведь ошибки в несколько процентов приводят к столетним изменениям РУ-возраста.

Проблемы калибровочной шкалы[править]

Файл:Kalibrovka.jpg
Калибровочная шкала 14C

Указанные проблемы известны давно, и их уже много лет пытаются разрешить разработчики метода. В настоящее время используются т. н. «калибровочные шкалы» изотопа 14C. Для их построения по распределению изотопа в годовых кольцах долгоживущих деревьев (американских секвой тысячелетнего возраста) было экстраполировано содержание изотопа в атмосфере за последние несколько тысяч лет. Использование калибровочной шкалы снимает проблему (1), однако не решает проблему (2): такая шкала имеет смысл только для того региона, где она составлялась, а перенос её в другие регионы (тем более — на другие континенты) является малообоснованным, и, вполне возможно, ошибочным. Попытки построения аналогичных шкал по короткоживущим деревьям Европы порождает иную проблему: РУ-шкала оказывается привязанной к дендрошкалам региона, которым критики не доверяют по соображениям, приведённым выше, а сами дендрошкалы нередко обосновываются ссылкой на радиоуглеродный метод (такого рода аргументы любят повторять российские археологи из школы Колчина). В итоге получается порочный круг: РУ-шкалу привязывают к дендрошкале, а последнюю обосновывают ссылкой на согласие с РУ-шкалой.

Неоднозначность возраста при применении калибровки[править]

Калибровочная шкала 14C испытывает значительную вариацию своих значений, из-за чего кривая зависимости возраста образца от содержания изотопа 14C оказывается немонотонной, на ней одному и тому же процентному содержанию 14C соответствует более одного значения возраста. В результате для определения РУ-возраста необходимо знать интервал поиска необходимой даты. Этот интервал берётся из априорных указаний традиционных историков: историки указывают «подозрительный» век — радиоуглеродчики выдают историкам дату в пределах указанного периода, а даты в других периодах даже не рассматриваются. Процесс получения иных датировок на том же материале проиллюстрировал А. М. Тюрин [2].

Таким образом, по мнению критиков, все новшества РУ-метода пытаются снять лишь влияние фактора (1), а прочие — учёту не поддаются. В итоге радиоуглеродные датировки оказываются не более надёжными или научными, чем датировка «на глазок», по «стилю эпохи», хотя и подаются как «независимое подтверждение» исторических датировок.

Явно некорректные ссылки историков на РУ-метод[править]

Иной раз от историков приходится слышать заявления о том, что РУ-методом датированы предметы, которые в принципе не могут им датироваться. Например, встречались утверждения о том, что РУ-методом датированы античные монеты[Источник?]. Очевидно, что монету невозможно датировать таким образом — ни один из «денежных» металлов и сплавов не содержит углерода, а даже если бы эти монеты были чугунными, то РУ-датирование должно было бы показать не время изготовления монеты, а возраст углерода в руде и топливе (многие сотни тысяч лет). Возможно, многие ссылки на РУ-датирование являются таким же обманом научного мира.