Обсуждение:Александра Фёдоровна (императрица, жена Николая II)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Новости Эта статья побывала в шаблоне {{Новые статьи}}.

Содействие Германии в I МВ[править]

Неплохо бы добавить информацию о гипотезе сотрудничества Фёдоровны с Германией. ГФ100 10:34, 6 июня 2010 (UTC)

  • С этим лучше в Немецкое засилье в России.--Orso 10:37, 6 июня 2010 (UTC)
    • Туда тоже можно, но здесь следует осветить сей вопрос. Я в него особенно глубоко не вникал, хотя знаю о его существовании. Брусилов пишет в своих мемуарах, что в период разработки операции Ю-З-фронта (Брусиловского прорыва) в его штаб, ко всеобщему удивлению, внезапно заявилась Александра Фёдоровна и потребовала от него назвать точную дату наступления. Когда Брусилов начал объснять, что, мол, он ещё не определился, императрица стала требовать хотя бы приблизительной даты. Тогда Брусилов почувствовал, что что-то здесь не так. Он отказался назвать даже приблизительную дату, хотя мог бы. ГФ100 10:45, 6 июня 2010 (UTC)
      • Я добавил в статью ссылку на целое исследование Колоницкого о слухах относительно «шпионства» императрицы. Что касается Брусилова, у меня есть только собственные конспирологические умозаключения по поводу сделанного им заявления (после истории с «мемуарами» М. Палеолога, писанными, похоже, «задним числом», мне стало несколько трудно что-то называть «воспоминаниями»).--Orso 13:08, 6 июня 2010 (UTC)

Прогерманские симпатии, несоменно, существовали в высшем обществе империи, но я бы не стал преувеличивать их влияние и роль на большую политику России. Тут огромную роль играли такие факторы как союзнические отношения, экономические, банковские и финансовые связи. Наконец, сама Первая мировая война, её ход и жертвы, принесённые армиями стран Антанты не давали возможность прогерманским симпатиям выйти за рамки салонов. Добавим к этому волну "шпиомании", охватившей высший командный армии и флота, политиков и становится понятным, что германофильство не могло бы о себе заявить, даже имей оно место. Тогда в прогерманских симпатиях обвиняли многих: императрицу, Б. Штюрмера, В. Фредерикса, В. Сухомлинова, Г. Распутина, С. Витте и т. д. Александр. 1971.

Подпись мою снимите из статьи[править]

Я не хочу, чтобы моя подпись была под испоганенным текстом, который до этого был научным.--Orso 08:40, 23 января 2011 (UTC) Я дважды должен просить?--Orso 16:00, 23 января 2011 (UTC)

Её не нужно было вообще ставить. Это смешно и не слишком умно - подписывать общие статьи, особенно все подряд, особенно стабы. Кажется, основоположником течения "за подпись к статье" был Погребной. ГФ100 16:59, 23 января 2011 (UTC)
О подписи стабов — это не ко мне.--Orso 19:28, 23 января 2011 (UTC)

О взаимоотношениях цесаревича Николая Александровича и М. Ф. Кшесинской[править]

"У Кшесинской с Николаем ничего не было, согласно малейшему анализу источников". Выскажу своё мнение. Личная жизнь настолько тонкая материя, что спустя много десятилетий нельзя однозначно и твёрдо утверждать "да" или "нет". Это личное дело двоих людей. Даже если это монархи и их близкие. Николая Александрович насколько известно не любил выставлять на публику свою семейную жизнь и привязанности. Даже аристократы двора были в этом плане имели ограниченный доступ в семейный круг императора. Тем же отличался и его отец. А вот дед - Александр Николаевич мог явить двору свои привязанности, что не редко рождало пересуды в высшем обществе империи. Пример тому его многолетний роман с Екатериной Долгорукой. Что касается Кшесинской, то она пользовалась благорасположением Николая II, до конца его царствования. Если допустить, что в юности между ними ничего не было не ясен источник этих отношений. Будущая императрица Александра Фёдоровна, будучи невестой, когда узнала от жениха о М. Кшесинской, повела себя достойно, но сделала в дневнике Николая такую запись: "Мы все терпим искушения в этом мире и, будучи ещё молоды, не всегдаможем бороться и удеражться от искушений, но, когда мы раскаиваемся, Бог прощает нас. Прости меня за эту заись, но я хочу, чтобы был совершенно уверен в моей любви к тебе, в том, что я люблю тебя ещё больше, чем до того, как ты рассказал мне этот маленький эпизод, твоё доверие тронуло меня так глубоко. Может быть, я буду достойна такого доверия. Боже, сохрани меня тебя, возлюбленный Ники". Сам Николай делал Кшесинской дорогие подарки, о чём она пишет в своих мемуарах: золотой браслет, восемь золотых стопок для сервиза, украшенных драгоценными камнями и т. д. Историк А. Н. Боханов рассматривая отношения Николая Александровича и М. Ф. Кшесинской, признаёт, что "роман достиг кульминации зимой 1892-1893 года, когда встречались особенно часто. Цесаревич регулярно посещал на дому живую, раскованную, лишённую предрассудков и условностей танцовщицу, порой оставался до утра". Сама Кшесннская не афишировала свою связь с наследником. Историк признаёт, что тогда не существовало прослушивающих устройств и видео камер, хотя жёлтая пресса и имелась, но её нравы отличались от современных. Если какому-нибудь папарацци удалось бы сфотографировать балерину в постели с наследником, то можно смело утверждать, что ни одно СМИ ни в Европе, ни в России никогда бы не опубликовали такой материал. Вопрос "связывала ли цесаревича и Кшесинскую постель, или у них была лишь романтическая влюблённость, интересовал не только современников. Уже свыше ста лет по этому поводу бытуют самые разные утверждения. Но никто не отыскал убедительных подтверждений ни одной из двух наиболее расхожих версий. Имея в виду темпераментность натуры Кшесинской, её расчётливость и прагматизм, трудно предположить, что она не попыталась бы набросить "любовный аркан на своего царственного поклонника". Вся история их отношений реконструируются по воспоминаниям самой МАтильды, которые она написала , когда перешагнула рубеж в 70 лет. Николай Александрович был человеком своего времени и круга. У молодого неженатого офицера тогда обязательно должна была быть "дама сердца". У него таковой стала Кшесинская. Он увлекался ею, но никогда не забывал, кто он и и кто она. Он был человеком долга. Императрица Мария Фёдоровна знала об кувлечении сына и сочла нужным уведомить супруга, тот не придал этому серьёзного значения. Увлечение молодости. Где проводит время наследник было легко установить. Полицмейстер Петербурга регулярно информировал царя об обеспечении охраны наследника и где он бывает и с кем. Таковы кратко факты. Инициатором расставания весной 1894 г. был Николай Александрович. Он к тому времени уже был помолвлен с принцессой Аликс Гесеенской. Александр. 1971.

  • Об отношениях будущего царя и Кшесинской очень неясные источники, например, дневник Суворина. Я насчитал несколько (!) вариантов того, как из него цитируется матная фраза о том, что престолонаследник делает с Кшесинской. И это даже если забыть про индивидуальные особенности цитирования.Orso (обсуждение) 12:28, 13 июля 2013 (UTC)

Суворин здесь не в счёт: он не был близок к верхам, а пользовался в основном слухами, хотя, конечно, и видел императора во время официальных выездов в Питере. Поэтому фразы Суворина имеют реально ничтожный авторитет. Об этом мог бы рассказать полицмейстер столицы фон Валь, но он делал монарху, то есть отцу наследника, устные доклады на сей счёт. Дневник цесаревича хотя и полон упоминания фамилии Кшесинской за 1892-93 гг., но интимных деталей не содержит, учитывая мораль и воспитание того времени в верхах это и понятно. Могла быть такая связь: возможно, как гипотеза. Возьмите роман П. Краснова "От двуглавого орла к красному знамени" (1-й том), в нём ярко показан роман главного героя с Китти, во время службы в гвардии под Петербургом. Все всё знали, но молчали, пока герои не афишировали свою связь. Потом наступили последствия. Краснов ничего не придумал, а списал сцену из реальной жизни тех лет, которую он знал изнутри как офицер. Александр. 1971.