Эта статья является кандидатом в примечательные

Четвёртая арабо-израильская война

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Октябрьская война»)
Перейти к: навигация, поиск

Четвёртая арабо-израильская война


Место:
Синайский полуостров, Голанские высоты и прилегающие к ним регионы Ближнего Востока
Начало:
6 октября 1973
Окончание:
26 октября 1973
Итог:
прекращение огня

Стороны:




Четвёртая арабо-израильская война — война с 6 по 26 октября 1973 года между арабскими государствами (Египтом и Сирией), с одной стороны, и государством Израиль, с другой, ставшая важным этапом в развитии кризисной ситуации на Ближнем Востоке.

Название[править]

В государстве Израиль и в США война получила название войны Судного дня (по иудейскому религиозному празднику), в арабских странах — войны рамадана. Также известна как Октябрьская война.

Существуют и иные названия: «Война отцов и детей», «Операция Бадр». При этом каждое название имеет своё конкретное происхождение.

Предыстория[править]

В ходе предшествовавшей, третьей арабо-израильской войны 1967 года в течение шести дней Израиль захватил сирийские Голанские высоты, иорданский Западный берег реки Иордан, египетские Синайский полуостров и сектор Газа, а также часть священного для трёх авраамических религий города Иерусалима. Президенты Египта (А. Садат) и Сирии (Х. Асад) не могли смириться с подобным военно-политическим поражением и потерей территорий, и летом 1973 года ими было принято решение начать новую войну против Израиля.

Конкретная дата начала операции была определена всего за 2 дня до наступления. 6 октября было выбрано с учётом целого ряда факторов, например, таких как:

Стороны[править]

9 октября 1973 года советский поверенный в Аммане в беседе с королём Иордании Хусейном бен Талалом выразил мнение руководства СССР, что все арабские страны должны были принять участие в войне с Израилем. Но в открытую борьбу с ним вступили лишь Египет и Сирия.

Хроника[править]

Историк М. М. Наринский выделил четыре фазы ближневосточного кризиса 1973 года.

Первая фаза[править]

В первый период войны войска арабских стран достигли заметных успехов. Египетская армия форсировала Суэцкий канал и заняла полосу шириной от 12 до 15 км на его восточном берегу. Днём 6 октября 1973 года послу СССР в Каире В. М. Виноградову позвонил ликующий египетский президент А. Садат:

Сафир! Мы на восточном берегу канала. Египетский флаг на восточном берегу! Мы пересекли канал!

Военные действия на сирийском фронте

Египтяне эффективно использовали советские противовоздушные и противотанковые средства. Сирийцы успешно атаковали Голанские высоты и продвинулись к их гребню. Израильский историк Э. Барнави констатировал:

Несмотря на отчаянное сопротивление израильтян,… в течение первой фазы боев арабам удалось добиться существенных преимуществ.

Вторая фаза[править]

9 октября израильтяне начали контрнаступление на Голанских высотах, а затем повели наступление на Дамаск (столицу Сирии). 9—10 октября по решению администрации США был организован воздушный мост для срочных поставок вооружений Израилю. СССР наращивал поставки вооружения сирийцам, но советские военные эксперты уже начали предсказывать победу Израиля.

Советский посол Виноградов пытался убедить Садата в необходимости срочно оказать более весомую военную помощь Сирии, на что тот отвечал, что сирийцы могли бы действовать сугубо оборонительно или же повести против израильтян партизанскую войну.

Г. Киссинджер (иудей?) приносит присягу на Библии («полной»?). 22 сентября 1973 года

12 октября советский посол А. Ф. Добрынин, завтракавший с новоиспечённым государственным секретарём США Г. Киссинджером, не скрывал своего возмущения: он резко выступил против передвижения 6-го американского флота в Восточное Средиземноморье, где американцы оказались неподалёку от советских военных кораблей. Посол подчеркнул, что СССР не останется безучастным к угрозе, нависшей над Дамаском. Госсекретарь отрицал наращивание военных поставок Израилю, реально же он желал того, чтобы самолёты с грузами приземлялись в Израиле каждые пятнадцать минут.

Советское правительство ещё к 8 октября вступило в контакт с арабскими руководителями по вопросу о прекращении огня. Садат, всю жизнь страдавший, по утверждению А. А. Громыко-старшего, манией величия, не согласился на прекращение огня и, тем самым, допустил, по мнению советского посла Добрынина, грубейшую политическую и стратегическую ошибку, «ибо это обернулось для него через несколько дней военной катастрофой».

Ещё более осложнили ситуацию израильские бомбардировки гражданских объектов на территории арабских государств. Арабы требовали, чтобы к резолюции о прекращении огня был приложен график вывода израильских войск к границам, существовавшим до шестидневной войны 1967 года, что было неприемлемо для Тель-Авива и Вашингтона.

14 октября в американском Белом доме президент Никсон отвёл посла Добрынина в сторону и сказал:

Прошу передать Брежневу, что нас провоцируют в США, чтобы сорвать разрядку… Передайте Генеральному секретарю, что я не поддамся этому нажиму и выполню свою часть обязательств, взятых перед советским руководством.

Но в Вашингтоне были и иные настроения. Госсекретарь США Киссинджер, симпатизировавший Израилю, фактически вёл во время кризиса свою собственную двойную игру.

Третья фаза[править]

К 16 октября военное положение арабских государств заметно ухудшилось. Израильская армия остановила своё наступление в 20—25 км от Дамаска и создала реальную угрозу сирийской столице. 16 октября израильские танки форсировали Суэцкий канал и повели бои на его западному берегу.

16—18 октября глава советского правительства А. Н. Косыгин совершил полусекретный визит в Каир. Во время бесед с советским руководителем Садат внешне держался дружественно, но упрямо, упорно отрицая неблагоприятные изменения военной обстановки для египтян. Президент Египта назвал прорыв израильтян на западный берег Суэцкого канала «незначительным явлением» и «политическим манёвром». Результатом переговоров Косыгина в Каире стало предварительное согласие Садата на прекращение огня — при условии согласия Израиля на выполнение резолюции Совета Безопасности ООН № 242 от 22 ноября 1967 года о принципах урегулирования ближневосточного конфликта.

Однако Садат выдвинул условие советско-американских гарантий отвода израильских войск, что стало, по предположению историка М. М. Наринского, одной из причин приглашения Киссинджера в Москву, которое было направлено Брежневым 19 октября. По позднейшему признанию Киссинджера, это только выиграло время для Израиля, позволив ему усилить военный нажим.

Киссинджер и сопровождавшие его лица прибыли в Москву 20 октября в 19:30. 20 октября в 23 часа Брежнев пригласил Киссинджера на неофициальный ужин в Кремль. Советский лидер уверял госсекретаря США, что СССР не осуществлял ничего экстраординарного, поставляя оружие арабским странам по воздуху и морю, а только выполнял взятые ранее обязательства по поставкам вооружений.

В ночь с 20 на 21 октября Садат вызвал советского посла Виноградова к себе во дворец и заявил, что он может сражаться с Израилем, но не со Штатами:

Октябрь 1973 год - массовые поставки американского вооружения для Израиля.

Египет не может противостоять США… Я не могу справиться с этими потоками американских танков и самолетов… Я прошу Вас срочно передать в Москву мою просьбу о том, чтобы как можно скорее было установлено прекращение огня. У вас ведь есть контакты с американцами. Я прошу вас действовать как можно скорее.

По просьбе Садата советские руководители в срочном порядке достигли соглашения с американской администрацией о возможном прекращении военных действий. При этом посол Добрынин позднее утверждал, что Киссинджер не выполнил полученное им уже в Москве неожиданное указание Никсона устно сообщить Брежневу о готовности к совместному справедливому урегулированию конфликта.

Заключительная фаза[править]

22 октября Совет Безопасности ООН принял основанную на советско-американских договорённостях в Москве резолюцию № 338, предписывавшую всем участникам вооружённого конфликта прекратить через двенадцать часов военные действия. Однако изральские парашютные части продолжали продвижение на юг по западному берегу Суэцкого канала, отрезая 3-ю египетскую армию. Утром 23 октября Египет обратился в Совет Безопасности с официальной жалобой на нарушение Израилем решения о прекращении огня. В тот же день Садат дважды звонил по телефону послу Виноградову с официальной просьбой о срочном «советском военном вмешательстве» с тем, чтобы заставить Израиль вьполнять решение Совета Безопасности. Брежнев обратился с запиской к Киссинджеру, квалифицировав действия Израиля как абсолютно неприемлемые, как «очевидное двурушничество».

К вечеру 23 октября Совет Безопасности принял резолюцию № 339, подтверждавшую решение о прекращении всех военных действий и об отводе войск на те линии, которые они занимали на момент вступления в силу предыдущего решения о прекращении огня. Однако Израиль нарушил и эту резолюцию, стремясь полностью перерезать пути снабжения 3-й египетской армии и тем самым обречь её на гибель в Синайской пустыне. По воспоминаниям посла Добрынина, Садат, находившийся в полной растерянности, по телефону просил Брежнева «спасти его и египетскую столицу, которую уже окружают израильские танки».

Третья египетская армия в окружении на восточном берегу Суэцкого канала.

Утром 24 октября советское правительство предупредило Израиль «о самых тяжёлых последствиях, которые повлечёт продолжение его агрессивных действий против Египта и Сирии» (из воспоминаний посла Добрынина). Советский лидер писал президенту США:

Мы располагаем проверенной информацией о том, что израильские войска в данный момент атакуют египтян на западном берегу Суэцкого канала с помощью танков и боевых кораблей. Они пытаются захватить порт Суэц при явном нарушении решения Совета Безопасности ООН о прекращении огня на Ближнем Востоке… Мы уверены, господин президент, что Вам надлежит дать ясно понять Израилю, что его войска должны немедленно прекратить все свои провокационные акты.[1]

В тот же день 24 октября в Москве состоялось заседание Политбюро ЦК КПСС. Наиболее решительную позицию занял министр обороны СССР маршал А. А. Гречко, настаивавший на «символической демонстрации присутствия» советских войск в Египте, против чего категорически возразил глава правительства А. Н. Косыгин. Против прямого втягивания СССР в ближневосточный конфликт выступил и Брежнев. В итоге Политбюро решило оказать дополнительный нажим на США, а также провести в Закавказье военные манёвры с участием авиации.

По воспоминаниям брежневского советника А. М. Александрова-Агентова, в «прилегающем районе СССР» были демонстративно приведены в боевую готовность две десантные дивизии, а несколько находившихся в Средиземном море советских военных кораблей начали движение в сторону Египта. Американское руководство также имело информацию о приведении советских воздушно-десантных дивизий в состояние боевой готовности.

После вышеупомянутого заседания Политбюро Брежнев направил Никсону довольно жёсткое послание, в котором подчёркивал, что «Израиль нагло бросает вызов и СССР, и США», срывая достигнутые договорённости. Брежнев излагал соображения Кремля о возможных мерах в сложившейся ситуации:

Мы вносим конкретное предложение — давайте вместе, СССР и США, срочно направим в Египет советские и американские воинские контингенты для обеспечения решения Совета Безопасности… Скажу прямо, если бы Вы не сочли возможным действовать совместно с нами в этом вопросе, то мы были бы поставлены перед необходимостью срочно рассмотреть вопрос о принятии нами соответствующих шагов в одностороннем порядке. Допустить произвол со стороны Израиля мы не можем.[1]

В ответ Киссинджер настоял на энергичной демонстрации американской решительности. Вооружённые силы США были приведены в состояние наивысшей степени готовности к вооружённым действиям в мирное время. Авианосцы «Франклин Д. Рузвельт» и «Джон Кеннеди» получили приказ срочно перебазироваться в Восточное Средиземноморье. Некоторые исследователи и участники событий утверждают, что в ответ на американские действия СССР также привёл свои вооружённые силы в состояние повышенной боевой готовности. Москва опубликовала заявление ТАСС с решительной критикой тревоги, объявленной в вооружённых силах США.

25 октября Египет отозвал из Совета Безопасности ООН свою просьбу о посылке на Ближний Восток совместных советско-американских сил, заменив её предложением о создании специальных международных сил. Таким образом, Садат, с февраля 1972 года осуществлявший секретные контакты с Вашингтоном, отныне делал ставку скорее на американскую дипломатическую поддержку, а не на советскую военную помощь. В тот же день Совет Безопасности проголосовал за новую резолюцию по Ближнему Востоку, и на этот раз прекращение огня было реализовано. 26 октября состояние повышенной боевой готовности американских вооружённых сил было отменено.

Р. Никсон, Г. Киссинджер и министр иностранных дел Египта И. Фахми (слева). Белый дом, 31 октября 1973 года

Киссинджер потребовал от Тель-Авива избавить блокированную 3-ю египетскую армию от позорной капитуляции и разрешить продвижение египетских конвоев с водой, продовольствием и медикаментами для неё. Израильтяне согласились.

28 октября израильские и египетские военные представители встретились под эгидой наблюдателей ООН для обмена мнениями. СССР не участвовал в этой акции, а Киссинджер отметил, что Египет уже не в советском лагере. В тот же день Брежнев отправил Никсону послание, выражавшее недовольство невыполнением обязательств в отношении СССР и Египта. В этом послании Брежнев критиковал действия «израильской военщины» и не очень скрывал свои подозрения в отношении действий Киссинджера в период кризиса.

Последствия[править]

Арабо-израильская война стала формальной причиной первого в мире нефтяного кризиса.[2][3] Дело в том, что 17 октября 1973 года арабские страны-экспортёры нефти приняли решение заметно уменьшить её добычу и ввести эмбарго на поставки нефти в США, что оказало громадное влияние на всю мировую экономику.

Историография[править]

По высказыванию некоторых военных аналитиков,военная мощь израильской армии превосходила египетскую до начала войны.[4] У Садата было мало шансов одержать победу над Израилем,без внешней помощи.

Французский историк Ж.-Л. Дюфур писал в 2004 году, что «война Йом Киппур — это исключительный пример желаемого кризиса, полностью удавшегося и замечательно просчитанного», что, по мнению российского историка М. М. Наринского, неверно ни в отношении арабов, ни в отношении израильтян.

Ури Бар-Джозеф, профессор международных отношений в Университете Хайфы в своей книге "А-цофэ ше нирдам"(иврит) делает следующие выводы: - Садату была нужна ограниченная война,чтобы таким образом "встряхнуть" повлиять на содействие со стороны ООН,советских и американских лидеров,чтобы вернуть потерянные территории после войны 1967 года,после неудачных попыток договориться с Израилем мирным путем.И чтобы поднять дух нации. Он не хотел оказаться в положении Насера 11 июня 67-го года.Садат хотел выиграть политическую войну. Садату нужно было именно то, что и вышло в реале: возврат Синая,война, которую можно представить как победу, и неважно, как именно она кончилась в военном плане. Поэтому и построили музей победы в Каире, поэтому и отмечают дату начала войны и до сих пор проводят парады в ДЕНЬ НАЧАЛА ВОЙНЫ.

Интересные факты[править]

  • За день до начала Октябрьской войны 1973 года главе Моссада Ц. Замиру передали секретное послание от самого важного его агента в Европе, которое гласило, что война с Египтом разразится в считанные часы. Но ни агенту, ни Замиру не поверили, как не поверили до этого и иорданскому королю Хусейну, тайно прилетевшему на вертолёте, которым он управлял сам, в Иерусалим и сообщившему о грядущей войне.[5]
  • В 1974 году А. Садат заявил:

Война была нацелена как ограниченная операция,земля не была моей целью, вообще. Я хотел только доказать всему миру,что израильская теория безопасности разрушима и мы сможем пересечь Суэцкий канал и захватить "линию Барлёва"[6]

  • В апреле 1976 года американский журнал «Тайм» опубликовал сенсационное сообщение о том, что в разгар Октябрьской войны 1973 года, когда египтяне форсировали Суэцкий канал, а войска Израиля отступали с Голанских высот под напором сирийских танков, в тайном подземном туннеле в израильской пустыне спешно, за 78 часов, было собрано 13 атомных бомб, которые доставили к самолётам. Но прежде чем те поднялись в воздух, положение на фронтах стабилизировалось.[7]
  • Египетский президент А. Садат, обвинённый частью арабского мира в предательстве, был убит 6 октября 1981 года во время парада по случаю годовщины Октябрьской войны.[8]

Примечания[править]

  1. а б Прямая ссылка на документ архивных записей.Оригинальный текст - английский
  2. Проблемы эффективности и реформы системы международных многосторонних институтов / Под. общ. ред. М. В. Ларионовой. — М.: ТЕИС, 2007. — С. 65. ISBN 5-7598-0521-2
  3. Ларионова М. В. «Группа восьми». Аналитический материал в помощь студентам и аспирантам. — С. 7.
  4. Документальный фильм на сайте на сайте YouTube
  5. Боровой Я. Л. Ариэль Шарон. — М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2007. — С. 93. ISBN 5-275-01513-3
  6. Документальный фильм на сайте на сайте YouTube
  7. Гриневский О. А. Сценарий для третьей мировой войны. Как Израиль чуть не стал ее причиной. — М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2002. — С. 110—111. ISBN 5-94849-067-X
  8. Египет. Путеводитель. — Изд-е 6-е. — М.: Авангард, 2007. — С. 58—59. ISBN 5-86394-293-3

Литература[править]

  • Наринский М. М. Советский Союз и арабо-израильская война 1973 года // Новая и новейшая история. — 2006. — № 4. — С. 50—61.
  • Заир-Бек В. А. «Октябрьская (1973 г.) война на Ближнем Востоке» // Обозреватель-Observer. — 2009. — № 1. — С. 84—102.
  • Белоусова К. «Нефтяное оружие» в третьей и четвертой арабо-израильских войнах // Мировая экономика и международные отношения. — 2010. — № 2. — С. 47—56.