Claire de Lune:Организаторы злодеяния: Сталин

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Организаторы злодеяния: Сталин»)
Перейти к: навигация, поиск
Claire de Lune:Чёрная месса революции

Данная статья является продолжением темы: Чёрная месса революции

Начало: Организаторы злодеяния: Свердлов

Организаторы злодеяния: Сталин[править]

Казалось бы, этот вопрос ясен с самого начала: Сталин не мог участвовать в подготовке Цареубийства, так как, во-первых, он не относился к сторонникам Свердлова и даже, как ранее упоминалось, был с ним в натянутых отношениях, а во-вторых, начиная с 4 июня 1918 года Сталин не находился в Москве, откуда осуществлялось руководство ходом событий.

4 июня по приказу Ленина он в качестве руководителя продовольственного дела на юге России выезжает в Царицын для налаживания поставок хлеба в Москву и Петроград.

6 июня Сталин приезжает в Царицын и телеграфирует Ленину о мерах по налаживанию транспорта. В период с 6 июня по 12 сентября Сталин безвылазно находится в Царицыне, обороняя город от частей генерала Краснова и руководя поставками продовольствия в столицы.

10 июля 1918 года он пишет Ленину прямо-таки гневное письмо с резкими словами о поведении Троцкого:

«Если Троцкий будет не задумываясь раздавать направо и палево мандаты (...) членам французской миссии (заслуживающим ареста), то можно с уверенностью сказать, что через месяц у нас все развалится на северном Кавказе, и этот край окончательно потеряем. С Троцким происходит то же самое, что с Антоновым в одно время. Вдолбите ему в голову, что без ведома местных людей назначений делать не следует, что иначе получается скандал для Советской власти. (...) Для пользы дела мне необходимы военные полномочия. Я уже писал об этом, но ответа не получил. Очень хорошо. В таком случае я буду сам, без формальностей свергать тех командармов и комиссаров, которые губят дело. Так мне подсказывают интересы дела и, конечно, отсутствие бумажки со стороны Троцкого меня не остановит» (см. Сталин И.В. Соч. Т. 4. М., 1947. С. 120-121).

17 июля 1918 года, в день убийства Царской Семьи, Сталин телеграфирует Ленину о результатах своей поездки по Царицынскому фронту.

В тот же день 17-го июля Сталин пишет письмо Г.К. Орджоникидзе о прорыве железнодорожного сообщения, просит обеспечить Царицын радиостанцией большой мощности и так далее. Интересно, что Сталин сообщает о мятеже левых эсеров и предательстве Муравьева, то есть о событиях, происшедших до убийства Царской Семьи. Видимо, до Сталина известия об этих событиях в полной мере дошли только к 17 июля. Причем из текста письма видно, что информация о московских событиях стала известна Сталину в искаженном виде с чужих слов. Так, он пишет:

«Эсеры, желая втянуть Россию в войну, убили Мирбаха. Убийцы расстреляны. /.../ Муравьев, желая поддержать авантюру левых эсеров, сделал попытку открыть фронт чехословакам и двинуть войска на Москву и Питер. Попытка не удалась, Муравьев застрелился». (см. Сталин И.В. Соч. Т. 17).

Как известно, убийца Мирбаха Блюмкин расстрелян не был, а Муравьев не застрелился, а был расстрелян. Вспомним, что Сталин был не рядовым советским служащим, а наркомом. Тем не менее он был недостаточно осведомлен о текущих событиях. Не представляет сомнений, что если бы Сталин знал о свершившемся убийстве Императора Николая II, он не преминул бы сообщить об этом Орджоникидзе. Но он этого не сделал.

Таким образом, Сталин был обеспокоен совсем иными проблемами, чем организация убийства Царской Семьи. Примечательно, что он полон негодования по отношению к Троцкому. Любопытный вопрос - какой французской миссии Троцкий выдавал мандаты и зачем? Ведь Франция в то время официально была противником большевиков.

Несмотря на, казалось бы, очевидность неучастия Сталина в убийстве Царской Семьи, И.Ф. Плотников пытается утверждать обратное. Какие же доказательства приводит он для подтверждения сталинского соучастия?

«О причастности к делу Сталина, — пишет он, — свидетельствует телеграмма Б. В. Дидковского в органы власти в Пермь от 3 апреля 1918 г., в которой говорится о его с Лениным распоряжении относительно охраны великих князей, упоминание об участии его (Сталина) в деле при формировании и посылке в Тобольск отряда Я. М. Свикке Родионова), наконец, сообщение об этом Беседовского со ссылкой на беседу с П.Л. Войковым».

Речь идет о телеграмме заместителя председателя Уральского облсовета Дидковского, посланной из Екатеринбурга в Пермь 3 апреля 1918 года:

«Пермь. Губсовдеп. Копия председателю Совдепа. Копия Губчека Лукоянову. Прошу оказать содействие скорейшей отправке сегодня баронов под охраной в Вятку. Еще раз распоряжение Ленина, Сталина. Отвечайте телеграфом. Также прошу прийти сегодня в среду к одиннадцати вечера местного времени. Заместитель председателя Уральского облсовета Дидковский».

Под «баронами», по утверждению Ю. Буранова и В. Хрусталева, имелись в виду Великий Князь Сергей Михайлович, князь Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи и князь В.П. Палей, сын Великого Князя Павла Александровича, которые были высланы из Петрограда сначала в Вятку, а затем в Алапаевск, где они и были впоследствии убиты.

Какое отношение имеет приведенная выше телеграмма к убийству Царской Семьи и роли в нем Сталина, когда речь идет о высылке Великих Князей из Петрограда в Вятку?

Да, очевидно, что все представители Дома Романовых были убиты одной и той же рукой и по одному сценарию. Но это вовсе не означает, что все большевистское руководство было причастно к этому плану. Кстати, возникает законный вопрос: почему вдруг в деле, связанном с членами Императорской фамилии, появляется имя Сталина, который больше никаким образом в нем не участвует? Короче говоря, историю возникновения этой телеграммы и ее причины следует тщательно изучать. Но, опять-таки, к убийству Царской Семьи в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года она не имеет никакого отношения. И.Ф. Плотников приводит ее только потому, что убежден в ложной версии, что уничтожение Царского Рода осуществлялось всем советским руководством.

Вторым «доказательством» участия Сталина в организации Екатеринбургского злодеяния И.Ф. Плотников считает его роль при формировании и посылке в Тобольск отряда Я.М. Свикке. Этот факт И.Ф. Плотников заимствовал из книги израильского историка М. Хейфеца «Цареубийство в 1918 году».

Вообще И.Ф. Плотников на протяжении всего своего труда постоянно критикует Хейфеца, утверждая, что тот пользуется «непроверенными слухами и домыслами». Но вот почему-то приводимому Хейфецом факту, что Сталин участвовал в организации отряда Свикке в Тобольск, И.Ф. Плотников верит безусловно. Между тем нет никаких документов, свидетельствующих о том, что Сталин каким-то образом связывался со Свикке либо принимал у него какие-либо отчеты и так далее, как впрочем, нет никаких доказательств, кроме сомнительного высказывания Хейфеца, что Сталин принимал какое-либо участие в организации отряда Свикке (Родионова).

Остается третье доказательство И.Ф. Плотникова — свидетельства Беседовского. Еврей Беседовский был советским дипломатом и в 1929 году бежал из посольства (перелез через стену) и попросил политического убежища во Франции. В годы Второй мировой войны был арестован гестапо в связи с участием в Сопротивлении, позднее подозревался в связях с советской разведкой. Отличался крайним авантюризмом и мошенничеством. Под различными псевдонимами издал серию «мемуаров», будто бы принадлежавших различным советским деятелям, в том числе «Дневники Литвинова».

Цель галиматьи Беседовского вполне очевидна: свалить «все грехи Израиля» на Сталина и обелить в глазах западного сообщества Троцкого. Ведь шел 1932 год, время напряженной борьбы Сталина с троцкистско-зиновьевской оппозицией. Для обосновавшегося за рубежом Троцкого такая книга была как никогда кстати. Он с радостью ухватывается за нее и, тактично забыв о своем участии вот всех кровавых преступлениях большевистского режима, цитирует лживые писания Беседовского в своих сочинениях.

Но если Беседовскому его ложь хоть как-то простительна, все-таки он не был фигурой первой величины в советском руководстве, то Троцкий, ее с удовольствием повторяющий, лишний раз подтверждает свой облик «иудушки», человека абсолютно аморального, не брезгующего для достижения своих целей никакими средствами, в данном случае клеветой и фальсификацией. Ведь кому-кому, а ему, находившемуся в июле 1918 года в советской столице, было отлично известно, что ни 12-го, ни 14-го, ни 16-го, ни 17-го июля Сталина в Москве не было, а значит, никаких встреч со Свердловым он проводить не мог и никаких телеграмм никуда не посылал.

То, что Беседовский и Троцкий лгут, понимали даже антисоветски и антисталински настроенные люди. Так Ю.Г. Фельштинский в своей статье «Троцкий и убийство Царской Семьи» писал:

«Троцкий, высланный за пределы СССР, оставался верен делу фальсификации истории послереволюционной России. Все он знал. В биографии Сталина он пытался свалить ответственность на Свердлова и Сталина, обходя при этом вопрос о роли Ленина и своей собственной. И здесь он снова лгал наполовину. Сталин к убийству Императорской семьи причастен не был, а Свердлов был».

Далее, Беседовский пишет, что свои сведения о цареубийстве он почерпнул от Войкова, в бытность его послом в Польше. И.Ф. Плотников, который безоговорочно считает доказательством свидетельства Беседовского, когда речь идет об участии Сталина в подготовке цареубийства, почему-то не относит к таковым показания Войкова об уничтожении тел Царственных Мучеников, о «громадной кровавой массе человеческих обрубков», которые большевики разрубали острыми топорами, обливали бензином и жгли. Естественно, такое свидетельство невыгодно И.Ф. Плотникову, так как он верит в подлинность «екатеринбургских останков».

Да, собственно, вся логика поступков Сталина свидетельствуют о его непричастности к убийству Царской Семьи.

Во-первых, он отнюдь не считал Цареубийство "революционным подвигом", противился попыткам увековечить эту позорную страницу русской истории. В частности, из Музея Революции по личному распоряжению Сталина был убран наган, из которого, по словам Юровского, им был убит Император Николай II.

Во-вторых, известно, что Сталин открещивался от цареубийства. Писатель Чуев пишет:

«От Е.Я. Джугашвили я узнал, что в 1922 году, когда Сталин и Орджоникидзе приезжали в Грузию, к Сталину подошла его мать и спросила: "Сынок, на твоих руках нет Царской крови?" "Вот тебе крест, истинно нет!" — ответил Сталин и на глазах у всех перекрестился».

Обратим внимание, что в 1922 году такой поступок Сталина мог ему дорогого стоить...

В-третьих, в 1945 году Сталин назначил новое расследование Цареубийства.

В-четвертых, Цареубийство являлось актом не политическим, его причиной была не реальная угроза режиму, а сакральная месть антихристианских сил - кровавое культовое жертвоприношение с мистической целью окончательного уничтожения ненавистной мировой закулисе Святой Руси.

Сталин же по свойствам своей личности был чужд всякого рода оккультизма и кровавых ритуалов. Это был человек-практик, политик-реалист, действовавший как государственный деятель Советской России, а не сакральный лидер "второй Хазарии".


Продолжение темы: Комендант Юровский: последние приготовления