Анна Михайловна Панкратова

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Панкратова Анна Михайловна»)
Перейти к: навигация, поиск
Анна Михайловна Панкратова
Дата рождения: 16 февраля 1897
Место рождения: Одесса
Дата смерти: 25 мая 1957
Место смерти: Москва
Этническая принадлежность: Русские
Гражданство: Союз Советских Социалистических Республик СССР
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.
Научная сфера: история
Место работы: Институт истории АН СССР

Анна Михайловна Панкра́това (4 (16) февраля 1897, Одесса — 25 мая 1957, Москва) — советский историк, партийный и общественный деятель. Академик АН СССР (1953). Член ЦК КПСС.

Биография[править]

Из русской рабочей семьи.

Ученица М. Н. Покровского, тесно связанная с ним всей своей деятельностью.[1]

В 1937 году возглавила кафедру истории СССР Саратовского государственного университета.[2]

В 1939 году публично отмежевалась от Покровского, осудила его взгляды, выступив в роли популяризатора партийных решений в области исторической науки.[3]

С 1939 по 1947 год — заместитель директора Института истории АН СССР.[4]

В 1941 — 1943 годах вместе с частью сотрудников Института истории АН СССР была эвакуирована в Алма-Ату и включилась там в научную жизнь Казахской ССР.

2 марта 1944 года направила члену Политбюро ЦК ВКП(б) А. А. Жданову письмо, в котором обратила его внимание на то, что «среди работников идеологического фронта появились тенденции», в основе которых «лежит полный отказ от марксизма-ленинизма и протаскивание — под флагом патриотизма — самых реакционных и отсталых теорий… отказа от классового подхода к вопросам истории, замены классового принципа в общественном развитии национальным, реабилитации идеализма, панславизма и т. п.».[5]

С 1953 года была главным редактором журнала «Вопросы истории».

Семья[править]

Муж — Григорий Яковин (троцкист), дочь — Майя (одногруппница дочери И. В. Сталина, С. Аллилуевой).

Некоторые работы[править]

  • Панкратова А. М. Историческая наука в СССР за 25 лет (1917‒1942) // Исторический журнал. — 1942. — № 10. — С. 31‒48.
  • Панкратова А. Великий русский народ и его роль в истории. — М., 1946.
  • Панкратова А. Великое прошлое советского народа. — М., 1949.
  • Панкратова А. М. Первая русская революция 1905‒1907 гг. — М., 1951.
  • Панкратова А. Насущные вопросы советской исторической науки // Коммунист. — 1953. — № 6.
  • Панкратова А. М. Пролетаризация крестьянства и ее роль в формировании промышленного пролетариата России (60 — 90-е годы XIX в.) // Исторические записки. — Т. 54. — 1955.

Научные взгляды[править]

Ф. Л. Синицын:

К началу 1944 г. среди советских историков сформировалось две группы, которые придерживались противоположных оценок присоединения к России «национальных окраин» на разных этапах ее истории. Представители первой группы, объединившиеся вокруг заместителя директора Института истории АН СССР А. М. Панкратовой, считали такое присоединение «абсолютным злом» для присоединявшихся народов. Такой подход нашел яркое выражение в труде «История Казахской ССР» (отв. редакторы М. Абдыкалыков и А. Панкратова), изданном в 1943 г. <…> Представители второй группы историков во главе с академиком Е. В. Тарле говорили о необходимости не только пересмотра теории «абсолютного зла», но и кардинального возвращения советской исторической науки на национально-патриотические позиции.[6]

По мнению Панкратовой, часть зарплаты, которую рабочие России начала XX века вынуждены были высылать своим семьям в деревню, составляла аж половину заработка, в то время как Л. М. Иванов, автор статьи «Преемственность фабрично-заводского труда и формирование пролетариата в России», опубликованной в 1966 году, называл всего 10 — 18 %.[7]

Критика[править]

С. Н. Семанов о событиях 9 (22) января 1905 года:

По словам А. М. Панкратовой, «полиция и охранка одобрили план Гапона, замышляя кровавую расправу над рабочими». Протографом, если можно так выразиться, данной концепции является «Краткий курс» истории ВКП(б), где четко и недвусмысленно говорится о провокационном устроении петиционного шествия 9 января и о том, что «Гапон взялся помочь царской охранке: вызвать расстрел рабочих и в крови потопить рабочее движение». <…> «Документально установлено, — писала Панкратова, — что правительство сознательно желало довести дело до применения силы». Документов, которые бы прямо говорили о намерении самодержавия сознательно учинить расстрел, Панкратова не приводит, нам их также обнаружить не удалось. «Плана» расстрела не было, был только план расположения войск вокруг Дворцовой площади. Столкновение полных решимости дойти до своей цели демонстрантов с вооруженными солдатами, получившими приказ не пропускать демонстрантов к Зимнему дворцу, неизбежно должно было вызвать бойню на улицах Петербурга.[8]

Цитаты[править]

  • «Когда-то, помню, девочкой, читая впервые „Историю Парижской коммуны“, я пламенно мечтала о ней и завидовала тем, кто жил и боролся тогда. Теперь я увидела, что революция — далеко не так героична и красива вблизи, как это казалось тогда, что она жестока, сурова, неприглядна, — но в основе всё-таки гораздо более героична и прекрасна, чем казалось и кажется» (февраль 1922)
  • «Когда я поступила в ИКП в 1922 году, то там для меня самым ценным было то, что мы стали изучать историю революций, а не старые исторические эпохи. Мы, ученики Покровского, в течение многих лет изучали не весь ход исторического развития, а те эпохи, которые мы считали наиболее актуальными: революции 1905 г., 1917 г., историю гражданской войны и т. п.» (3 февраля 1936)
  • «Странно у меня получается всю мою жизнь: никогда не могу немножко пожить для себя. Так в невероятном, торопливом движении, в напряжённой работе и прошла вся моя жизнь» (20 июля 1945)
  • «Товарищи считали, что выполняют свой партийный большевистский долг, когда они в известной мере прикрашивают историю»

Отзывы современников[править]

Музейный работник А. Б. Закс:

Анна Михайловна была поистине светлой личностью, честность и принципиальность проявлялись во всей ее деятельности. Она очень много помогала молодым историкам, всегда была готова бороться за справедливость. <…> В феврале 1957 г. торжественно был отпразднован ее 60-летний юбилей, а в мае, несмотря на ее болезнь, ее вызвали из санатория в ЦК КПСС, очень резко с ней разговаривали, инкриминируя даже отход от партийной точки зрения. Анна Михайловна почувствовала себя плохо, а через несколько дней скончалась.[9]

Историография[править]

В автобиографической книге франковеда В. П. Смирнова «От Сталина до Ельцина: автопортрет на фоне эпохи» (М., 2011) говорится:

Главным печатным органом, выступавшим за пересмотр прежних оценок, стал центральный исторический журнал «Вопросы истории». Его редактор академик А. М. Панкратова и ее заместитель Э. Н. Бурджалов… решили восстановить историческую истину и отвергнуть укоренившиеся при Сталине неверные оценки исторических событий. Они публиковали соответствующие статьи, проводили встречи с читателями, устраивали публичные дискуссии. <…> Вызванным на заседание Секретариата [ЦК КПСС] Панкратовой и Бурджалову даже не дали выступить. Потрясенная Панкратова, считавшая, что она честно выполняет решения XX съезда, на следующий день слегла в больницу и вскоре умерла. Бурджалова уволили из «Вопросов истории».[10]

Примечания[править]

  1. Лаптева Л. П. Содержательное историографическое издание // Вопросы истории. — 1999. — № 10. — С. 148.
  2. Галактионов И. В. 50-летие истфака Саратовского университета // Вопросы истории. — 1986. — № 2. — С. 125.
  3. Лаптева Л. П. Содержательное историографическое издание // Вопросы истории. — 1999. — № 10. — С. 148. См. также: Чернобаев А. А. М. Н. Покровский — ученый и революционер // Вопросы истории. — 1988. — № 8. — С. 21‒22.
  4. Вопросы истории. — 2005. — № 7. — С. 136.
  5. Синицын Ф. Л. Проблема национального и интернационального в национальной политике и пропаганде в СССР в 1944‒первой половине 1945 года // Российская история. — 2009. — № 6. — С. 42.
  6. Синицын Ф. Л. Проблема национального и интернационального в национальной политике и пропаганде в СССР в 1944‒первой половине 1945 года // Российская история. — 2009. — № 6. — С. 41.
  7. Фельдман М. А. Промышленные рабочие России в начале XX века // Вопросы истории. — 2006. — № 1. — С. 21‒22.
  8. Семанов С. Н. «Кровавое воскресенье» как исторический феномен // Вопросы истории. — 1991. — № 6. — С. 182, 187.
  9. Закс А. Б. Как я защищала диссертацию и пыталась ее опубликовать // Вопросы истории. — 1989. — № 6. — С. 165, 167.
  10. Цит. по: Вопросы истории. — 2012. — № 4. — С. 168, 169.

Литература[править]

  • Письма Анны Михайловны Панкратовой // Вопросы истории. — 1988. — № 11. — С. 54‒79.
  • Городецкий Е. Н. Журнал «Вопросы истории» в середине 50-х годов // Вопросы истории. — 1989. — № 9. — С. 69‒80.
  • Сидорова Л. А. Общие проблемы исторической науки. Проблемы «отцов и детей» в историческом сообществе // История и историки: Историографический вестник. — 2002. — М., 2002. — С. 29‒42.
  • Савельев А. В. Номенклатурная борьба вокруг журнала «Вопросы истории» в 1954‒1957 годах // Отечественная история. — 2003. — № 5. — С. 148‒162.
  • Тихонов В. В. Курьёзная версия истории советской исторической науки: [О монографии А. В. Савельева «Необычная карьера академика А. М. Панкратовой»] // Российская история. — 2013. — № 5. — С. 160‒166.
Предшественник:
Пётр Николаевич Третьяков
главный редактор журнала «Вопросы истории»
19531957
Преемник:
Сергей Фёдорович Найда