Василий Семёнович Панкратов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Панкратов Василий Семёнович»)
Перейти к: навигация, поиск
В. Панкратов

Василий Семёнович Панкра́тов (26 декабря 1864 (7 февраля 1865), село Алексеевское Тверской губернии, ныне Московская область — 5 марта 1925, Ленинград) — российский революционер, комиссар Временного правительства по охране царской семьи в Тобольске.

Биография[править]

Народоволец. Отсидел в Шлиссельбургской крепости 14 лет за убийство полицейского, затем был сослан. Позднее эсер, участник Декабрьского вооружённого восстания 1905 года в Москве.

В 1910-е годы — масон Великого Востока Франции.[1]

В июле 1917 года выступил со статьёй против В. Ленина в газете «Живое слово».

Был избран в Учредительное собрание от Якутской области.[2]

Некоторые сочинения[править]

  • Жизнь в Шлиссельбургской крепости (1884—1898). — Пг., 1922.
  • Воспоминания. — М., 1923.
  • С царем в Тобольске. — Л.: Былое, 1925. — 88 с.

Цитаты[править]

Перлы[править]

  • «Посмотрите на меня! Царь разрушил мою жизнь! Я никогда не совершал никаких преступлений. Всё, что я сделал — убил агента полиции, потому что он грубо разговаривал с моей близкой подругой. Мне было тогда 18 лет. Но царь не знал жалости; он держал меня 12 лет в тюрьме, потом сослал в Сибирь»[3]
  • «О скупости семьи Николая II мне много приходилось слышать, но я не придавал этому значения и даже не верил. Но вот возвращают мне подписной лист,[4] и на нём пожертвование всей бывшей царской семьи [на нужды фронта], всего только триста рублей. Меня, признаться, поразила эта скупость. Семья в семь человек жертвует только 300 рублей, имея только в русских банках свыше ста миллионов»[5]
  • «[Императрица] не была скупа во всех случаях, нет. Известны её пожертвования на германский[sic] Красный Крест, уже во время войны. Известны её дары Григорию Распутину. Да, Алиса была скупа для России. Она могла бы быть с людьми, которые готовы были жертвовать Россией»[6]

Отзывы и воспоминания современников[править]

Преподаватель английского языка царским детям С. И. Гиббс рассказывал на допросе 1 июля 1919 года:

Когда я приехал в Тобольск, там были комиссары: Панкратов и Никольский. Панкратов был не плохой, но он был слабый, и на него влиял Никольский.

Панкратов не делал нам никаких стеснений. Государь разговаривал с ним, и Панкратов рассказывал Ему много интересного про Сибирь, куда он был сослан. Государь относился к нему немножно с иронией и называл его «маленький» человек: он имел маленький рост.[7]

Няня царских детей А. А. Теглева рассказывала на допросе 5 или 6 июля 1919 года:

Сначала, когда мы приехали в Тобольск, никаких комиссаров при нас не было. А потом, месяца через 11/2 — 2 появился Панкратов и его помощник Никольский. Про Панкратова я должна по совести сказать, что он был человек по душе хороший. Он был социалист и был в ссылке где-то в Сибири. Он был человек добрый и сердечный. К Семье, в особенности к Княжнам и особенно к Марии Николаевне, он относился хорошо. Марию Николаевну он любил больше всех. Государь при встрече разговаривал с ним. Никольский же был груб и непорядочен. Он был противоположность Панкратову. Панкратов проявлял заботу о Семье, как мог. Никольский держал себя совсем по-другому, и не будь около нас Кобылинского, он бы, пользуясь слабохарактерностью Панкратова, наделал бы нам много плохого. <…> …со времени появления их около нас солдаты… стали распускаться. Это происходило оттого, что Панкратов с Никольским «просвещали» их разговорами о политике.[8]

Помощница Теглевой, Е. Н. Эрсберг, рассказывала на допросе 6 июля 1919 года:

Сначала, когда мы приехали в Тобольск, никаких комиссаров при нас не было. Месяца через два прибыл комиссар Панкратов с помощником Никольским. Панкратов был хороший, честный, добрый человек. Он хорошо в душе относился к Ним и, как заметно было, жалел Их. Особенно он любил Марию Николаевну. Однажды Она зашибла себе глаз: упала. Он, услыхав от этом, сейчас же прибежал и заметно беспокоился из-за этого. Так же он относился к болезням Алексея Николаевича. Он и к Государю относился внимательно. Иногда он приходил к нам и любил рассказывать Княжнам и Алексею Николаевичу о своей ссылке в Сибири. Они любили его слушать. <…>

Оба они, Панкратов и Никольский, были ссыльные и были партийные люди. Никольский, кажется, был с более сильным характером, чем Панкратов. Вероятно, он влиял на него, и они стали читать солдатам «лекции». После этого солдаты стали разлагаться, и худые из них стали вести себя хуже с нами.[9]

Преподаватель французского языка царским детям П. Жильяр вспоминал:

В сентябре приехал в Тобольск присланный Керенским комиссар Панкратов. Его сопровождал его помощник Никольский, бывший, как и он сам, политическим ссыльным. Панкратов был человек довольно образованный, мягкий тип сектанта-фанатика. Он произвел на Государя хорошее впечатление и впоследствии полюбил детей. <…> Как я выше упомянул, Панкратов был сектантом, насквозь пропитанным гуманитарными началами; он не был дурным человеком. С самого своего приезда он устроил занятия с солдатами, вводя их в круг либеральных учений и прилагая все усилия к тому, чтобы развить в них патриотизм и гражданственность. Но его усилия обратились против него. Будучи убежденным противником большевиков, он в действительности лишь подготовил им почву и, не отдавая себе в том отчета, содействовал успеху их идей. Ему пришлось, как мы это увидим, стать первою их жертвой.[10]

Камердинер императрицы А. А. Волков писал в воспоминаниях:

Приехали из Петербурга посланные временным правительством Панкратов, Никольский… С их приездом [мы] стали чувствовать себя более стесненными. Панкратов стал вести среди солдат охраны пропаганду крайних политических взглядов. С солдатами Государь и дети [ранее] имели непосредственное общение, ходили в помещение охраны, играли с солдатами в лото. Теперь же солдаты с каждым днем становились грубее (кроме стрелков императорской фамилии, сохранивших, в общем, прежнее доброе отношение к царской семье).[11]

Киновоплощения[править]

Интересные факты[править]

Примечания[править]

  1. Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731—2004 гг. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. — С. 444. ISBN 5-699-09130-0
  2. а б Фёдоров В. И. В. В. Никифоров и Государственное экономическое совещание в Омске в 1919 г. // Вопросы истории. — 2011. — № 12. — С. 82.
  3. Цит. по: Мультатули П. В. Николай II: Дорога на Голгофу: Свидетельствуя о Христе до смерти… — М.: АСТ: Астрель, 2011. — С. 126. ISBN 5-17-074725-2, ISBN 5-271-36485-3, ISBN 5-17-065224-2, ISBN 5-17-068435-9, ISBN 5-271-30029-5
  4. Дело происходит (если происходит) в 1917 году.
  5. Цит. по: Мультатули П. В. Николай II: Дорога на Голгофу: Свидетельствуя о Христе до смерти… — М.: АСТ: Астрель, 2011. — С. 129. ISBN 5-17-074725-2, ISBN 5-271-36485-3, ISBN 5-17-065224-2, ISBN 5-17-068435-9, ISBN 5-271-30029-5
  6. Цит. по: Мультатули П. В. Николай II: Дорога на Голгофу: Свидетельствуя о Христе до смерти… — М.: АСТ: Астрель, 2011. — С. 130. ISBN 5-17-074725-2, ISBN 5-271-36485-3, ISBN 5-17-065224-2, ISBN 5-17-068435-9, ISBN 5-271-30029-5
  7. Протокол допроса С. И. Гиббса, 1 июля 1919 // Соколов Н. А. Предварительное следствие 1919‒1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. — С. 108. ISBN 5-86-566-018-7
  8. Протокол допроса А. А. Теглевой, 5‒6 июля 1919 // Соколов Н. А. Предварительное следствие 1919‒1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. — С. 125. ISBN 5-86-566-018-7
  9. Протокол допроса Е. Н. Эрсберг, 6 июля 1919 // Соколов Н. А. Предварительное следствие 1919‒1922 гг.: [Сб. материалов] / Сост. Л. А. Лыкова. — М.: Студия ТРИТЭ; Рос. Архив, 1998. — С. 140. ISBN 5-86-566-018-7
  10. Жильяр П. Император Николай II и его семья
  11. Волков А. А. Около царской семьи. — М.: Анкор, 1993. — С. 78‒79. ISBN 5-85664-064-0-1
  12. Создатели фильма: Николай и Александра // КиноПоиск
  13. Фильм Николай и Александра (1971) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  14. Создатели фильма: Гибель Империи // КиноПоиск

См. также[править]