Парменид

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Parmenides.jpg

Парменид (греч. Παρμενίδης) из Элеи (Юж. Италия)[1] — древнегреческий философ, основоположник Элейской школы, учитель Зенона Элейского.

Биография[править]

По поводу времени жизни Парменида существуют значительные разногласия. Александрийский хронограф Аполлодор относит акме Парменида к 69-й Олимпиаде, то есть к 504‒501 гг. до н. э. Платон же рассказывает в диалоге «Парменид» о беседе 65-летнего Парменида с юным Сократом. О встрече Сократа с Парменидом он упоминает еще в двух своих диалогах: в «Теэтете» и «Кратиле», поэтому сам факт этой встречи (а состоялась она в связи с приездом Парменида и Зенона на Панафинейские торжества) вряд ли может вызывать сомнения. Дату рождения Сократа мы примерно знаем (470—469 гг. до н. э.). Если допустить, что в момент встречи Парменида и Сократа последнему было около 20 лет, то получится, что Парменид родился приблизительно в 515 г., то есть он был значительно моложе Ксенофана и Гераклита, но, бесспорно, старше Анаксагора и Эмпедокла.

По свидетельствам доксографов, Парменид сначала слушал Ксенофана, но потом стал учеником пифагорейца Амения, о котором, кроме этого факта, ничего неизвестно. Однако следы влияния пифагореизма в учении Парменида представляются бесспорными.

Парменид изложил свои взгляды в одном-единственном сочинении «О природе» (название позднейшее), написанном гекзаметрами, затрудняющим интерпретацию, предваряется мистико-аллегорическим вступлением и распадается на две части: «Путь истины» (ʼΑλήθεια) и «Путь мнения». Благодаря Симпликию до нас дошло целиком введение в поэму Парменида, включавшее 32 строки и значительные куски из первой части поэмы, посвящённой анализу понятия бытия.

«О природе»[править]

Введение начинается со сложной мифологической метафорики и заканчивается словами богини справедливости Дике (Δίκη), которая призывает «юношу» (Парменида) «.. узнать все: Как бестрепетное сердце совершенно-круглой Истины, Так и мнения смертных, в которых нет истинной достоверности».

В начале первой части поэмы ставится дилемма, имеющая глубочайшее значение, ибо на ней строится вся онтология Парменида: ЕСТЬ — НЕ ЕСТЬ. ЕСТЬ — это то, что не может не быть, то есть это бытие, сущее. НЕ ЕСТЬ — это то, что необходимо не может быть, то есть небытие, не-сущее. Мыслить можно только бытие, то есть то, что ЕСТЬ, ибо то, чего нет, никоим образом не может быть мыслимо (фр. 3). Эту мысль Парменид повторяет в несколько видоизмененной форме в 8-м фрагменте (34‒36): «Одно и то же — мышление и то, о чем мысль, Ибо без сущего, в котором она высказана. Тебе не застать мышления».

Категорически отвергнув второй путь исследования, допускающии возможность и мыслимость небытия, Парменид мимоходом обрушивается на «двухголовых» людей, «у кого „быть“ и „не быть“ считаются одним и тем же и не одним и тем же и для всего имеется обратный путь» (фр. 6). Этот полемический выпад, несомненно, направлен против Гераклита и его последователей.

Из всех дошедших до нас фрагментов Парменида наиболее значителен по объему 8-й фрагмент, содержащий 61 строку. В нем, по сути дела, изложена вся онтология Парменида.

В начале фрагмента Парменид повторяет то, о чем он уже заявил выше, а именно:

что мыслим только один путь разыскания истины — путь ЕСТЬ. Но даже это, казалось бы, малосодержательное утверждение («есть») дает возможность установить целый ряд отличительных признаков, присущих тому, что ЕСТЬ, то есть истинно сущему или бытию. Перечислив эти признаки (фр. 8, 3‒4), Парменид переходит к обоснованию каждого из них.

Вот эти признаки или свойства бытия:

  1. бытие не возникло;
  2. бытие не подвержено гибели;
  3. бытие целокупно (то есть не состоит из многих частей);
  4. бытие единородно, что надо понимать в смысле его единственности;
  5. бытие неподвижно (буквально «бездрожно»);
  6. бытие законченно или совершенно.

Далее Парменид переходит к доказательству этих свойств бытия. То, что бытие не возникло и не может погибнуть, непосредственно следует из невозможности небытия. Следовательно, бытие было либо всегда, либо никогда. Но последнее немыслимо по той же причине. Бытие не было ранее и не будет когда-либо позже, так как оно ЕСТЬ сейчас, все вместе, единое и непрерывное.

В дальнейшем Парменид не ограничивается логическими доводами, а прибегает к мифологическим образам. В строках 30‒31 говорится, что неодолимая Ананкэ держит бытие в оковах предела, который его объемлет, а далее (37‒38) утверждается, что Мойра приковала его, заставив быть целым и неподвижным. Все это, разумеется, только метафоры. А при обосновании последнего признака бытия — его законченности или совершенства — появляется новая метафора, уже не имеющая мифологического контекста. Поскольку у бытия есть крайняя граница (ведь Ананкэ держит его в пределах этой границы), оно завершено со всех сторон, будучи похоже на совершенно круглый шар. Отсюда некоторые исследователи заключили, что Парменид представлял себе Вселенную в виде круглого, абсолютно плотного и абсолютно однородного физического шара. В подобном прямом отождествлении бытия с круглым физическим телом сам Парменид нашёл бы целый ряд противоречий и несообразностей. Сравнение бытия с шаром — это не более чем метафора.

Вторая часть поэмы Парменида, посвященная «мнениям» смертных, дошла до нас в виде нескольких небольших фрагментов. Парменид полагал, что вещи, среди которых мы живём, иллюзорны, но люди высказывают по поводу этих иллюзий свои суждения, из которых ни одно не может претендовать на истинность, ибо все это только «мнения». И вот одно из таких мнений, которое представлялось Пармениду наиболее правдоподобным, излагается им в поэме.

Смертные, пишет Парменид, различают две формы. С одной стороны, это Свет, или небесный огонь, светлый, разреженный, всюду тождественный самому себе. С другой стороны, это непроницаемо темная Ночь, плотная и тяжелая. Эти две формы образуют наиболее правдоподобное мироустроение.

Дальнейшие детали космологии Парменида очень неясны. В наиболее существенном доксографическом свидетельстве на эту тему говорится, что космос окружен со всех сторон сферической оболочкой, под которой находятся какие-то «венцы», заключенные друг в друге, причем одни из них состоят из чистого Света, другие же — из смеси Света и Ночи.

Далее в этой части поэмы Парменид рассматривает небесные и атмосферные явления, высказывает соображения о природе чувственных восприятий, происхождении живых существ, различии полов и т. д. Но сколько-нибудь точная реконструкция его взглядов по всем этим вопросам представляется невозможной.[2]

См. также[править]

Ссылки[править]

  1. el:Παρμενίδης
  2. И. Д. Рожанский. Ранняя греческая философия. // Предисловие к книге «Фрагменты ранних греческих философов» Часть 1. — М.: Наука. 1989. 576 c. ISBN 5-02-008030-6