Природопользование коми народа

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Минерально-сырьевые ресурсы[править]

Из минерально-сырьевых ресурсов, которыми особенно богата территория Коми края, народом коми наиболее широко и издавна использовалась глина. Керамическая посуда традиционно занимала видное место в бытовой утвари, в то же время даже в начале ХХ в. гончарное производство у коми сохраняло характер домашнего ремесла с примитивной техникой жгутового налепа и обжигом в обычной русской печи. Большая часть глиняной посуды изготавливалась для собственного потребления; мастеров, использующих гончарный круг и обжиг в специальных печах-горнах, работающих по заказам и для рынка, в начале века на весь обширный Усть-Сысольский уезд было не более двух десятков. Широко использовалась глина и в печном деле, но и здесь почти каждый коми крестьянин изготавливал кирпичи сам для себя, без обжига. Первые два маленькие кустарные кирпичные заводы появились в Усть-Сысольском уезде лишь в конце ХIХ в., столько же их было тогда и во всём Печорском крае. Производительность каждого такого завода не превышала 30 000 штук кирпича в год. Наряду с кирпичными широкое распространение у коми имели и глинобитные печи. Кроме того, из обожжёной глины в массовом количестве, каждый сам для себя, изготавливались грузила для рыболовецких сетей различной формы: цилиндрические, яйцевидные, дисковидные и т.д.

Сверхдавние, уходящие в "каменную индустрию" мезолита и неолита традиции имеет обработка камня. Появление и массовое распространение изделий из металла, наличие доступного и легкообрабатываемого древесного сырья привели у народов лесо-таёжной зоны к постепенному снижению роли камня. В виде исключения у народов коми продолжали сохраняться в основном "архаизмы" - культурные явления пережиточного характера. К таким архаизмам относилось использование для помола муки каменных жерновов. Особенно распространены они были в неземледельческих районах ввиду слабого развития там мукомольной промышленности, поскольку преобладающая часть хлеба поступала извне, уже в виде муки. Так, например, во второй половине ХIХ в. у печорских коми каменные ручные жернова имелись практически в каждом доме. На реках Мезени и Вашке вплоть до недавнего времени рыбаки применяли грузила из камня, просверленные с помощью лучкового свёрла. Подростков специально посылали собирать подходящие для сверления камни-голыши. Такие же по типу грузила, по археологическим данным, издавна применялись на данной территории. Не менее древним типом грузил являлись у коми рыбаков завернутые в бересту камешки-гальки.

К регенерированным, т.е. уже изжитым, но восстановленным в новых условиях архаическим формам культуры, относилась добыча и обработка кремня. Вплоть до начала ХХ в. многие коми охотники продолжали охотиться с кремневыми ружьями, появление и распространение которых в конце ХVII - начале ХVIII в. и вызвало возврат к использованию уж исключённого к тому времени из применения сырья. Наиболее крупные месторождения качественного кремня находились на реке Ылыче (приток Печоры) и реке Ваполке (приток верхней Вычегды). Первое из них было широко известно среди промыслового населения верхней Печоры, а вапольский кремень употреблялся охотниками почти по всей Вычегде.

На территории Коми края непрерывающиеся традиции имела добыча брусяного камня для изготовления точил и оселков. Брусяной камень разрабатывался открытым способом в верхнем течении реки Выми и в бассейне верхней Вычегды (на р. Нем). Точильные бруски, изготовленные из этого камня, употреблялись местными жителями и частично поступали в другие районы. Богатейшие месторождения качественного брусяного камня на р. Печоре (Сопляское и Усть-Войское) считались с ХVII в. собственностью крестьян Усть-Немской, Печорской, Савиноборской и Щугорской волостей Усть-Сысольского уезда. Но уже с начала ХIХ в. крестьяне стали сдавать их в аренду. Арендаторы вносили договоренную сумму прямо в казначейство в счёт государственных податей крестьян данных волостей, а те обязывались выработать определённое количество брусяных изделий, которые должны были сдавать исключительно арендатору по твёрдым расценкам. Одновременно крестьяне лишались права добывать брус для себя, исключая право на строго лимитированное количество бракованной продукции. При таких условиях аренды печорские месторождения брусяного камня были включены в традиционное природопользование лишь номинально. В 1903 г. владельцы брусяных гор сделали попытку организовать добычу брусяного камня на собственные средства и своими силами, но начинание это не имело успеха.

На реке Ухте и реке Малица-ель (приток верхней Вычегды) местное население с давних пор организовало добычу и обработку доманика (пропитанного нефтью глинистого сланца). Плиты доманика с помощью ломов поднимали со дна во время самого большого мелководья, которое бывало обычно раз в 2-3 года. Тёмного цвета, мягкий в воде доманик на воздухе отвердевал. Для обделки плиты опять помещали в воду до размягчения, потом деревянными клиньями кололи на пластины, которые обстругивали обыкновенными столярными рубанками. Затем доманиковые пластины шлифовали точильным бруском и полировали пропитанной воском суконкой. После обработки эти пластины шли на изготовление покрытия полов в церквях, крышек столов, подоконников и различных мелких поделок. На р. Ижме столы с доманиковыми крышками встречались в селениях почти в каждой избе.

Другие минерально-сырьевые ресурсы в рамках традиционного природопользования народов коми использовались незначительно. Можно отметить добычу кустарным способом и в небольшом количестве верхнепечорскими охотниками свинца из шантымакого месторождения на р. Ылыч. Подобранные в береговой осыпи блестящие куски свинцовой руды промысловики нагревали в костре и отливали из вытопленного свинца стержни для изготовления пуль. На р. Помозе (приток Вычегды) местные жители добывали из горы на правом берегу реки алебастр, который использовался для штукатурки церкви и некоторых домов. В сысольских сёлах Ужга, Палауз и некоторых других для побелки внутренних стен домов использовалась белая глина, добываемая в прибрежных обнажениях. Качество побелки не уступало побелке меловым раствором.

На нижней Вычегде местные крестьяне добывали кустарным способом в окрестностях села Гам охристые краски, образовавшиеся при окислении железной руды. Ижемские оленеводы добывали охру в верховьях р. Ылыч из залежей на северном склоне горы Кожим-из. Они красили ею нарты и предметы домашнего обихода. На реках Ухте и Выми крестьяне собирали в лукошки из еловой коры всплывшую на поверхность воды нефть, так называемое горное масло. На Ухте за лето добывали до 12 пудов "горного масла". Использовали нефть преимущественно для внутрихозяйственных нужд: смазывания колёс у телег, освещения.

Богатое соляное месторождение на Выми было исключено из системы традиционного природопользования народа коми ещё в конце ХVI в. в связи с продажей его А.В. Строганову - представителю боковой линии династии известных в России промышленников. Нет никакого сомнения, что серёговские соляные ключи на Выми были хорошо известны местному населению задолго до того, как Строганов соорудил здесь солеварню. Впоследствии вода из серёговских соляных источников применялась вымскими жителями лишь для лечения: при застарелом ревматизме ванны из рассола считались наиболее действенным средством. Построенные же здесь соляные варницы принадлежали впоследствии различным частным владельцам и служили лишь средством эксплуатации окрестного населения. Аналогичная картина с разработкой соляных месторождений наблюдалась и в Верхнем Прикамье.

Точно так же обстояло дело с использованием местных железных руд бассейна р. Сысолы. Кустарная добыча железа коми населением прекратилась с установлением прочных торговых связей с центральными районами Русского государства, откуда стали поступать железные орудия в обмен на пушнину. Во второй половине 50-х гг. ХVIII в. на Сысоле было основано три горно-металлических завода. Они возникли как посессионные предприятия на основе русского купеческого капитала и в значительной мере основывались на подневольном труде. Создание этих заводов изъяло из пользования окрестного населения более 123 тыс. десятин земли (в основном леса, а также пашни и сенокосы), отведённых правительством частным владельцам заводов.

В условиях частной капиталистической собственности на средства производства интенсификация использования минерально-сырьевых ресурсов в рамках традиционного природопользования была попросту невозможна. Кустарная или полукустарная разработка полезных ископаемых была малоэффективна, а начало промышленной добычи и обработки на основе личного капитала владельца предприятия изымало данные ресурсы из сферы народного пользования.

Растительность[править]

Огромные лесные массивы до настоящего времени представляют одно из основных природных богатств территории исконного проживания народа коми. В то же время, обладая большой потенциальной базой для качественного роста, использование естественных растительных ресурсов в традиционном хозяйстве народа коми практически не выходило из рамок внутрихозяйственного потребления. Правда, к началу ХХ в. наметилась тенденция превращения ряда домашних промыслов, связанных с обработкой дерева, в мелкотоварное ремесло с изготовлением большей части продукции по заказу или на продажу, но это явление ещё не имело массового характера. То же самое относится к кустарному производству смолы и дёгтя. Зарождение во второй половине ХIХ в. на территории Коми края капиталистической лесной промышленности, хищническая заготовка сырья для лесопильных заводов, находившихся за пределами края, путём найма сезонных рабочих лишь усугубляло кризис традиционного крестьянского хозяйства.

Из прочих естественных растительных ресурсов у коми, как и у всех других народов лесотаёжной зоны, издавна и повсеместно использовались "дары леса". Преимущественно это были различные грибы и ягоды, которые традиционно в той или иной мере входили в рацион питания. С развитием товарно-денежных отношений в некоторых местах Коми края бруснику и чернику стали запасать не только для себя, но и на продажу. Так, в селе Пожег и деревне Габсинской на р. Вычегде в начале ХХ в. продавали до 10 пудов брусники на хозяйство, а в д. Черныш Ношульской волости (Прилузье) брусничный промысел имел главенствующее значение среди всех внеземледельческих хозяйственных занятий. На верхней Печоре товарное значение имел и сбор кедровых орехов. Во второй половине ХIХ в. чердынские торговцы ежегодно вывозили их от 500 до 3 000 пудов.

В народной медицине коми широко применялись лекарственные травы. Из трав получали естественные красители. Так, например, изделия из овечьей шерсти окрашивали в красный цвет в отваре порошка из корня подмаренника северного. Для окраски в жёлтый цвет собирали мох-зеленец, высушивали его и толкли в порошок. Затем добавляли небольшое количество муки и берёзового листа, засыпали смесь в воду и, дав ей пробродить, опускали изделия для окраски. Бородатый лишайник, растущий на древесных стволах, использовался для получения оранжевого цвета, а ползучий мох-плаун - синего. Из отвара щавеля, собранного во время цветения, получали чёрную окраску. Порошок из листьев и лиственных стебельков толокнянки применялся для дубления кожи. В середине ХIХ в. из Коми края по реке Северной Кельтме и Екатерининскому каналу в Пермскую губернию ежегодно отправлялось один-два каюка с толокнянкой, обратным рейсом они привозили соль.

Немаловажное значение у коми имело использование естественных растительных ресурсов в качестве пищевых и кормовых суррогатов. В весенний период употреблялись в пищу сосновый камбий (ли), борщевик (азьгум к-з., пикан к-п.), молодые побеги полевого хвоща (куз). В начале июля печорские коми сочные стебли борщевика собирали и запасали, заквашивая, впрок. Потом в течение года квашеный азьгум заменял у них капусту и другие овощи при ежедневном питании. Из полевого хвоща делали начинку для пирогов (куз пирог). Дети весной ели мужские соцветия ели (коля оз), стебли дягиля, мышиный горошек, дикую морковь, внутренние части стеблей лопуха и др. В неурожайные годы повсеместно употреблялись хлебные суррогаты - в основном из древесной коры, преимущественно пихты (кач). Для приготовления муки с пихтовых деревьев (предпочтительно молодых) снимали кору, соскабливали с неё верхнюю сероватую кожицу, высушивали, а затем толкли её в ступе или мололи на ручных жерновах. Из просеянной сквозь решето и разведённой сырой водой пихтовой муки делали пресное тесто и пекли из него лепёшки. Иногда пихтовую муку добавляли в ячневое кислое тесто просто для экономии мучных запасов, а не из-за жёсткой нужды. В Петербурге в коллекциях Музея антропологии и этнографии РАН хранятся образцы хлебных суррогатов, привезённые из Коми края: хлеб из болотного мха, хлеб из пихтовой коры, хлеб из муки с примесью толчёных рябиновых листьев, хлеб с примесью соломенной муки; хлеб из муки, приготовленной из мочёной сосновой коры; хлеб праздничный из муки, сделанной из рябиновых и черёмуховых листьев наполовину со ржаной. Добавляли также в хлеб рябиновую кору, листья малины и липы, семена дикой горчицы, борщевик. Язьвинские коми-пермяки использовали для этой цели клевер и толчёную лебеду. Неслучайно у коми появились безрадостные пословицы: Господалцн чай да сакар, а миян, крестьянаыдлцн, вомтц чцскцдны: коля оз, кокушка да ли "У господ - чай с сахаром, а у нас, крестьян, лакомства: северюха (соцветие ели), соцветие сосны да кадмий сосны" или Няньтцм воц кач вылц рад "В бесхлебный год и пихтовой коре рад". В качестве кормовых суррогатов при нехватке сена коми крестьяне широко использовали белый исландский мох (ягель), который парили в бочках и, добавив немного муки и соли, давали скоту. В Удорском крае в конце ХIХ в. заготовлялось и скармливалось скоту ежегодно не менее 20 000 пудов ягеля.