Фридрих фон Пурталес

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Пурталес, Фридрих фон»)
Перейти к: навигация, поиск
Фридрих фон Пурталес
Friedrich von Pourtalès
Fridrih fon Purtales.jpg
Род деятельности: дипломат
Дата рождения: 24 октября 1853
Место рождения: Оберхофен, кантон Аргау, Швейцария
Дата смерти: 3 мая 1928
Место смерти: Бад-Наухайм, Гессен, Германия
УДК 92

Граф Фри́дрих фон Пуртале́с (нем. Friedrich von Pourtalès; 24 октября 1853, Оберхофен, кантон Аргау, Швейцария — 3 мая 1928, Бад-Наухайм, Гессен, Германия) — германский дипломат, посол Германии в России в 19071914 годах, предшествовавших Первой мировой войне.

Биография[править]

19 октября 1908 года посетил российского министра иностранных дел А. П. Извольского, которому объяснил мотивы германской политики, припомнив русско-японскую войну, когда Германия, по его словам, единственная из всех европейских государств, подвергая себя опасности осложнения отношений с Японией, поддержала Россию в этой войне, однако вместо благодарности Россия примкнула к двойственному соглашению Франции и Англии, всё более явно становясь на сторону группы держав, враждебных Германии.[1]

Вечером 28 ноября 1908 года в беседе с Извольским подчеркнул, что «ввиду совершившейся в Европе новой группировки держав, составивших вокруг Германии как бы кольцо враждебных элементов, германское правительство должно ещё сильнее сомкнуться с Австро-Венгрией, и этим объясняется та безусловная поддержка, которую берлинский кабинет оказывает политике барона Эренталя. Если бы оказалось, что сближение России с Англией превратилось во враждебный Германии союз, это могло бы иметь самые опасные последствия для сохранения мира». Считал, что главная опасность сохранению мира исходила не от агрессивных замыслов Австро-Венгрии, в которые он не верил, а исключительно от интриг Англии, которая, по имевшимся в Берлине достоверным сведениям, желала лишь одного — спутать карты, вызвать европейскую войну и воспользоваться ради достижения собственных целей ослаблением тех держав, которые будут в этой войне участвовать. Деятельность британской дипломатии в Константинополе, Белграде и Цетинье объяснял стремлением раздуть конфликт с Австро-Венгрией.[2]

Обосновывая необходимость поддержки Берлином Австро-Венгрии, 9 декабря 1908 года писал рейхсканцлеру Б. фон Бюлову, что если двуединая монархия, а вместе с ней и Германия будут поставлены «на колени» созданной Англией Антантой, то Германия и Австрия окажутся в Европе в униженном положении, из которого не будет «в конце концов больше никакого спасения, кроме войны».[3]

21 марта 1909 года поставил вопрос ребром: признаёт ли Россия «ликвидацию XXV статьи Берлинского трактата вследствие аннексии Боснии и Герцеговины Австро-Венгрией».[4]

Вечером 11 (24) июля 1914 года на свидании с новым российским министром иностранных дел С. Д. Сазоновым предлагал локализовать австро-сербский конфликт, оставив Сербию один на один с противником. Во время второго из состоявшихся 16 (29) июля визитов к Сазонову зачитал ему телеграмму Т. фон Бетман-Гольвега, где говорилось, что, если Россия будет продолжать военные приготовления, Германия сочтёт себя вынужденной мобилизоваться и перейти от слов к действиям. Во время нового визита к Сазонову в ночь с 16 (29) на 17 (30) июля спросил, согласится ли Россия удовлетвориться обещанием Вены не нарушать территориальной целости Сербии при сохранении прочих требований к ней.[5]

Утром 19 июля (1 августа) 1914 года спросил Сазонова, согласна ли Россия отказаться от мобилизации. Получив отрицательный ответ, волнуясь, вынул из кармана какую-то бумагу и ещё дважды задал тот же вопрос. Получив в очередной раз отрицательный ответ, передал российскому министру ноту с объявлением войны.[6]

Интересные факты[править]

Русско-прусские отношения умерли раз и навсегда! Мы стали врагами![7]

  • Министр финансов П. Л. Барк, уверенный в том, что организаторы массовых забастовок в России накануне Первой мировой войны получили немецкие деньги, утверждал в своих воспоминаниях о большом интересе Пурталеса к этим стачкам.[8]
  • 22 июля (4 августа) 1914 года, во время разгрома манифестантами германского посольства на Исаакиевской площади, в какой-то момент в спальне Пурталеса начался пожар, и вскоре огонь охватил всё здание.[9]
  • В дневнике публициста Т. Вольфа есть запись от 8 января 1915 года о беседе с Пурталесом, который категорически отрицал, будто Россия уже с начала 1914 года проводила мобилизацию. Пурталес заявил, что «русские не планировали начинать войну», что войны хотела «военная партия», в которую он включал министра внутренних дел Н. А. Маклакова, «чёрную сотню», некоторых журналистов из «Нового времени».[10]

Примечания[править]

  1. Лунева Ю. В. Боснийский кризис 1908—1909 годов: провал тайной сделки Извольского и Эренталя // Новая и новейшая история. — 2009. — № 2. — С. 62.
  2. Лунева Ю. В. Боснийский кризис 1908—1909 годов: провал тайной сделки Извольского и Эренталя // Новая и новейшая история. — 2009. — № 2. — С. 63.
  3. Туполев Б. М. Происхождение первой мировой войны: [Окончание] // Новая и новейшая история. — 2002. — № 5. — С. 31.
  4. Лунева Ю. В. Боснийский кризис 1908—1909 годов: провал тайной сделки Извольского и Эренталя // Новая и новейшая история. — 2009. — № 2. — С. 66.
  5. Игнатьев А. В. Сергей Дмитриевич Сазонов // Вопросы истории. — 1996. — № 9. — С. 35, 36, 37.
  6. Вишняков Я. В. Сербия в начале Первой мировой войны: 1914—1915 годы // Новая и новейшая история. — 2013. — № 2. — С. 55.
  7. Цит. по: Туполев Б. М. Происхождение первой мировой войны: [Окончание] // Новая и новейшая история. — 2002. — № 5. — С. 48.
  8. Гайда Ф. А. Политическая обстановка в России накануне Первой мировой войны в оценке государственных деятелей и лидеров партий // Российская история. — 2011. — № 6. — С. 132.
  9. Архипов И. Патриотизм в период кризиса 1914—1917 годов // Звезда. — 2009. — № 9.
  10. Гостенков А. В. Интересный источник по истории первой мировой войны // Вопросы истории. — 1989. — № 2. — С. 164.