Claire de Lune:Расследование Цареубийства: генерал Дитерихс и следователь Соколов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Claire de Lune:Чёрная месса революции

Данная статья является продолжением темы: Чёрная месса революции

Начало: Расследование Цареубийства: первые мероприятия

Расследование Цареубийства: генерал Дитерихс и следователь Соколов[править]

17 января 1919 года Верховный правитель России А.В. Колчак приказал главнокомандующему своего Западного фронта генерал-лейтенанту Михаилу Константиновичу Дитерихсу взять в свои руки руководство расследованием убийства Государя Николая II, его Семьи и других членов Дома Романовых. 26 января генерал получил материалы расследования, а 2 февраля уже докладывал Колчаку о плане своих действий.

Следует сказать сразу — выбор адмирала был серьезно обоснован. Если Колчак искал кандидатом на это место деятеля высокоодаренного, талантливого, с безупречной репутацией, то он, безусловно, нашел именно такого человека. Генерал считал, что «...планомерное, заранее обдуманное и подготовленное истребление членов Дома Романовых" было задумано и осуществлено "...изуверами израильского племени большевистского режима».

Исследователь Л. Сонин (пытавшийся во что бы то ни стало доказать версию "спасения" Царской Семьи) обвинил генерала в том, что этот "антисемит" попросту стремился переложить ответственность за гибель Государя и его Семьи с себя (как причастного к Февральскому перевороту, свержению и аресту Государя) на некие "внешние" и даже "надмирные" силы, перед которыми оказался бессилен христианский русский народ. Но если бы это было так - тогда генералу был бы "полный профит" схватиться за версию Кирста - тем более, что его попросту вынуждали к этому, давили всячески, а вот отстаивать "антисемитскую" версию, прекрасно зная о связи масонских кругов Запада с мировой еврейской олигархией, зная, как давят эти круги на лидеров Белого Движения, требуя демократических лозунгов и непременной "борьбы с погромами" - было крайне опасно.

Но генерал оказался твёрд в своём намерении докапаться раскрыть правду о цареубийстве.

Примерно около недели ушло у Дитерихса на детальное ознакомление с материалами Наметкина и Сергеева. Генерал совершенно справедливо отмечает:

«...неудача остановила его (Сергеева. — Прим. автора) деятельность в плоскости установления факта — было ли совершено убийство в действительности или нет? Август, сентябрь, октябрь, ноябрь — следственное производство стоит перед этим вопросом...»

Дитерихс доложил свою точку зрения адмирала Колчаку, когда 2 февраля подал ему доклад о ходе расследования. Прочитав доклад, адмирал также посчитал, что расследование зашло в тупик (ещё бы - предыдущее следствие занималось откровенным уводом дела в сторону и попусту тратило время), и повелел начать его сначала. Выбор пал на чиновника прокуратуры Николая Алексеевича Соколова. Уже 5 февраля 1919 года Дитерихс вместе с министром юстиции приводят его к Колчаку. 6 февраля Колчак подписывает приказ о назначении Соколова, и 7 февраля тот его уже получает.

Николай Алексеевич Соколов родился 21 мая 1882 года в захолустном городе Мокшане в потомственной купеческой семье. Женился на дочери купца Марии Степановне Никулиной. Курс юридических наук прошел в Харьковском университете. После окончания университета в 1904 году начал службу в Пензенском окружном суде. После трех обязательных лет кандидатства был назначен судебным следователем Краснослободского участка родного Мокшанского уезда. В профессии проявил себя с самой лучшей стороны и уже в 1911 году получил назначение следователем по важнейшим делам Пензенского окружного суда. И в чинах шёл достаточно споро. В 1914 году он уже получил звание надворного советника (подполковника по военной табели).

Пользовался Соколов уважением и среди коллег. Его избрание председателем союза судебных следователей Пензенского окружного суда служит этому прекрасным доказательством.

Резолюции Соколов не принял. Но если, скрепя сердце, остался служить при Временном правительстве, хотя и называл Керенского "Ааронкой" (существует версия еврейского происхождения Керенского), то с большевиками сотрудничать не захотел. 10 декабря 1917 года следователь по важнейшим делам Н.А. Соколов подает прошение по инстанции:

«Имею честь просить суд освободить меня от исполнения обязанностей службы, ввиду моей болезни, совершенно лишившей меня в настоящий момент возможности производить предварительное следствие».

Но хотя Соколов действительно был человеком со слабым здоровьем, в данном случае здоровье — только повод отстраниться от сотрудничества с новой властью.

Со временем отторжение Соколовым большевистского режима приняло более активные формы. Об этом в архивах сохранилось интересное свидетельство — документ на ответственном ведомственном бланке, отправленном в свое время в министерство юстиции Сибирского правительства.

«Начальник штаба Верховного Главнокомандующего всеми сухопутными и морскими Вооруженными силами России

г. Уфа, сентябрь 1918г.
Милостивый государь!
Предъявитель сего — судебный следователь по важнейшим делам в округе Пензенского суда Н.А. Соколов.
Господин Соколов с давнего времени мне известен как лично, так и по своей служебно-обшественной деятельности. По своей специальности он проводил многие сложные дела, возбудившие общественный интерес, и пользовался репутацией опытного следователя.
Будучи Председателем Союза Судебных следователей Пензенского окружного суда, г. Соколов, со времени большевистского переворота, терпел всякие притеснения от Советской власти за его решительный отказ служить в судейских большевистских коллегиях и за моральное в этом направлении воздействие на своих товарищей.
Соколов входил в состав возникших в Пензе как узловом пункте военно-общественных организаций, имевших целью возрождение родины, руководимых мною лично, и деятельно помогал установлению связи, отправлению офицерских кадров и т.п. Благодаря прекрасному знанию им мест, прилегающих к фронту, он давал нужные маршруты, служа иногда лично проводником курьеров с ответственными поручениями.
В последнее время пребывание его на территории Советской власти стало положительно невозможным, и он почти одновременно со мною прорвался через фронт, пройдя расстояние от Пензы до Сызрани пешком под видом нищего.
Ввиду изложенного, я считаю себя морально обязанным просить Вас, г. министр, оказать г. Соколову всяческое содействие с Вашей стороны к получению им надлежащего места по судебному ведомству.

Примите уверение в совершенной почтительности и преданности.
Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал-лейтенант

С. Розанов». (ЦГАОРЮ, ф.4369, от 4, д. 752)

Ходатайство генерал-лейтенанта сопровождало личное прошение о зачислении на должность, которое Соколов подал в октябре 1918 года тому же министру. Столь убедительной просьбе быстро вняли, и уже 19 октября Соколов зачисляется на должность товарища прокурора Иркутского окружного суда.

Соколов включился в работу следствия и нашёл очень много того, чтобыло пропущено его предшественниками.

«ПРОТОКОЛ ОСМОТРА ВЕЩЕСТВЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
1919 года марта 25 дня судебный Следователь по особо важным делам при Омском окружном суде в г. Екатеринбурге, в порядке 315—324 ст.ст. уст. угол, суд., во исполнение постановления своего от 24 сего марта, производил осмотр предметов, описанных членом суда Сергеевым в протоколе его от 5 сентября 1918 года.
По осмотру найдено следующее:
1. Лист белой бумаги с бланком:
Российская Федеративная Республика Советов. Уральский Областной Совет Рабочих, Крестьянских и Армейских Депутатов. Президиум.

Этот лист бумаги по внешнему ее виду, по размерам и по виду бланка совершенно тождественен с образцами бланков, описанными в пункте 11 протокола 9 сего марта.
На этом листе бумаги черным карандашом от руки внесен текст, в который затем внесены изменения и поправки черными и красными чернилами.

Первоначальный текст, не имевший поправок, был таков:
"Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала и ввиду того, что коронованному палачу удастся избежать народного суда (раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя), Президиум Ур. Обл. Сов. Раб. Кр. и Кр. Арм. Депутатов Урала, исполняя волю революции, постановил расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом.
В ночь с 16 на 17 июля приговор этот приведен в исполнение.
Семья Романова, содержавшаяся вместе с ним под стражей, эвакуирована из города Екатеринбурга в интересах обеспечения общественного спокойствия. Президиум Областного Совета Раб. Кр. и Кр. Арм. Депутатов Урала".

В этот текст черным карандашом, черными и красными чернилами внесены следующие поправки, благодаря которым текст принял следующий вид: в первом предложении после слова «Урала» наверху черным карандашом приписано к тексту слово «Екатеринбургу», так что первое предложение получило следующий вид:
«Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала Екатеринбургу».

Союз «и», соединивший это только что написанное предложение со следующими, зачеркнут черными чернилами; в этом же втором предложении между словами: «ввиду...... того» наверху черным карандашом приписано слово «возможности», так что второе предложение приняло следующий вид: «ввиду возможности того, что коронованному палачу» и т.д.

В конце фразы: «раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя» после слова «царя» наверху черным карандашом приписаны следующие слова: «и его семьи», так что эта фраза приняла следующий вид: «раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя и его семьи».

Первоначально эта фраза в тексте была поставлена, как пояснительное предложение, в скобки, как это и указано выше. Но затем в том месте текста, где стояла первая скобка, наверху строк черными чернилами написано было слово «скобка». Там, где стояла вторая скобка, наверху также черными чернилами было написано такое же слово: «скобка», но затем это слово зачеркнуто и вместо него написано слово «точка», каковая надпись сделана также черными чернилами. В следующей после этого фразе «Президиум Ур. Обл. Сов. Раб. Кр. и Кр. Арм. Депутатов Урала» слова «Обл. Сов. Раб. Кр-н. Кр. Арм. Депутатов Урала» зачеркнуты черными чернилами и заменены написанным над ними словом «Облсовета».

Далее в предложении: «виновного в бесчисленных кровавых насилиях над русским народом» черными чернилами зачеркнут предлог «в», так что предложение приняло следующий вид: «виновного бесчисленных кровавых насилиях над русским народом».

Далее в предложении «В ночь с 16 на 17 июля приговор этот приведен в исполнение» зачеркнет предлог «с». Но, кроме того, при изучении текста этого предложения замечается еше следующее. Первоначально, видимо, в обеих этих двузначных цифрах «16» и «17» черным карандашом были написаны только одни «1», (занимаюшие в этих двузначных числах места десятков): цифры же «6» и «7», видимо, не были написаны совсем: по крайней мере, они не замечаются ни простым глазом, ни через лупу. Для них человек, писавший текст черным карандашом, оставил в тексте пустое место. Затем эти пустые места были заполнены написанием цифр «6» и «7», но эти цифры написаны уже не карандашом, а красными чернилами, коими также обведены и изображения единиц в обоих числах по карандашному тексту. После этого эти цифры «16» и «17» были зачеркнуты черными чернилами и вместо них наверху написаны слова «шестнадцатого», «семнадцатое».

После таких исправлений предложение приняло следующий вид:
«В ночь шестнадцатого на семнадцатое июля приговор этот приведен в исполнение».

Далее, предложение: «Семья Романова, содержавшаяся вместе с ним под стражей, эвакуирована из города Екатеринбурга» и т.д. содержит следующие изменения: зачеркнут предлог «с», зачеркнуты слова: «под стражей», «из города», так что текст принял следующий вид:
«Семья Романовых, содержавшаяся вместе ним, эвакуирована из Екатеринбурга» и т.д.

Эти изменения (зачеркнуто «с», «под стражей», «из Екатеринбурга») все сделаны чернилами черного цвета.

В подписи «Президиум Областного Совета Раб. Кр. Красно-ар. Деп. Урала» зачеркнуты все слова, идущие за словом «Президиум», чернилами черного цвета и вместо этих слов написано одно слово: «Облосовета», каковая надпись сделана также чернилами черного цвета.

Все эти поправки сделаны, видимо, одним лицом, коим писан и первоначальный карандашный текст.

Таким образом, документ этот в окончательном виде имеет следующее содержание:
«Федеративная Российская Республика Советов. Уральский Областной Совет Крестьянских и Рабочих, Армейских Депутатов Президиум.
Ввиду приближения контрреволюционных банд к красной столице Урала Екатеринбургу ввиду возможности того, что коронованному палачу удастся избежать народного суда скобка раскрыт заговор белогвардейцев с целью похищения бывшего царя и его семьи точка Президиум Ур Облосовета. исполняя волю революции, постановил расстрелять бывшего царя Николая Романова, виновного бесчисленных кровавых насилиях над русским народом.
В ночь шестнадцатого на семнадцатое июля приговор этот приведен в исполнение.
Семья Романова, содержавшаяся вместе с ним, эвакуирована Екатеринбурга в интересах обеспечения общественного спокойствия.
Президиум Облосовета».

Таким образом, изучение этого документа дает возможность допустить в настоящий момент следующие предположения:
а) документ является, видимо, черновиком телеграммы, на что указывают видимые попытки сократить текст, выкинув из него союзы, предлоги и сокращения с целью замены нескольких слов одним;
б) к этому выводу приводит также и содержание газеты «Уральский Рабочий», описанной членом суда Сергеевым в протоколе от 4 февраля сего года, так как выдержки из доклада Свердлова, помещённые в этой газете, содержат не только те же самые мысли, но и те же самые выражения, что и в описанном документе;
в) написание в цифрах «16» и «17» первоначально лишь одних единиц (1), если это действительно имело место, дает основание полагать, что автор документа или не знал даты смерти Государя, или этот документ предшествовал его смерти;
г) он пытается разделить судьбу Государя и его семьи и заведомо ложно скрывает от общества факт нахождения последней под стражей, выкинув из текста телеграммы надлежащее место...»


Итак, из этого документа следует, что план убийства был известен организаторам преступления заранее, а дата убийства до самого последнего момента ими скрывалась: человек, который составлял текст телеграммы, получил точную дату убийства непосредственно в самый его канун, хотя о том, что преступление произойдёт до 20 июля, ему уже было известно.


Продолжение темы: Строка из Гейне, цифры и каббалистическая надпись